Цитата дня

ВЛАДИСЛАВ ВАЩУК

Я болею за "Динамо", но не за Луческу

Главная / Интервью / Алексей Белик: "Готовлюсь к тому, чтобы начать тренерскую карьеру"
10.04.2016, 13:04
В пятницу, 8 апреля, гостем Sport.ua стал бывший футболист сборной Украины Алексей Белик. Он ответил на вопросы журналистов и читателей нашего сайта.
 
— Кто может выиграть эту Лигу Европы?
 
— Конечно, если «Шахтер» повторит свой успех 2009 года, это будет сенсационно, потому что команда находится в тяжелых условиях. Нашей команде нужна эта победа, потому что страна может объединиться вокруг этой победы. Конечно, явный фаворит, думаю, кто-то из пары «Ливерпуль» — «Боруссия», потому что не ясно, кто пройдет дальше. И, конечно, «Севилья», которая два раза подряд выигрывала Лигу Европы. Хотя и «Вильярреал» нельзя сбрасывать со счетов, но у них со «Спартой» еще не все решено.
 
— Почему Вы приняли решение завершить карьеру в таком раннем возрасте?
 
— Сейчас у нас футбол идет на упадок, команды исчезают. Я и мои одноклубники по запорожскому «Металлургу», наверно, первыми столкнулись с этой ситуацией. Уже тогда у «Металлурга» были такие проблемы, что в будущем я ничего хорошего не видел. Дай Бог, сейчас запорожский «Металлург» перестраивается, начнет если не с нуля, то с низов, выкарабкается команда. Кто-то может сказать: «Он не любит играть в футбол, не хочет». Правда, я не хочу играть в таком чемпионате, где матчи играются на букмекерскую контору, где скандалы. В таком чемпионате трудно найти мотивацию для участия. Но это не значит, что я не люблю футбол. Мне, допустим, больше удовольствия доставляет пойти с друзьями поиграть на том же спорткомплексе ЦСКА, или мы собираемся в Конча-Заспе. Там у меня нет обязательств и я знаю, что получу удовольствие и за это мне ничего не будет. А не туда идти, где мой труд не будет оплачиваться и потом я еще буду и виноват. Спасибо «Шахтеру» и Богу за то, что у меня сейчас такая ситуация, что я могу в этом не участвовать.
 
— Неужели три года назад не было никаких предложений с Вашим опытом?
 
— Я привередливый в этом плане, я не хотел ехать далеко. Казахстан, Азербайджан — это не по мне. А в Украине уровень футбола начал падать.
 
— А с кем Вы бегаете по выходным на ЦСКА?
 
— Все бывшие футболисты: Ульяницкий, Максимов, Воробей, Алиев. Много ребят приходят. Есть и футбольные, и не футбольные люди.
 
— Играете просто в удовольствие или у вас все-таки спортивная борьба?
 
— Мы играем в удовольствие. Вот сейчас участвовал в Бизнес-Лиге по футзалу как раз за команду, которая собрана из бывших футболистов. Мы играли за «Люксоптику». Очень интересный турнир. Как ни странно, там зрителей иногда собиралось даже больше, чем на матчи Премьер-лиги.
 
— Против вас, наверное, выходили — и все, сразу «убивали»...
 
— Мы, футболисты, не привыкли к этому маленькому мячику. Специфическая игра, поэтому мы не очень хорошо выступили, пока что привыкали. Пока привыкали, начали выигрывать — уже и чемпионат закончился.
 
— Какое место заняли?
 
— Мы в финале Кубка проиграли, а заняли четвертое место.
 
— «Люксоптика», наверное, расстроилась...
 
— Расстроилась. Но ничего, думаю, в следующем сезоне исправимся.
 
— Вы сейчас работаете с Вадимом Шаблием. Это он Вас позвал?
 
— Да, мы были знакомы. Так получилось, что мы вместе обедали, в одной компании — и от него поступило предложение поработать. Этот опыт, думаю, пригодится мне в будущем. Я не могу сказать, что работаю сейчас прямо на износ. Я готовлюсь к тому, чтобы начать тренерскую карьеру. Но пока я мыслями еще не пришел к этому.
 
— Вы уже подобрали кого-то для Вадима? Вы подбираете молодых игроков, с которыми потом можно будет работать и Вадиму, и клубам? Как это происходит? Чем именно Вы занимаетесь?
 
— Просматриваем. С нами работает еще один парень — Александр Карпов. Мы с ним ездим, просматриваем игры молодежных команд разных возрастов. Если парень понравился — мы ставим Вадима в известность, а он дает нам добро на то, чтобы разговаривать с ним или, если он очень молодой, с его родителями о том, чтобы помогать ему. У человека в таком возрасте должны быть не только родители, которые могут дать совет, но и такие люди, как я, которые играли в футбол, или как Александр, который хорошо знаком с юношеским футболом, которые могут посоветовать, как действовать в той или иной ситуации.
 
— Вы уже нашли Шаблию клиентов?
 
— Да, конечно, много ребят.
 
— «Александрия» и «Шахтер» сыграют в полуфинале Кубка Украины. Сенсационно «Александрия» выбила «Динамо» из Кубка...
 
— Должен выразить большое уважение ребятам из «Александрии». У нас сейчас так бестолково составлен календарь в Кубке Украины, что команды, которые ниже рангом того же «Динамо» и «Шахтера», заведомо становятся аутсайдерами из-за двух матчей в плей-офф. Потому что команда-фаворит может сыграть первую игру на результат, а вторую уже отыграть спустя рукава. А когда в Кубке всего одна игра, то шансы есть у каждого. Я считаю, что в розыгрыше Кубка должно быть по одному матчу в плей-офф, потому что Кубок – это всегда характер. Кто на сегодня сильнее, тот и идет дальше.
 
Поэтому - уважение «Александрии». Не каждая команда, выходя против «Динамо», зная, что результат не в их пользу, могла бы так настроиться, поверить в свои силы и победить. А сейчас вновь две игры в полуфинале, и ясно, что «Шахтер» на голову сильнее «Александрии». Хотя, думаю, они побьются с «горняками», все-таки победа над «Динамо» должна придать силы.
 
— «Днепр» — «Заря»?
 
— Если честно, то мне иногда кажется, что «Днепр» может настроиться и даже «Барселону» обыграть, если та приедет, а «Заря» — всегда проблема. Поэтому будет очень интересно. Сейчас такая ситуация у «Днепра»… Ребята должны постоянно доказывать, что они профессионально относятся к своим обязанностям. А для «Зари» это историческая возможность – выйти в финал, а там одна игра, и возможно поднять этот Кубок над головой. Вот тут даже хорошо, что будет два матча, хочется насладиться противостоянием.
 
— Как Вы восприняли отстранение «Днепра» от еврокубков? У половины команды заканчиваются контракты, не продлеваются...
 
— Здесь для меня ничего нового нет. Президент клуба вроде спонсирует команду — значит, она ему небезразлична. Но команду сейчас лихорадит. Все мы понимаем, что сейчас времена наступили такие, что надо потерпеть. Но я думаю, что это должно решаться в плане дискуссии: президент — тренер, генеральный директор — футболисты. Эта цепочка должна быть как-то связана. Где-то, может, футболисты должны пойти на уступки. Но все в плане разговора. А в «Днепре» как раз такого никогда не было.
 
— А Вы, когда были игроком «Днепра», общались с Игорем Валерьевичем Коломойским? Видели его вообще?
 
— Нет, в том-то и дело. В «Днепре», когда и хорошие времена были, всегда организация была на таком уровне, что президент мог не выходить на связь с тем же генеральным директором по два-три месяца, а с тренером вообще мало общался, как я думаю. В этом парадокс. Есть две команды — «Шахтер» и «Днепр» — где пять-шесть лет назад ситуация с финансированием была очень хорошей и стабильной. Президент «Шахтера» в курсе всего, общается, постоянно на связи. А в «Днепре» организация на очень слабом уровне, поэтому этой команде не удалось пока сломить этот барьер и стать чемпионом. Я думаю, что только в этом проблема.
 
— Что Вы имеете в виду, когда говорите: «Организация на очень слабом уровне»? Там же Стеценко, который говорит, что он представитель всея и всех и что он может решить любой вопрос. Или не так это?
 
— Я уже говорил. Это все в мелочах выражается. Если футболист получает хорошую зарплату — ясно, что он должен выходить и выигрывать. Но одно дело — получать зарплату, а другое — когда ты видишь, какое отношение. Были такие моменты, когда горячей воды не было на базе, когда не выдавали экипировку или не всем выдавали. Был момент, когда говорят: «Игорь Валерьевич сейчас приедет, поэтому на базе все должно быть чисто, все должны в одинаковом тренироваться». Выдали нам футболки х/б, которые копейки стоят, начали намывать базу. Смотрим — Игоря Валерьевича нет, не приехал. Сказали, что он заболел. Все — футболки сдаем назад. Для команды, у которой бюджет в миллионах долларов исчислялся на тот момент, это вообще мелочи. С этого и складывается все.
 
— Можно было прийти к Андрею Стеценко и сказать, что не выдали форму, например?
 
— Приходили футболисты, но ситуация не меняется до сих пор.
 
— Вы верите в слухи, что Маркевич уйдет — и на его место может прийти Ваш «любимый» тренер Кварцяный?
 
— Я вообще не могу понять, для чего тогда эти маневры. Есть Шелаев, есть Дмитрий Михайленко, которые могут взять на себя эту функцию, которые знают дубль. Я так понимаю, на сегодня команда не будет ставить перед собой больших задач, которых она добилась в прошлом году. Команда, которая идет на омоложение, смену поколений. Я не могу понять, для чего им нужны тренеры, которые... Допустим, Маркевич сам говорит: «Я не для этого». Он мечтает о том, чтобы построить команду, которая будет играть в еврокубках, бороться за чемпионство. А если команда к этому сейчас не готова, если она собирается расти поэтапно, с молодежью — пускай тот же Михайленко растет или Шелаев. Есть еще Нагорняк, Езерский. Почему не дать дорогу этим ребятам?
 
— Когда Вы последний раз были в Донецке?
 
— Два года назад.
 
— У Вас там остались родные, друзья?
 
— Да, мои родители там, друзья.
 
— Не было желания увезти родителей?
 
— Мама ко мне приезжает с моей племянницей, почти на каждых каникулах они приезжают сюда. Отец у меня относительно молодой, ему 54 года. Это люди постарше никуда не хотят ехать. Но он любит свой дом, у него там сад, огород, ландшафтные деревья, он за ними ухаживает. Переехать в маленькую съемную квартиру он не сможет, тесно ему здесь будет.
 
— Тянет домой?
 
— Конечно, тянет. Скучаю по Донецку, но ничего не могу изменить.
 
— Каковы шансы сборной Украины на Евро-2016? Как оцениваете нынешнюю сборную после товарищеских матчей?
 
— Я не буду оригинальным, скажу, что игра нашей сборной в последних двух матчах далека от идеала. Или не от идеала. Может, она как раз и идеальна в плане добычи результата. Но в плане того, что хотят видеть болельщики — красивая игра, комбинации — наша сборная не показывает этого. Мы никогда не отличались игрой, как у Неймара, Роналду: разыгрывать, обыгрывать. Мы всегда играли за счет желания выигрывать, плюс организация в обороне. Только за счет этого мы и добились каких-то побед. Здесь сборная показала, что она может добиваться результатов как раз в таких матчах, которые у нас будут на Евро. Если не считать немцев, то у нас игры с поляками и ирландцами — это команды, похожие на Уэльс и Кипр, где нужно будет терпеть, где нужно будет, может, не обыграть, а выгрызть мяч. Единственное, что меня смущает — то, что тренер не делает замены. Когда журналисты пишут, почему люди пропускают сборы, или говорят, что Ракицкий специально поломался перед сборной, или люди едут нехотя... В принципе их тоже можно понять, если человек едет на две недели на базу, а ему в товарищеском матче не дают сыграть.
 
— Кто из молодых футболистов, которые дебютировали в матче с Кипром, Вам понравился?
 
— Если забежать в будущее, то, конечно, самый главный, кто может играть, если не в составе, то выходить на замену и помогать сборной — это, конечно, Коваленко. Если взять по позициям — понятно, что Петряк не будет играть на месте Ярмоленко или Коноплянки. Малышев... Там тоже есть костяк: Степаненко, Гармаш, Рыбалка. Сейчас у нас футбол, который в большей степени подвергается ротации, поэтому я думаю, что они все они пригодятся.
 
— Вы говорили, что Олег Блохин умел найти подходящие слова, которые заводили. Вы помните установку от Олега Владимировича, когда вы вышли накрученные? Была такая?
 
— Я не помню такого, чтобы он прямо накручивал. У Блохина самого такой авторитет, что к нему прислушивались не только футболисты, а и руководители, в лице того же Григория Михайловича Суркиса. Благодаря своему авторитету Блохин уже имел долю посыла футболистам перед матчем, что только попробуйте сегодня выйти расхлябанными.
 
— Это сейчас такая функция должна быть у Андрея Шевченко в сборной?
 
— Мне тяжело судить, какие функции у Андрея Шевченко. Я думаю, что у него другая функция. Мне кажется, что он готовится сменить Михаила Ивановича.
 
— Это у Вас инсайдерская информация или просто ощущение?
 
— Нет, это не информация. Мне кажется, здесь все правильно: поставили тренера помогать, чтобы он посмотрел изнутри, какие есть проблемы, и сам приобрел опыт. Мне кажется, что после Евро Шевченко будет главным тренером.
 

— Вопрос от читателя. Что не так было с «Металлургом»? Все говорят, что руководству клуб просто был безразличен. Это одна причина или есть еще что-то? Также Вы говорили, что «Металлург» отмывал деньги на трансферах. Какие трансферы Вы имели в виду?

— Когда я пришел в «Металлург», я удивился, что так комфортно может быть в команде, которая выступает в Первой лиге. Там не было заоблачных финансов на то время. Но, когда был президентом Дворецкий, все выплачивалось вовремя. Сейчас отголоски прошлого, когда у нас растягивали зарплату футболиста, предлагали большие деньги, но не платили их, были постоянные задержки. Как по мне, лучше было бы платить меньше, но вовремя. Сколько я был в «Шахтере», ни разу не задержали зарплату, даже на день-два. Что было в запорожском «Металлурге» изначально? После того, как начались все разговоры о том, что команду будут продавать, как раз перед вторым кругом чемпионата Украины, начались скитания туда-сюда. Вроде все хорошо, но мы понимали, что не все хорошо. Начали задерживать зарплату. Этот собственник думал, зачем он будет платить, если могут заплатить те, которые придут.

Для примера: когда команду продали, сделка длилась семь-десять дней. Получается, что нам в одном месяце заплатили не всю зарплату, а 60%. Когда мы пришли и спросили, почему 60% — этот собственник сказал: «Идите разговаривайте с будущим собственником». А будущий сказал: «Вам должен прошлый собственник».

А насчет трансферов... Как отмывали деньги? Что значит «отмывали»? Люди не отмывают деньги, а зарабатывают. Такой случай у нас был: когда мы поехали на сборы в Турцию при старом собственнике — Дворецком — привезли восемь футболистов из Бразилии на просмотр. Команда, у которой стабильные финансы, которая может позволить себе селекционера. Вообще это парадокс, что пачками, по восемь человек, приезжали футболисты. Приехало восемь бразильцев, все хорошие парни. Может, они неплохие футболисты, но, когда мы начали бежать кросс, эти футболисты бежали впереди всех. Я всю жизнь был в «Шахтере», я знаю, что и Матузалем, и Жадсон не любят бегать, они бегут сзади, но у них мяч не отберешь. Когда бразильцы бегут впереди всех — это уже не бразильцы. У нас ребята, которые могут бегать, любого разбуди — будет бегать. А таких, которые с мячом могут хорошо обращаться, да еще и на скорости, у нас не так уж и много. Я сам понял, что что-то не так. Получается, мы потренировались неделю — и тут приехал на тренировку Дворецкий. Те люди, которые в тот момент были вокруг клуба, начали рассказывать, что есть бразильцы, они хорошие, их надо брать, они помогут команде. Выпускают в игре бразильца на замену, чтобы показать президенту, что за него нужно хвататься, это хороший футболист. Но за него нужно же давать деньги. Правда, кому давать деньги — непонятно. Выходят футболисты, через две минуты отдает пас назад — и нам забивают мяч. Один из руководителей встает и кричит нашему тренеру: «Сережа, что с ним сегодня случилось?». Мы, футболисты, все на трибуне сидим и начинаем сквозь зубы улыбаться. Говорит «Что с ним сегодня случилось?» так, будто он до этого две недели мяч на носу носил, а тут приехал президент — и он ошибся. Он не плохой футболист, но у нас такие футболисты и в запорожском «Металлурге», и в дубле даже.

— Оставили кого-то?

— Не оставили.

— Кто был самый странный легионер на Вашей памяти?

— Был один легионер, у которого была неплохая зарплата. Не буду говорить, сколько. Я спрашивал ребят: «Где он играл?». Он играл в чемпионате города в Бразилии, и больше нигде. А в «Металлурге» он получал немаленькую зарплату.

— И был никакой?

— Он сыграл в одном матче, потом лечился полгода, потом снова лечился — и все.

— Вы, когда ушли, общались потом с руководством, с кем-то из «Металлурга»? Или это продолжительный конфликт и до сих пор еще руки друг другу не жали?

— У меня конфликта не было с прошлым руководством, с Дворецким. Видно, что у него хорошее отношение было к команде до того, как он ее начал продавать. Он даже тренирует команду, я попал под такое на недели три. Вы представляете такое, чтобы Коломойский или Ахметов тренировали команду?

— Это как? Он приходил на тренировки и говорил, что делать?

— Он брал свисток, давал упражнения, рассказывал, как и что делать. Ему очень нравится «Барселона». Он все эти упражнения, тренировочный процесс где-то узнавал — и давал их на сборах, и сам руководил этим процессом. Когда мы были в Украине, он постоянно посылал факс: сделайте на тренировке это, это, это. Хотя все тренеры говорили, что, чтобы подготовиться к сопернику, тем более в Первой лиге, где мало футбола, больше борьбы, не то чтобы это плохое упражнение, но его тяжело потом использовать на полях в Первой лиге, допустим. Но он все равно присылал факс, ставил человека, который смотрел за тем, чтобы выполняли.

— А во время чемпионата мог вмешаться в тренерскую работу?

— Я не застал чемпионат, когда он тренировал в Запорожье. А ребята рассказывали, что там было много курьезных ситуаций.

— Что за курьезные ситуации?

— Руководил. Если не набегаешь за тренировку десять километров — играть не будешь. Много было разных ситуаций, которые я сейчас просто не вспомню. Но у него, при всей его комичности, была видна любовь. Он горел, хотел помочь «Металлургу», чтобы команда хорошо выступала.

— Вы с Виталием Владимировичем Кварцяным пересекались в последнее время?

— Нет, вообще не пересекался.

— А сесть, поговорить по душам, что все-таки произошло?

— Мне этого не надо. Кварцяному, думаю, тоже. У него своих проблем хватает. С этой точки зрения я могу его понять. Все, что было, что он построил, рушится. Нужно отдать ему должное, луцкий футбол на нем держался в основном. Если не весь, то процентов 90.

— Судя по Вашим интервью, он — человек одиозный. Чиновник, но не тренер. Неужели Вы ничего не почерпнули от него? Сколько он в профессии, книгу написал, скольких вырастил сборников национальной команды Украины...

— Как я уже говорил, тренер не может быть хорошим для всех. У меня с ним не получилось. Он воспитал многих футболистов: Девича, Хачериди... Но это было все в Луцке. Я не знаю всю ситуацию в Луцке изнутри. Если и могу сказать со стороны, футбол в Луцке — это, конечно Кварцяный. А что касается Кварцяного в другом клубе, здесь я уже говорил. Я не хочу повторяться, потому что у него свои проблемы, а тут я еще буду что-то говорить. Я ему желаю удачи, чтобы луцкий футбол не исчез с карты Украины. Я согласен с его же словами: «Если в городе умер футбол — это значит, что город умирает полностью». Он, может, живет, но в нем нет души, жизни.

— Вопрос от читателя. Для Вас «Шахтер» — родная команда. Вы стояли у истоков нового клуба. Общались ли Вы лично когда-либо с Ринатом Ахметовым? Какой он руководитель? Как Вам кажется, за счет чего он смог построить команду, которая сейчас является даже топ-командой Европы?

— Ринат Леонидович этим и отличается, допустим, от руководителя «Днепра», что, когда в «Шахтере» объявили «Динамо» соперничество в борьбе за золотые медали, он был на каждой тренировке на базе, постоянно общался, спрашивал у футболистов, чего не хватает, что не так. У него есть и свои дела, огромные дела, но команда у него была на первом месте.

— Вы могли лично прийти к Ринату Леонидовичу с каким-то своим вопросом, возможно, даже не футбольным?

— Без проблем.

— Было такое, обращались?

— Да, мне Ринат Леонидович всегда помогает. Мне до сих пор звонят из приемной на День рождения, говорят, что Ринат Леонидович будет поздравлять. Я думаю, что ко многим футболистам он так относится, не забывает. Сейчас, конечно, времена немного другие, всем тяжело. Конечно, были ситуации, когда я мог обратиться — и мне не отказывали. Даже когда я уходил из «Шахтера», Ринат Ленидович мне сказал: «Мы с тобой друзья. Если будут какие-то проблемы — ты можешь в любой момент набрать меня, мы это обсудим».

— У Вас оранжево-черное сердце?

— Да.

— Вы говорили, что Вам предложили прийти в «Динамо». Вы были готовы идти, несмотря на оранжево-черное сердце, на то, что соперник принципиальный. Неужто была безвыходная ситуация?

— Любой человек амбициозен. Как я уже говорил, если бы у меня на тот момент был выбор между «Шахтером», «Динамо» и какой-то европейской командой (я не беру «Реал» и т.п.)... У меня был вариант с «Бохумом» — я пошел. Меня отпустили в бесплатную аренду, я там провел полгода. Пробовал, а не отыграл. Меня, кстати, звали продолжить карьеру в Германии, но на таких условиях, на которые «Шахтер» не мог пойти.

— Что за условия?

— «Шахтер» требовал за меня определенную сумму, а команда была готова брать меня в бесплатную аренду. А здесь, получается, было предложение от «Динамо» и от донецкого «Металлурга», где в финансовом плане предложение было более выгодным для «Шахтера». Я хотел чего-то большего — в виде «Динамо», которое участвует в Лиге чемпионов. А «Шахтер» не хотел отпускать меня в стан соперника, плюс от «Металлурга» было более выгодное финансовое предложение — и получилось так, что я остался. И потом перешел в «Днепр».

— Какую сумму за Вас требовал «Шахтер»?

— Пять миллионов. Если не ошибаюсь, «Днепр» столько и заплатил.

— Вы хотели остаться в Германии? Могли как-то повлиять на руководство? Это была адекватная сумма за Вас?

— В «Бохуме» у меня игровой практики практически не было, поэтому тяжело просить, это была бы некрасивая ситуация. Я разговаривал с Ринатом Леонидовичем, говорил: «Может, отпустите в «Динамо?». У меня есть контракт, «Шахтер» все требования (и по зарплате, и по бытовым проблемам) выполнял, поэтому я не мог сказать: «Вы не сделали то, поэтому теперь сделайте это». Поэтому со своей стороны я никак не мог давить на «Шахтер».

— С кем из тренеров «Шахтера» Вам лучше всего работалось? Чего не хватило Виктору Прокопенко, чтобы привести «Шахтер» к чемпионству? Что изменилось с приходом Невио Скалы?

— Не буду говорить, чего не хватило Прокопенко, что сделал Скала. Мне кажется, в том-то «Шахтер» и хорош, что он постепенно развивается, шаг за шагом. На тот момент поставили задачу стать чемпионами — стали. Потом европейский кубок — стали чемпионами. Сейчас хотят Лигу чемпионов выиграть, но сейчас это будет трудно ввиду сложившихся обстоятельств. Но я думаю, что «Шахтер» не перестает об этом мечтать. Может, эта цель отдалилась на пару лет. Чего не хватило Прокопенко? Может, того, чтобы проработать еще год. В принципе, у «Шахтера» всегда тренерами были украинцы, но назрел такой момент, когда нужно было привнести опыт из-за рубежа. Команда же не может добиваться серьезных целей, если в ней будут играть только свои доморощенные. Думаю, тут и в плане тренера такая же ситуация, нужен этот опыт. Поэтому здесь, наверное, не в Прокопенко дело, а вообще во всем этом организме.

— С кем Вам комфортно работалось? Кто Ваш тренер? Вы со многими специалистами поработали. Кто Вам дал больше всего как игроку?

— Я не могу сказать, что мне кто-то один супер. Первый раз меня взяли на сбор с «Шахтером» при Яремченко и Прокопенко. Другие, может быть, не взяли бы. Почувствовал, что могу играть в основном составе «Шахтера», я при Невио Скале. Потом был переломный момент. Шустер — специфический тренер. Все ждали от него немецкой организации, а он более романтичный в плане футбола, испанского, потому что всю жизнь в Испании. Луческу... Во времена Советского Союза у всех тренеров команда делилась на основной состав и запасной. Сейчас не делится, сейчас ротация чуть ли не по шесть-семь человек. Все мы, украинцы, ревностно относились, когда мы не играли. Если ты не играешь — это значит, что ты уже не основной. А сейчас в «Шахтере» кто не основной? Есть Срна, который постоянно играет, Степаненко, Кучер, Ракицкий. А у остальных всегда ротация. Поэтому от Луческу я тоже многому научился. Я рад, что у меня был такой тренер. Я еще упомянул бы Блохина, потому что, когда он вызвал меня в сборную, он поступил нелогично. До того момента, когда я хорошо играл за «Шахтер» и забивал, меня не вызывали тренеры в сборную. А когда у меня было меньше игровой практики — Блохин меня вызвал, на что я постарался ответить каким-то результатом.

— Вы пришли в сборную как дублер Шевченко. Легко было работать с суперзвездой Шевченко, быть рядом с ним, тянуться за ним?

— А кто мог прийти тогда в сборную и быть не дублером Шевченко? Тогда был хороший подбор нападающих в сборной: Воронин, Воробей, Милевский, Ребров, Венглинский, Косырин, много ребят.

— Позволял себе что-то эдакое?

— Что-то позволял, но такого, чтобы прямо из вон выходящего, не было. Мог опоздать на тренировку. Я думаю, что все помнят случай, когда ребята собрались и сказали Блохину, что Андрей такой же футболист, на что Блохин ответил: «Никаких проблем нет». Человек не должен, конечно, себе такое позволять. Но я думаю, что человеку, который чего-то добился в жизни, это простительно. Непростительно тем, кто, ничего не добившись, ведет себя так.

— Раньше было много нападающих в сборной, а сейчас их мало. Почему так, что произошло?

— Просто у нас футбол не такой зрелищный, команд у нас мало, игр меньше. Я не беру Тейшейру, Мхитаряна, которые забили более 20 мячей. Следующий нападающий у нас 10 мячей забил. Смотришь чемпионаты Англии, Германии, Испании — там люди по 30 мячей забивают. Смотрю таблицу бомбардиров, а там человек, который на десятом месте в списке лучших бомбардиров, забил 18 мячей. Большая результативность. А у нас чемпионат не подразумевает большой результативности, потому что у нас главное — результат, а не зрелищность игры. Хотят за счет того, что команда добивается результатов, вернуть зрителей на стадион. А зрители хотят приходить и смотреть на нестандартных личностей, которые могут обыграть, красиво забить. Не в обиду нашим футболистам, я знаю, что все стараются. Но почему ценятся Коноплянка, Ярмоленко? Это те люди, которые могут бежать с мячом на скорости по 40-50 метров. Мало украинцев могут делать скоростную работу с мячом.

— Это все, получается, из детских школ?

— Думаю, да, это отголоски того, что нам главное — попроще и не проиграть.

— На Мирчу Луческу не обижались? Он Вам объяснял свое понимание футбола, что украинцам в атаке «Шахтера» нет места?

— Как не обижался? Обижался. Для меня футболист, который не играет и не обижается — это безразличие, это страшнее всего. У нашего народа всегда присутствует такое, что, если мы проигрываем — у нас кто-то виноват. Чем мы отличаемся от тех же европейцев? В Европе, если ты проиграл — обиделся сам на себя, идешь работать и в следующий раз выходишь выигрывать. У нас же постоянно судьи виноваты, поле не такое, играем через два дня на третий, то две недели нет игровой практики — всегда кто-то виноват. Я такой же, старался с этим бороться, обижался на Луческу. Были такие моменты, когда он обещал выпустить, но этого не случалось.

— У Вас была возможность постажироваться в академии «Шахтера», в одной из команд? Для практики, просто посмотреть. Вы же планируете каким-то образом прийти к тренерской деятельности?

— Да, я думаю, что нужно к практике какой-то переходить, а не стажироваться. Переходить как? Ради того, чтобы просто перейти? Я такой человек, что мне нужно хотеть. Если я не хочу на 100%, то лучше не идти туда. Я же не могу прийти и сказать: «Давайте я завтра буду кого-то тренировать». Мне скажут: «Ну, давайте». А через месяц приду и скажу: «Извините, но я уже не хочу». Поэтому мне нужно хотеть на 100%, я же не могу подвести людей. Плюс за это время, которое у меня есть между карьерой футболиста и тренера, мне нужно многому научиться. Когда ты футболист, кажется, что тренер пришел, поиграли в «квадрат», в футбол — и разбежались. Но не все так просто.

Добавить комментарий
от имени