Цитата дня

МИРОН МАРКЕВИЧ

По поводу старческого маразма скажу так: пусть Игорь Суркис проведет со мной одну неделю, побегает каждое утро кросс по шесть километров. Думаю, после ста метров он остановится

Главная / Интервью / Леонид Буряк: "Ошибка Звягинцева стоила нам олимпийского золота"
15.07.2013, 16:02

Бывший полузащитник сборной СССР и киевского «Динамо» Леонид Буряк, отметивший на этой неделе свое 60-летие, рассказал о наиболее значимых событиях в своей спортивной жизни, достижениях и ошибках, главной из которых, по мнению прославленного полузащитника, стал уход из «Динамо».

– Какое из ваших пяти динамовских чемпионств было наиболее запоминающимся?
– Каждое по-своему. Тем более что все они были убедительными. Чемпионство, по сути, – оценка твоего труда. Ведь бывало, что я проводил по 80 матчей за сезон. Играл и за Олимпийскую, и за национальную сборные... У меня в карьере не было ни одного года, который бы провел вхолостую. То бронза Олимпийских игр, то победа в Суперкубке УЕФА и Кубке кубков, то чемпионство или победа в Кубке страны. Каждый раз чего-то выигрывал. Судьба меня хорошо вознаградила. Ведь играть и тренироваться у Лобановского – не каждый мог такое вынести!

– Но ведь бронза монреальской Олимпиады 1976 года наверняка больше горечью отдает?
– Ошибка Звягинцева в полуфинале все решила (при счете 0:1 Звягинцев промахнулся мимо мяча – Курбювайт вышел один на один с Астаповским и забил второй гол, приведший к поражению от ГДР – 1:2). Но Бразилию мы в матче за третье место обыграли. Команда была готова для того, чтобы стать олимпийским чемпионом.

– Сборная ГДР была тогда каким-то камнем преткновения для нашей команды на Олимпийских играх...
– С восточными немцами и поляками всегда играть было очень сложно. Стили похожи, футбол атлетичный. За всю мою карьеру в матчах против немцев только однажды в Лейпциге в товарищеской игре победа далась нам легко – 3:1. В остальных поединках была рубка до крови.

– Именно в Монреале вы познакомились с Владимиром Высоцким?
– Первый раз я с ним познакомился, когда сборная СССР играла с итальянцами в Москве, в составе которых были такие игроки, как Дзофф, Киналья и Ривера. После игры заходит в раздевалку Высоцкий и говорит: «Покажите мне Буряка!». Его подвели ко мне, а я стою голым, полотенце накинув. «Надо же, – удивился Высоцкий. – Такой худой, а какой удар у тебя!»

А в Монреале мы с Олегом Блохиным пошли покупать какие-то подарки и услышали русскую речь. Блохин говорит: «Ну, никуда нельзя деться – везде русские». Подошли, смотрим, стоит Владимир Семенович с друзьями. Они нас пригласили в гости, посидели, у меня кассета осталась с его записями. Он был достаточно простой в общении, хотя и зависим от алкоголя. Я вообще считаю, что мерилом человека, добившегося больших успехов или признания, является его доступность. Чем она больше, тем лучше. Поэтому, когда кто-то начинает ставить себя выше других, мне это непонятно.

– Фильм про Высоцкого вам понравился?
– Снять фильм о таких людях, как Харламов и Высоцкий, сложно в профессиональном отношении. Порой, видимо, хочется преподнести какую-то сенсацию, которой не было. Поэтому, наверное, и выглядит на экране все не совсем так, как было в жизни.

– Какое противостояние в победном для вашего «Динамо» розыгрыше Кубка кубков запомнилось больше всего?
– Финал получился достаточно легким, потому что наша команда была на голову выше «Ференцвароша». Выиграли 3:0, хотя могли больше забить. Наиболее сложным соперником был ПСВ из Эйндховена в полуфинале.

– Перед финалом не сомневались в победе над венграми?
– Если честно, то мы даже перед противостоянием с «Баварией» не сомневались, в чью пользу закончится игра. Тем более – с «Ференцварошем». О том, что мы можем не выиграть, никто не помышлял. Это была одна из характерных черт киевского «Динамо». У нас была команда победителей. Хотя поединки за Суперкубок складывались драматично, что в Мюнхене, что в Киеве. «Бавария» по составу была в то время одной из сильнейших клубных команд мира. За нее играли такие футболисты, как Шварценбек, Мюллер, Беккенбауэр, Хенесс и Румменигге... Но мы достаточно убедительно дважды взяли над ней верх.

– Большая накачка была перед этими матчами?
– В то время накачка была всегда, что в сборной СССР, что в клубах, когда они играли на международной арене. Но Лобановский мог настроить на любую команду. При этом надо заметить, что перед ответным матчем с »Баварией» в Киеве творилось настоящее безумие. Было подано 300 тысяч заявок – в три раза больше, чем вмещал стадион.

– Против кого из мюнхенцев было сложнее играть?
– Я лично играл против Беккенбауэра – встречал его, потому что располагался под нападающими. Он здорово начинал атаку, обладал незаурядным исполнительским мастерством. Немцы в основном играли через него, что облегчало нам задачу.

– Какое из противостояний с «Баварией» было наиболее памятным – в 1975 году или в 1977-м?
– Матчи с таким соперником по содержанию и накалу всегда одинаковы. Просто так их не выиграешь. Надо иметь хорошие физические кондиции и мастерство. Ну и, конечно, что-то за душой, чтобы побеждать.

– Какое «Динамо» все же было сильнее – образца 1975-го или 1986 года?
– В исполнительском плане «Динамо» 1975 года было на голову выше как в техническом отношении, так и в физическом. Для тех, кто видел нашу команду, – это не обсуждается.

– В современном футболе о такой команде можно только мечтать?
– У нас были футболисты – звезды. Понятно, что сейчас другие футбол, подходы и критерии. Но я думаю, что любой игрок из того состава, если бы играл в настоящее время, мог стать мегазвездой.

– Между тем «Динамо» постоянно останавливались в нескольких шагах от Кубка чемпионов. Что помешало взять трофей?
– Та же «Боруссия», которая остановила нашу команду, была на тот момент сильнее. К тому же у нас сезон только начинался, поэтому противостоять было сложно.

– Какое поражение было обиднее всего: в 1976-м году от «Сент-Этьена» или же год спустя – от «Боруссии»?
– Каждый проигрыш становился трагедией для болельщиков, руководителей клуба и футболистов. Начиная с Лобановского, все потом ходили по инстанциям и писали объяснения.

– Согласны с тем, что сложнее всего в то время было выиграть Кубок УЕФА...
– Да, одержать в нем победу было трудно, поскольку там играло много призеров чемпионатов и команд, занявших четвертые-пятые места. Но в плане исполнительского мастерства сложнее было победить в Кубке чемпионов.

– Между двумя победами киевских динамовцев Кубок кубков выиграли их тбилисские одноклубники...
– Тбилисцев с Дараселией и Шенгелией мы обыгрывали не только на своем, но и на чужом поле, забивая по четыре мяча. Хотя у них была очень хорошая команда.

– Не расстроились из-за того, что Кубок кубков в 1999 году упразднили?
– Вы знаете, нынешние еврокубковые соревнования – это уже бизнес-проект. Лигу чемпионов может теперь выиграть команда, которая ни разу не становилась чемпионом своей страны! Все стремятся в этот турнир, потому что там платят хорошие деньги. Хотя я считаю, что более правильно, когда в этом соревновании играют только чемпионы. Получается, что нынешняя Лига чемпионов и прошлый Кубок чемпионов – разные турниры.

– Не так давно обсуждалась перспектива упразднения Лиги Европы, но решили ее оставить...
– Этот турнир хотят поднять до уровня Лиги чемпионов, чтобы команда получали примерно такие же деньги. Когда в одном случае на кону – миллион, а в другом – всего лишь, условно говоря, сто тысяч, то некоторые команды не хотят играть и выставляют вторые составы.

– Что же нужно сделать для того, чтобы поднять престиж Лиги Европы?
– Я считаю, что автоматом должна очиститься Лига чемпионов. Ведь там участвуют команды, занявшие четвертые места в чемпионатах Англии и Испании. Если они будут играть в Лиге Европы, то конкуренция сразу же возрастет. Далее, нужно поднять бонусы, как в Лиге чемпионов. Хотя и не до такой степени. За попадание в группу – одна сумма, за попадание в сам турнир – другая. И главное – премиальные, без которых футбола не будет. Не потому что футболисты хотят денег, просто так устроено – УЕФА сам сделал из этого проблему. То же самое и в клубах: хочешь иметь команду, нужно платить деньги, чтобы видеть спектакль.

– Какие чувства испытали, когда ваши соотечественники Андрей Шевченко и Анатолий Тимощук становились обладателями еврокубков?
– В качестве тренера я работал с обоими. Могу сказать, что это достаточно сильные и известные футболисты. Жаль только, что Андрей и Анатолий, за исключением «Зенита» 2008 года, становились обладателями еврокубков не с украинскими и российскими командами.

– Легко ли работать с игроками такого уровня?
– Да. Это – профессионалы, которым не нужно все объяснять и разжевывать, умеющие добиваться поставленных целей.

– Сейчас, по прошествии времени, как считаете, можно ли было избежать ухода из «Динамо»?
– Конечно, можно. Каждый человек задним умом крепок, многие учатся на своих ошибках. Видимо, те накачки, которые практиковались в «Динамо», сыграли определенную роль. Были люди, которые требовали результат. Когда его не было, начинались проблемы. Хотя еще два-три года мог поиграть в «Динамо».

– «Торпедо» было подходящим вариантом?
– Меня каждый год Бесков приглашал в «Спартак». Но руководители республики попросили не переходить в эту команду. В «Торпедо» все в порядке было с микроклиматом, заводское руководство своих футболистов любило.

– Как работалось с Валентином Ивановым?
– Он был очень хорошим тренером, но, при всем к нему уважении, не стал бы сравнивать Валентина Козьмича с Бесковым и Лобановским.

– Тяжело было в составе «Торпедо» приезжать в Киев?
– Домой всегда было тяжело приезжать. Тем более после стольких лет, проведенных в «Динамо». Это сейчас переход футболистов в стан соперников и обратно проходит относительно безболезненно. Тогда все было по-другому.

– Почему в дальнейшем вы решили перейти в «Металлист»?
– Я вообще хотел заканчивать с футболом. Год не играл из-за проблем с ахиллом, готовился к операции, затем полтора года лечился. Когда все пошло на поправку, меня пригласили в Харьков и попросили помочь команде. И я отыграл в «Металлисте» полтора сезона.

– Как раз в тот момент харьковчане выиграли свой первый в истории трофей – Кубок СССР...
– Да. Команда была середнячок, без каких-либо звезд, но достаточно добротная.

– Помнится, незадолго до конца сезона 1987 года вам удалось забить свой сотый гол. Причем ударом издали – в ворота ереванского «Арарата»...
– Вы знаете, до этого на протяжении пяти туров я вообще не мог забить. А затем воспользовался ошибкой защитника, который не сумел остановить мяч. До ворот было достаточно далеко, но получилось так, что я бил фактически по пустой «рамке».

– Ставили перед собою такую задачу – войти в клуб Григория Федотова?
– Никогда не думал об этом, но когда мне сказали, что в моем активе 87 мячей, то захотелось забить сотню.

– Кого из современных участников этого клуба могли бы отметить?
– Кержаков достаточно много забивает. Россия и Украина – это футбольные державы, в которых всегда были хорошие исполнители.

– Кержаков уже преодолел отметку в 200 мячей. Как полагаете, есть ли у него шанс для начала хотя бы догнать Протасова?
– Он еще достаточно молодой футболист, поэтому все в его руках и ногах.

– После завершения карьеры не было желания отдохнуть какой-то период?
– Мне футбол никогда не мешает, потому что я в нем отдыхаю. Когда смотрю или работаю – получаю удовольствие.

– Без кого или без чего вы не смогли бы стать тем, кем стали?
– Конечно, без команды!

– Долго ли размышляли перед тем, как стать на тренерский путь?
– Вы знаете, при Симоняне, Лобановском и Бескове я всегда входил в тренерский совет. Тренеры интересовались моим мнением, говорили, что могу стать неплохим наставником. Возможно, у меня не получилось поработать с большими командами, хотя московское «Динамо» и «Шахтер» приглашали. Но тогда я еще молодым был и хотел тренировать «Черноморец».

– Кстати, а как вы оказались в Финляндии и в США?
– Когда я закончил играть в Союзе, то уехал доигрывать в Финляндию. В Америку отправился уже как тренер.

– Финский и английский учили?
– Финский – нет, а вот английский хорошо знаю. В Финляндии сначала были переводчики, а потом стал помаленьку учить английский язык. Финляндия – такая страна, где английский – в порядке вещей.

– Наибольших успехов вы добились с »Черноморцем», дважды приведя его к серебряным медалям чемпионата Украины. Это был потолок той команды?
– Тогда было сильное «Динамо», в которое вернулся Лобановский. Мы достойно конкурировали, шли по ходу одного из сезонов на первом месте и заканчивали с разницей в одно очко. В Кубке УЕФА немного не повезло: дошли до 1/16 финала, но проиграли французам. В Одессе тогда была хорошая команда, но затем начались проблемы с финансированием. У «Черноморца» не было денег – пришлось уходить. Не мог же я заниматься теми вещами, которые находятся в компетенции президента клуба и остальных его помощников.

– В вашей команде выступал Александр Горшков. Могли предположить, что у него так сложится карьера?
– Саша – очень хороший футболист, который при мне начал играть в «Черноморце». Однако затем возникли финансовые затруднения, и он переехал в Россию. Что же касается его долголетия, то он всегда следил за собой, был подтянут, потому и играл до 38 лет.

– Как вам удалось его привлечь в сборную Украины?
– Когда принял национальную команду, решил воспользоваться его услугами. Он успешно сыграл с Испанией: гол забил.

– Что вы думаете об уровне чемпионата СССР?
– Полагаю, что его уровень был очень высокий, особенно если учесть, какие команды в нем играли. Вернуть подобное невозможно. Теперь актуальнее говорить о таких матчах, как «Спартак» – «Зенит» или «Спартак» – ЦСКА.

– Как полагаете, совместный чемпионат России и Украины может со временем выйти на такой же уровень?
– Я не вижу в этом перспективы, несмотря на то, что многие люди ратуют за его проведение. Чемпионом какой страны будет футболист, выигравший такой турнир? С юридической точки зрения, все проблематично. Складывается впечатление, что даже организаторы чемпионата не понимают, как это можно сделать. В спортивном плане подобный турнир интересен – я согласен. Но что делать командам, занявшим места ниже восьмого? Играть в первом дивизионе?

– УЕФА провел эксперимент объединенного женского чемпионата Бельгии и Голландии, когда команды играют сначала в своих чемпионатах, выявляя обладателей титулов и путевок в еврокубки. И только после этого сильнейшие клубы разыгрывают общее чемпионство. При этом не нарушается устав УЕФА...
– И здесь не вижу смысла. Вспомните, турнир «Первого канала» в Израиле, который организовал за хорошие деньги Абрамович. Потом он стал никому не нужен. Я думаю, что нужно прежде всего в юридическом аспекте разобраться, а потом – во всем остальном.

– Но ведь УЕФА сейчас как раз и собирается рассматривать вопрос организации и проведения наднациональных турниров. Нет ощущений, что стоит только кому-то разрешить и дальше этот процесс будет не остановить?
– Вы знаете, я был воспитан в Советском Союзе, играл за сборную СССР. Но я считаю, что это бесперспективная затея. Многое решает политика. В спортивном плане я вижу смысл проведения подобного турнира, но во всем остальном – не понимаю, как это сделать.

sport-weekend.com

Добавить комментарий
от имени