Цитата дня

СЕРГЕЙ ВАКУЛЕНКО

Играешь в основном составе в УПЛ. Но тебе просто не выплачивают зарплату. Поехал в Армению. Чемпионат слабый – вопросов по деньгам ноль

Главная / Интервью / Родолфо: "Милевского вижу только в Инстаграме"
08.06.2014, 15:00

Бывший защитник киевского «Динамо» и экс-капитан «Локомотива» Родолфо сейчас принадлежит «Васко да Гама» из Рио-де-Жанейро. Бразилец пригласил в гости корреспондента   eurosport.ru и вспомнил о годах проведенных в Украине и России. 

- Русский еще не забыли? 

- Нет, это невозможно. Я постоянно его практикую. 

- Когда последний раз? 

- (Родолфо достает телефон и начинает смотреть звонки) Вот вчера говорил с Рашидом Рахимовым. 

- До сих пор никто не знает, что полгода назад вы ездили в Чечню. Вы ведь были на базе «Терека»? 

- Да, в декабре приезжал на просмотр к Рахимову на 10 дней. Он, конечно, и без этого знал какой я игрок. Просто после травм нужно было доказать, что я не утратил свои способности. Однако в результате я получил еще одно повреждение и покинул «Терек». 

- Тогда же вы встретились с болельщиками «Локомотива» в Москве? 

- Да. Я не хотел афишировать свое пребывание в России, но с фанатами увиделся. У нас очень хорошие отношения. Они тепло относятся ко мне и я не мог об этом забыть. 

- «Васко да Гама» был в курсе вашей поездки? 

- Да, в клубе знали и были готовы к моему переходу в «Терек». Но травма и тяжелая ситуация в «Васко да Гама» не позволила трансферу состояться. 

- Что за тяжелая ситуация в «Васко да Гама»? 

- В бразильском футболе не все понимают, как должен функционировать клуб. Менеджеры уходят в долги, но команда продолжает выступать и брать новых футболистов. В России такого нет. У «Сатурна» обнаружили долг в 42 миллиона долларов и команду закрыли. Здесь же долги достигают чуть ли не миллиарда реалов (450 миллионов долларов), но клубу ничего не угрожает. 

- У «Васко да Гама» перед вами есть долги по зарплате? 

- Да. 

- За какой период? 

- За девять месяцев. 

- А обратиться в суд не пробовали? 

- Я не хотел этого делать. У меня была травма и клуб занимался моим восстановлением. Я не хотел устраивать разборок, раз у «Васко» тяжелый финансовый период. Надеялся, что руководство потом начнет выплачивать то, что прописано в контракте. Однако ничего не меняется. А у меня есть семья и дом, которые нужно содержать. 

- У Керимова появились большие проблемы в бизнесе и ему пришлось резко сократить финансирование «Анжи». А почему вдруг закончились деньги у «Васко»? 

- «Васко», «Флуминенсе», «Ботафого», «Фламенго» – в Рио-де-Жанейро все четыре клуба имеют огромные долги. Они начали накапливаться еще в 70-х годах, затем увеличились в 80-х, 90-х и 00-х. 

- Вы ведь не единственный, кому «Васко» должен зарплату? 

- Вон посмотрите на моего друга Эдмундо. Он закончил играть за «Васко» в 2008 году и до сих пор не получил деньги от клуба. Ему пришлось стать комментатором, чтобы не остаться голодным на улице. Хотя человек много лет играл за сборную Бразилии. 

- А как вообще живет «Васко»? 

- С трудом находятся средства на покупку одного, второго, третьего игрока. А потом выясняется, что деньги закончились и нужно кого-нибудь продавать. 

- Говорят, что ЦСКА смог выкупить блистающего на тот момент Витиньо, только потому что в «Ботафого» не могли отказываться от денег. 

- Так и есть. Рио-де-Жанейро – великолепный город. Здесь здорово жить, несмотря на опасности, которые можно встретить. Но именно футболистам в Рио очень сложно – никаких финансовых гарантий тут не дождешься. Если «Флуминенсе», «Ботафого» и «Фламенго» еще как-то справляются, то у «Васко» ситуация совсем плохая. 

- Это правда, что вы выучили русский язык, потому что в киевском «Динамо» вам сказали: «У тебя вот такая зарплата, если ты учишь язык, а вот такая – если не учишь»? 

- Не совсем. У меня просто было прописано в контракте, что я обязан изучать русский. Я люблю все новое и языки мне даются достаточно легко. Английский я никогда не учил, но все равно могу на нем объясняться, пускай и не идеально. Я зубрил по два слова в день. Два слова – это ведь несложно, правда? Так у меня каждую неделю появлялись новые фразы. К тому же я нарочно старался жить в одном номере не с бразильцем. На сборах селился с нигерийцем Юссуфом. 

- Зная русский язык, вы потом помогали другим бразильцам? 

- Да, многим: Шарлес, Гильерме, Фининьо, Селсиньо... 

- Только футболистам на поле? 

- Не совсем. Как-то сын Алекса игрался и неудачно упал, сломав плечо. Я убежал с тренировки, нырнул в машину и поехал отвозить мальчика в больницу. 

- А где был сам Алекс? 

- У «Спартака» была игра на выезде. Там же был Роман Асхабадзе, который мог помочь в этой ситуации. В Москве остался только спартаковский физиотерапевт Тони, который потом подъехал. Слава богу, что эта история закончилась хорошо. 

- Откуда вы знали, куда в незнакомой стране везти ребенка? 

- «Спартак» хотел, чтобы я его отвез в одну больницу, но я не знал, где именно она находится. В результате я отвез в другую, которая была значительно ближе – на Тверской. Туда постоянно обращался «Локомотив». 

- Из киевского «Динамо» с кем-то поддерживаете контакт? 

- С Алиевым. Еще с Милевским. Я правда не знаю, где он сейчас. Вижу только его фотографии в инстаграме. 

- За тем, что сейчас происходит в Киеве, следите? 

- Да. У нашей семьи есть очень близкий друг из Аргентины. У него ресторан в Киеве, жена – украинка. Ему пришлось очень тяжело. Банки снимали деньги без ведома клиентов. Моему другу нечего было кушать. Магазины закрыты. Ему приходилось что-то покупать в спешке. Это было несколько месяцев назад. 

- В России и на Украине СМИ откровенно врут. У вас со стороны какое создается впечатление о том, что творится на территории Украины? 

- Правильно, что украинцы требуют для себя лучшего. Но я не уверен, что тут необходима настолько радикальная позиция. В этой ситуации я не стану говорить, что Украина или Россия правы, но война точно не является решением проблем. Война – это абсурд. 

- С кем-то из бразильских игроков «Динамо» поддерживаете контакт? 

- Вагнер живет в этом доме. Мы только на днях виделись. 

- Как у него дела? 

- Вполне хорошо. Он успешно выступает за «Флуминенсе». У него была травма, но он быстро восстановился. Мне кажется он один из самых спокойных людей в мире. Очень дружелюбный и старается ни о чем не переживать. Короче, прям как я. 

- А-ля Боб Марли? 

- Вроде того. 

- Кстати, а кто еще в этом доме живет? 

- Ренато Абрео из «Фламенго». Тренер этого же клуба Ней Франко. Ну и Жулио Сезар, который играл за «Локомотив». Он сейчас за «Куритибу» выступает. 

- Какое самое счастливое воспоминание у вас осталось от «Локомотива»? 

- Их масса. Конечно, эмоций было много в 2007 году, когда мы выиграли Кубок России. Также я на всю жизнь запомню, как меня отправили играть в атаку. Меня – центрального защитника. За мою карьеру больше не было ничего подобного. В шести матчах я забил два гола и помог «Локо» пробиться в еврокубки. 

- Как это вообще получилось? 

- Мы проигрывали «Томи» 0:1. В перерыве Семин сказал, чтобы я ушел в атаку. Я сам толком ничего не понял, но «Локомотив» меня всегда поддерживал и дал мне все. Поэтому ради команды и тренера я очень хотел принести пользу даже на непривычной позиции. 

- Вы до этого играли в нападении? 

- В детстве все были форвардами. И когда-то я тоже думал, что буду забивать много голов. Но когда в «Локо» меня поставили в атаку, то даже жена смеялась: «Сам подумай, ну какой из тебя нападающий?» Я в ответ шутил: «Да ладно тебе, нападающие обычно больше зарабатывают». 

- Форвард же на самом деле должен обладать совсем другими качествами, нежели защитник. Разве нет? 

- На самом деле важно, что в атаке у тебя есть право на ошибку. Поэтому ты спокоен и можешь творить. Хочешь – делай пас, хочешь – иди в обводку. В защите нет такого. Если принял решение, то идешь до конца. Тут не до фантазий. 

- Что за странная история была с вашим уходом из «Локомотива»? 

- Смородская пришла, чтобы улучшить финансовую ситуацию в клубе, но делала это странным образом. Я был капитаном команды и отдавался игре на 100 процентов. Не на 80 и не на 90. Только на 100. В 2010 году я получил травму. О ней знали только врачи. В СМИ информации не было и, кажется, даже наш президент была не в курсе. Я шесть месяцев играл с травмой. Действительно готов был на все ради побед «Локомотива» (Родолфо показывает шрам со следами от швов). Смородская после одного из матчей чемпионата решила, что я не заслуживаю премиальных за победу. Все остальные игроки заслуживают, а я нет. 

- Вы напрямую спросили Смородскую, почему так произошло? 

- Спросил. Она ответила, что у меня и так большая зарплата. Но для меня это был не вопрос денег, а вопрос отношения ко мне. Вот вы с коллегами делаете один сайт. Все вносят свою лепту в этот проект. Ты делаешь не меньше других, но десяти журналистам дают премию, а тебе нет. Смородская начала конфликтовать с Семиным, со мной, Алиевым, а затем и Сычевым. 

- После этой ситуации Смородская изменила к вам отношение? 

- Дошло до того, что перед матчем с ЦСКА она настояла на том, чтобы Семин не ставил меня в состав. Он потом долго извинялся за то, что его заставили это сделать. 

- Почему Семин позволил Смородской влиять на состав? 

- Он спорил с ней тысячу раз. И даже потом ставил меня в атаку, чтобы доказать ей, что она неправа. Однако в результате мне пришлось уйти в «Гремио» и никто из руководства команды уже не стремился к моему возвращению. А жаль. Россия для меня стала родной. 

- Бывший голкипер «Локомотива» Криворучко рассказывал мне в интервью, что Смородская давала тактические указания в раздевалке. Как вы сказали, она же говорила, кого ставить в состав. Как это вообще возможно при живом тренере? 

- Просто пришел нефутбольный человек, который не понимает, где заканчивается работа президента и начинается работа тренера. Она пришла из мира экономики. Для нее важно только то, что написано на бумаге. 

- В смысле? 

- Все устные договоренности в клубе перестали что-либо значить с приходом Смородской. Такое отношение сказывалось. Мы смогли пробиться в еврокубки, но потом начался спад. Женщина в раздевалке – это не к добру. 

- Зачем же вы сразу обобщаете до всех женщин? Вон, во Франции на днях девушка стала главным тренером, а в Польше модель Playboy – президент «Варты» и, говорят, она одним взглядом заводит футболистов. 

- Не подумайте, что я сексист. В «Васко» тоже есть девушка, которая работает физиотерапевтом. К ней нет никаких вопросов, потому что она делает то, что должна. Если бы Смородская не давала столько советов, ситуация в клубе была бы лучше. 

- Смородская уволила Красножана посчитав, что он сдал игру «Анжи». Вы в курсе той ситуации? 

- Меня уже не было в команде, но я знаю, что это было так. Смородская еще до начала матча знала, что тренер будет сдавать игру. 

- Разве один тренер может сдать матч? Все-таки на поле играют футболисты. 

- Я никогда ничем подобным не занимался и не представляю, как это работает. Были разговоры, что Спахич сдавал игры, но я этого не знаю. А что касается тренера, то поверьте, он достаточно важный человек в команде, чтобы влиять на результат. Можно нарочно выбрать неподходящую схему. Можно, как Красножан, оставить в запасе четырех основных футболистов. 

- А в Бразилии договорные матчи могут быть? 

- Нет. Здесь так любят футбол, что подобное имело бы огромные последствия. Наверное, война началась бы. Если кто-то будет замешан в договорных матчах, то уже никогда не добьется доверия в бразильском футболе. 

- На чемпионат мира пойдете? 

- Нет. Вообще мало бразильцев попадет на стадион. Билеты на матчи стоят почти по тысяче долларов. Это бред. В ЮАР цены на билеты были ниже. Так же как и в США, и в Корее/Японии. А в Бразилии на стадион пойдут только богатые. Обычные люди не имеют возможности увидеть мундиаль своими глазами. 

- В Рио и других городах страны сейчас проходят митинги против чемпионата мира. Почему? 

- Ремонт бразильских стадионов обходится дороже, чем в России постройка новых арен. Политики просто крадут деньги налогоплательщиков. Из-за этого я не хочу идти на стадион, хотя, при желании мог бы найти деньги. Я лучше посмотрю футбол дома с друзьями. Сделаем шураску и включим телевизор. А лично я принципиально не хочу им платить за билет. 

- Шандао из «Кубани» сказал мне, что будь он в Бразилии, то пошел бы на митинг. А вы? 

- Я его прекрасно понимаю. Я тоже разделяю взгляды тех, кто протестует, но на улицы я не выхожу. 

- Почему? 

- Да, нужно идти и отстаивать свои права. К примеру если цены на общественный транспорт необоснованно высокие. Однако на митингах достаточно много нечестных людей, которые сами готовы украсть. К примеру, мобильник. В Бразилии это считается абсолютно обычным делом. Кроме того, я не считаю нужным драться с полицейскими. Их стало больше в связи с чемпионатом мира, и я не вижу в этом ничего плохого. Наоборот здорово, что воров сейчас стали задерживать. В этом наши взгляды с некоторыми демонстрантами расходятся. Кроме того, я не хожу на митинги, потому что боюсь за свою сохранность. Недавно во время протеста убили журналиста. 

- В самом деле? 

- Да. А вы не знали? Телеоператору прилетела петарда в голову. Он упал, ударился лицом и через три недели скончался. Можно решать проблемы без открытых столкновений с полицией. Я не считаю, что радикальные действия приведут к чему-то конструктивному. Протесты оборачиваются погромами. Из-за вандализма государству приходится вкладывать еще больше денег. Это ущербный путь. Я уверен, что и Россия с Украиной могли добиться решения проблем, если бы объединились в диалоге. 

- Все, с кем я общался в Бразилии, считают, что государство халатно распоряжается деньгами. Как, если не митингами, нужно доносить до чиновников свое недовольство? 

- На улицы выходить надо, но не ради насилия. Митинговать нужно изобретательнее. Вот три дня бастовали водители автобусов. В другой раз бастуют врачи, потом полиция. А представьте, все объединятся на один день. Это вызовет мировой эффект! Страна просто остановится на какое-то время. Что касается чемпионата мира, то можно просто игнорировать его. Как и я, не платить за билеты. Да, приезжают иностранцы, которые могут заполнить стадионы. Однако без водителей метро, автобусов и такси никто не попадет на арены. Вот такие вещи могут заставить государство одуматься и отчитываться перед народом за то, как тратятся деньги.

– Я в Бразилии собираю разные случаи. В жизни каждого человека случалось что-то удивительное. Расскажите вашу историю. 

– Я никогда не любил футбол. Да, он у меня в крови, потому что я – бразилец, но в детстве я увлекался серфингом. С отцом постоянно из-за этого спорили. Он хотел, чтобы я играл в футбол. И вот я принял участие в международном турнире Coca-Cola. Там играли моя команда из Сан-Пауло, американский «Нью-Йорк Космос», клубы из Японии, Уругвая, Канады и других стран. Всего десять команд. Всем почему-то понравилась именно моя игра. Мне было 14 лет, и меня направили на просмотр в «Сан-Бенто». Я приглянулся тренерам, потом меня взял уже «Флуминенсе». Подписал полноценный контракт, хотя на ту зарплату вообще ничего нельзя было купить. Впрочем, я все равно был счастлив. Даже несмотря на то, что я в команде был седьмым центральным защитником. Передо мной было шесть человек, кому тренер доверял больше. И тут случилось невероятное. В 2002 году все шесть центральных защитников получили травмы, пришлось ставить в состав меня. Вот так я прошел путь от нежелания заниматься футболом до места в основе «Флуминенсе». 

Добавить комментарий
от имени