Цитата дня

ЕВГЕНИЙ СЕЛЕЗНЕВ

Дал интервью клубной пресс-службе, и теперь полгода не буду разговаривать с журналистами. Благодарю президента "Миная" и весь тренерский штаб за то, что поверили в меня

Главная / Интервью / Сергей Симоненко: "Я долго искал варианты продолжения карьеры, но круг сужался, сужался и сузился до нуля"
05.02.2016, 13:45
В начале недели стало известно, что 35-летний экс-игрок сборной Украины Сергей Симоненко объявил об окончании своей карьеры. Обозреватель «СЭ» разыскал Симоненко, чтобы расспросить о причинах такого решения и пройтись по основным вехам его долгой и насыщенной воспоминаниями карьеры.
 
- Вернемся в ноябрь 2013-го, когда вы покинули «Севастополь» в ранге свободного агента. Задолженности перед вами сохранились?
 
- Нет, со мной рассчитались, мы пожали друг другу руки, и расстались без обоюдных претензий. 
 
- В то время вы говорили, что не понимаете, почему было принято такое решение.
 
- Мне сказали, что это было осколочное явление. 
 
- То есть?
 
- Целились по другим объектам, а меня задело осколком. Причина этой охоты? Один человек, который мутил в команде воду. Фамилии его называть не хочу. Он хотел в этом клубе власти. Власть сейчас есть, а вот команда должного уровня, по сути, исчезла.
 
- После Крыма вы отправились в Азию. На Казахстаны и Узбекистаны футболисты вашего опыта и класса соглашаются в том случае, если не получают достойных предложений от клубов УПЛ. 
 
- Все так и было. Мне позвонил агент и предложил поехать в Узбекистан. Я согласился, потому что в Украине назревало то, что мы имеем в футболе на сегодняшний день. Стоящих вариантов было мало, а играть хотелось. Плюс -  «Бунедкор» выиграл первенство своей страны и готовился к Азиатской Лиге чемпионов.
 
- Оправдывал ли поначалу ваши ожидания «Бунедкор», позиционирующий себя, как клуб с довольно мощной инфраструктурой и серьезными амбициями?
 
- После «Арсенала» мне бояться было нечего. Но, если честно, в сравнении с Севастополем я почувствовал огромную разницу. И она была не в пользу «Бунедкора».
 
- Что, серьезно? 
 
- В Крыму был очень серьезно налажен системный подход к тренировочному процессу, сильно работали структуры, которые организовывают работу футболистов. В Ташкенте этого не было. Плюсы - великолепная база, отличный стадион, множество тренировочных полей - в том числе с искусственным покрытием, современные тренажеры в фитнес-зале, бассейн, ухоженная территория. В общем все было бы замечательно, если бы не одно но…
 
В клубе не хватало специалистов - тренеров, менеджеров, руководителей высшего звена, которые бы развивали и приумножали, то что появилось в «Бунедкоре» благодаря фанатизму экс-президента клуба Исока Акабарова. Это он пригласил в команду Ривалдо и Луиса Фелипе Сколари в качестве тренера. Сами понимаете, люди такого калибра просто так в Узбекистан бы не приехали. 
 
- Впоследствии у Акбарова начались проблемы с руководителями республики?
 
- Да, команду у него отобрали, а самого президента посадили под домашний арест. Всех подробностей я, конечно, не знаю, но команда перешла под руководство государственных структур и, естественно, бюджет резко сократился. Финансировался клуб по остаточному принципу: причем, экономили на селекции, разъездах и даже медикаментах. 
 
- Ну, хоть кормили в Узбекистане сытно?
 
- Уровень питания мне не подошел. Нет, местные ребята, может, были довольны, но, извините, когда перед игрой тебе дают картошку фри с гамбургерами - то, что категорически запрещено есть накануне физических нагрузок, это вызывает вопросы. Я просил поваров готовить мне спагетти и отварную рыбу: в первое время на кухню даже покупали сыр, чтобы посыпать макароны, но потом сказали, что на все это уходит слишком много средств. 
 
Единственное блюдо, которое я всегда ел с радостью - местный плов. Действительно вкуснейшая штука, которой вечером за день до игры по традиции потчуют все местные команды. По свежему бараньему плову с казы - традиционной колбасой из конины, скучаю до сих пор. Пользуясь случаем, передаю привет бывшему одноклубнику Александру Пищуру. Пусть теперь поест его за меня.  
 
- У нас обычно говорят: «Желаю творческих узбеков». Это, конечно, каламбур, но все же интересно: какими были узбеки, ставшие вашими партнерами? В чем особенности их менталитета?
 
- Люди постарше вполне европеизированы. С ними у меня было нормальное приятное общение. С молодыми, впрочем, тоже особых проблем не возникало, просто они, скажем так, иногда крепко удивляли. 
 
- Например?
 
- Поехали на первый сбор. Едем в автобусе на тренировку, слышу: местная молодежь всерьез выясняет - поедет ли на сочинскую Олимпиаду… знаменитый ямайский бегун Усейн Болт. Услышав эти дебаты, я сначала не мог поверить своим ушам, а потом очень долго смеялся. 
 
- Что можно сказать об уровне тамошнего чемпионата? У нас как-то принято считать, что если ты скитаешься по всяким там «…станам», в сборной тебе уж точно не месте.
 
- Мне кажется, неправильно было бы недооценивать уровень этих чемпионатов. Не буду утверждать, что первенство Казахстана такое уж сильное, но команды первой тройки выглядят очень прилично. А в том же Казахстане, как мне кажется, есть клубы и посильнее. Команды из этой страны неплохо выступают в Лиге Европы, и туда едут далеко не худшие футболисты. Может, у нас кому-то просто лень следить за турнирами такого ранга и тем более, смотреть на них вживую?..
 
- Победа в Кубке Узбекистана стала вашим первым трофеем в карьере. Что чувствовали, сжимая в руках эту немаленькую чашу?
 
- Я ее сжимал так крепко, что сразу оторвал ручку. В итоге Кубок чуть не разбился - хорошо проявил реакцию, успев поймать его буквально на лету. В общем, повеселил компанию. Если серьезно, было очень приятно: только приехал в новый клуб - сразу что-то выиграли. Но я чувствовал, что все так и будет: тому же Пищуру по прибытию в Ташкент сразу сказал - выиграем мы этот Кубок по любому. Поначалу все, вообще, было замечательно.
 
- Какие впечатления произвела Азиатская лига чемпионов, где вы сыграли семь матчей и даже отличились забитым мячом?
 
- Мне было очень интересно: фактически погрузился побывал в Саудовской Аравии, в Иране, где люди безумно фанатеют от футбола. Уровень команд в этом турнире примерно соответствовал третьим-четвертым местам в групповом этапе Лиги Европы. Некоторые клубы очень хорошо обучены тактически и технически… Ну а гол я забил в решающем матче группового турнира чемпиону Катара «Аль-Джаишу» - той самой команде, которая едва не подписала Хави из «Барселоны». Мы подавали угловой, кто-то из партнеров пробил, вратарь катарцев отбил мяч перед собой, а я оказался в нужное время в нужном месте. Исключительно за счет победы в этом матче мы опередили «Аль-Джаиш» по количеству забитых мячей и вышли в 1/8 финала. 
 
- Можно ли сказать, что ваше пребывание в «Бунедкоре» можно разделить на две примерно равные части - до и после Мирджалола Касымова?
 
- Совершенно верно. Касымов - человек футбольный, все знает, понимает все нюансы местного футбола, прекрасный педагог, хороший мотиватор. Обстановка в команде при нем была просто отличная, выступали вроде бы неплохо, но у руководителей - свое видение. И Мирджалолу Кушаковичу поставили ультиматум: либо клуб, либо сборная и направили на верное кому-то решение. 
 
- После этого команду возглавил Сергей Лущан, долгие годы выступавший в чемпионате России…
 
- До того, как стать главным, Лущан возглавлял команду U-19 академии «Бунедкора», которая занимала в турнирной таблице предпоследнее место, что при созданных условиях было катастрофой. Затем работал наставником молодежной сборной Узбекистана. Поначалу новый тренер сказал мне, что все нормально, претензий нет, работай, тренируйся, доказывай. Потом точка зрения изменилась: «У меня будут игроки уровня сборной - ищи новую команду». Причины озвучены не были. Я ответил: «Дайте шанс, вы меня не видели в игре. По тренировкам претензий нет, позвольте выйти в официальном матче - укажете ошибки, отметите компоненты, в которых я проигрываю конкурентам». Лущан пообещал, что шанс будет, и вскоре я… перестал стабильно попадать в заявку на игры. Ну а когда на место центрального защитника привезли серба Ивана Милошевича, который когда-то играл за «Карпаты», стало ясно, что никакого шанса у меня уже не будет. 
 
- Как объяснить то, что в таком, якобы, солидном клубе вам не платили зарплату в течение почти полугода, и есть ли шансы получить причитающееся законным путем?
 
- В данный момент организация находится на балансе каких-то нефтяных или газовых компаний, отсюда и задержки. Нам постоянно повторяли: «Всё будет, всё будет…». Но не уточняли, когда именно. Долги начали накапливаться еще в середине года, и только после моего письма в клуб с просьбой погасить задолженность, мне компенсировали зарплату за три месяца. На данный момент долг «Бунедкора» составляет полную сумму фигурировавших в контракте подъемных и пятимесячной зарплаты. В данный момент мы с юристами добиваемся справедливости в высших инстанциях.
 
- Как был принято решение об окончании карьеры? Сложно поверить, что в один день вы проснулись и подумали: ну, всё. Видимо, оно зрело в течение более длительного времени?
 
- Мне до сих пор не верится, что я закончил. Кажется, что отпуск слегка затянулся, все это только сон. Но потом открываешь глаза и понимаешь: всё, финита. Я долго искал варианты продолжения карьеры, но, к сожалению, как говорят в криминальных передачах, круг сужался, сужался и, вот видите: сузился до нуля. Тогда я сказал: стоп, хватит, нужно уделить время семье. Я давно этого хотел - побыть с женой и детьми: Дочерью Алиной, которой сейчас 14, и почти семилетним Даней.  
 
- Главный парадокс вашей карьеры - достаточно успешный дебют в сборной Олега Блохина в матчах против Македонии и Ливии, который так и не был подкреплен в течение последующих лет, даже несмотря на дефицит левых защитников. В чем причина?
 
- Точно объяснить не могу. Главный момент - доверие тренера. Ведь у нас в главную команду вызывались люди, которые годами не играли в своих клубах, а я выпал. Наверное, не хватало стабильности. А, может, сыграло какую-то роль мнение моего клубного тренера и ассистента наставника сборной Семена Альтмана. Возможно, он посчитал, что я не показывал должного уровня на тренировках «Черноморца»… Впрочем, это всего лишь мои предположения. 
 
- За свою карьеру вы забили около пятнадцати мячей, но большинство из них были весьма эффектными. Видеонарезка с голами где-то имеется?
 
- Где-то лежит диск с мячами, забитыми за «Черноморец». А еще памятный ролик с интервью и фрагментами игры, записанный одним из одесских каналов, когда провожали меня, Билозора и Даниловского. Ну и несколько дисков из «Арсенала». 
 
- А если сын или внуки попросят показать, как играл в футбол их папа, какой гол покажете первым делом?
 
- Сыну я показываю вживую - на поле. А внуки залезут в youtube и увидят мой единственный раскрученный там гол за «Севастополь» в ворота запорожского «Металлурга». 
 
- Помню-помню. Сумасшедший крученый удар со штрафного, когда мяч влетел в сетку от штанги, а вы побежали обнимать Олега Кононова.
 
- Поблагодарил тренера, который накануне того матча увидел, как я забил такой мяч, но только в верхнюю девятку, на тренировке, и сказал: давай, бей так во время игры, голы нам нужны. И вот пришел день игры, он доверил мне право на «стандарты», и я забил. Кононов, вообще, прекрасный специалист. И думаю, что за время своей работы в Кранодаре он стал еще сильнее. Наверняка не стоит на месте, развивается, ездит на стажировки в западные клубы.
 
- Кто-то однажды сказал, что к вашей правой ноге впору привешивать гирю, чтобы никого не убить…
 
- Ну, бывало конечно, попадал людям, стоящим в стенке, в лицо или в живот, и это точно не то, чем нужно гордиться. Мяч должен лететь в сетку, а не в игроков. 
 
- А вот еще одна цитата - Андрея Воробья: «Симоненко - игрок, с которым лучше играть в одной команде, чем в разных…». Он-то знает, о чем говорит. 
 
- Я по натуре такой человек, что не люблю уступать. Думаю, Андрей имел в виду то, что нападающие от контактов со мной в восторге, скажем так, точно не пребывали. 
 
- Иногда наносили людям травмы?
 
- Были, но я всегда извинялся, хотя понимал, что у кого-то обида, конечно, остается. Но при этом я никогда никого умышленно не ломал. Это футбол, он предполагает моменты честной мужской борьбы. 
 
- Если говорить о судьях, то в «любимчиках» вы ходили, кажется, у Виталия Годуляна?
 
- Не только. Еще вот - у Виктора Швецов. Эта одесская парочка меня из виду не упускала. 
 
- Самая нелепое удаление?
 
- Как-то в Симферополе отправили в раздевалку на 8-й минуте за один-единственный фол в центре поля (так арбитр Олег Зубарев оценил стык Симоненко со Слобаном Марковичем. - Прим. М.С.). По-моему явно не по делу.
 
- Помнится, финский легионер «Арсенала» Вели Лампи когда-то учил вас английскому языку…
 
- Был такой момент. (Улыбается). Вели подсказывал мне определенные фразы, которые часто использовались в быту и на футбольном поле, а я, в свою очередь, помогал ему с русскими словами - с окончаниями и временами. 
 
- И кто преуспел больше?
 
- Думаю, все же я. А Вели вернулся в Финляндию и вроде недавно даже что-то там выиграл. Я узнал об этом в фэйсбуке, когда увидел его с каким-то трофеем в руках. Что это было - не уточнял, а по-фински пока не понимаю.
 
- В данный момент вы вплотную занимаетесь футбольным образованием сына. Как это выглядит?
 
- Рассказываю, показываю, вожу Даню на тренировки в детскую школу, часто занимаемся с ним индивидуально. Иногда даже провожу тактические занятия.
 
- Это как?
 
- Объясняю принципы игры в футбол, сажу около телевизора - иногда даже в приказном порядке, чтобы посмотрел, как действуют игроки хороших команд. Стараемся развивать его всесторонне. Самое главное, что ему нравится, с мячом расстается редко. 
 
- Видите в нем защитника?
 
- Да, он - парень рослый и крепкий. Сейчас работаем над обводкой, нужно подтягивать этот элемент. Впрочем, сейчас позиция - это не главное. Пусть играет, где хочет, только не на воротах. Это для него запретная зона.
 
- Вашим первым тренером тоже был отец - Юрий Федорович?
 
- Да. Папа у меня был жестким наставником, на первое место ставил дисциплину. У меня немного другие подходы: как ни крути, но времена и требования немного изменились. Хотя иногда отец тоже приезжает и занимается с внуком. Что-то советует, дает какие-то упражнения. 
 
- Можно ли сказать, что лично вам с тренерами по ходу карьеры исключительно везло?
 
- Тренеров было много - хороших и разных. Отматывая пленку назад, скажу, что мне хотелось бы что-то поменять в плане футбольного становления. Я всегда говорил, что самый большой вклад в мое становление сделал Леонид Кучук, изменивший все взгляды на футбол. Если бы знакомство с ним произошло раньше, наверное, я бы играл качественнее, стабильнее и на более высоком уровне.
 
- Вся ваша карьера прошла, по сути, в двух клубах - «Черноморец» и «Арсенал». Неужели не появлялось более выгодных предложений?
 
- В основном на уровне слухов. Одно время, еще при покойном Евгении Кучеревском, мною вроде бы интересовался «Днепр». Меня тогда только вызвали в сборную, «Черноморец» был на слуху, но в Днепропетровск из Одессы отправился только Балабанов.
 
- С кем из футболистов поддерживаете отношения сейчас?
 
- С Сашей Пищуром, Саулюсом Миколюнасом. До моего отъезда дружили с Андреем Богдановым.
 
- Кем видит себя Сергей Симоненко в ближайшем будущем?
 
- Хотелось бы заниматься тренерской деятельностью. Но в данный момент хочу заложить базу сыну, дать ему максимальные возможности для становления. Ну а как только он заиграет в какой-то школе или клубе, буду двигаться сам. Мне это очень интересно.
 
Добавить комментарий
от имени