Цитата дня

РОМАН ЗОЗУЛЯ

Недоумки попали в жилой дом в центре Днепра, а эти п####ы будут говорить в своих новостях, что там жили генералы НАТО, или в спальне прятали Пэтриот. Нация рабов все схавает

Главная / Интервью / Александр Бабий: "Помню, как мы в свое время лечили Сашу Панова от звездной болезни"
19.12.2012, 17:00

Бывший футболист «Зенита» Александр Бабий рассказал корреспонденту «Спорта», что возмущен поступком Халка, не впечатлен игрой сине-бело-голубых и их новобранцев в нынешнем сезоне, а также вспомнил, как три года подряд в пять утра выводил донецкие микроавтобусы на маршрут, работая в одной из украинских фирм доктором-механиком.

— Александр, какие эмоции кроме досады вызвало у вас выступление вашего бывшего клуба в групповом турнире Лиги чемпионов?

— Наибольшее впечатление произвел поступок Халка во время последней игры с «Миланом». Если человек не ставит ни во что мнение тренера, это говорит о многом. Понимаю, что у него есть свое собственное я. Но футбол — командная игра. Да, он может быть хорошим футболистом, но при этом игрок не должен ставить своем мнение выше всех. Если Халк продолжит гнуть эту линию и в дальнейшем, ему нужно будет сказать до свидания и выставить на трансфер.

— Не слишком ли сурово?

— Футбольная команда — это специфический механизм. Я помню, как мы в свое время лечили Сашу Панова от звездной болезни. Он забил два гола за сборную французам и посчитал, что весь мир лежит у его ног. Мы его достаточно быстро наставили на путь истинный.

— Есть мнение, что отечественные футболисты «Зенита» тоже на путь истинный Халка наставляют. Причем весьма специфически. Владелец «Спартака» Леонид Федун недавно высказался в том духе, что у нас в командах такое часто бывает — когда приходит легионер высокого класса и с принципиально иным уровнем зарплаты, местные его тут же начинают гнобить…

— Нужно быть мужиком! Когда я пришел в «Зенит», меня там никто не гнобил. Правда, зарплата у меня была немного меньше, чем у Халка, — что-то около двух или трех тысяч долларов в месяц. А вот когда я впервые приехал в «Шахтер», были нюансы. Не все «горняки» восприняли парня с Западной Украины. Довелось паре ребят по-мужски объяснить, что я пришел в команду с самыми серьезными намерениями. Кстати, те парни, с которыми я подрался в Донецке, вскоре стали едва ли не лучшими моими друзьями в команде.

Халк по виду — крепкий малый. Раз гнобят — пусть докажет, что он мужчина. Вот и посмотрим, какие у него бойцовские качества.

— Не самое удачное выступление «Зенита» в Европе связано с отсутствием бойцовских качеств у команды в целом?

— Проблема лежит в области психологии. Вспомните прошлогоднюю Лигу чемпионов, когда откровенно провалился «Шахтер». Прошел год, и команда Луческу сыграла в этом же турнире совсем по-другому. У «Зенита» еще будет шанс исправиться. Подопечные Спаллетти уже на старте были разгромлены «Малагой». Затем дома уступили «Милану». Два стартовых поражения — это непросто принять. Когда падаешь в яму, оттуда тяжело вылезать.

Честно говоря, я не был впечатлен и игрой команды. По Халку видно, что у него есть амбиции. Но на поле он их почему-то пока мало чем подкрепляет — по крайней мере в тех матчах «Зенита», которые я смотрел. У меня сразу ассоциация с Димой Чигринским возникла. После того как «Барселона» купила его у «Шахтера» за 25 миллионов евро, он так нигде и не заиграл. Ни в Испании, ни на Украине, куда затем вернулся. Выйдет раз-другой на поле — и получает травму.

— Александр, а какова ваша позиция относительно перспектив широко разрекламированного в СМИ проекта «чемпионат СНГ»?

— У нас в прошлом году сделали открытый чемпионат Донбасса. В турнире принимали участие лучшие аматорские коллективы Донецкой и Луганской областей. Уровень турнира мне понравился — не было проходных матчей…

Но все зависит от множества нюансов. По какому принципу команды в чемпионате СНГ будут квалифицировать в Лигу чемпионов и Лигу Европы? Легко и просто все на бумаге. Претворить идею в жизнь — гораздо сложнее. Но уровень футбола в таком первенстве наверняка бы поднялся. Думаю, в СНГ-лиге должно быть как минимум четыре украинские команды — «Шахтер», «Динамо», «Днепр» и «Металлист». И пять-шесть российских клубов.

— Александр, правда, что президент «Зенита» Мутко предлагал вам продлить контракт с клубом на два года, но вы сознательно решили сменить обстановку?

— Думаю, я еще лет пять мог в Питере поиграть. Но взыграли чувст­ва. Анатолий Давыдов на моей позиции начал наигрывать своего сына. Припоминаю неприятный инцидент на эту тему: в день игры узнаю, что меня нет в стартовом составе. Пришел к тренеру, спрашиваю: как же так, почему не буду играть? Давыдов чеканит: «Потому что будет играть Дима». Мутко тем временем действительно предложил продлить соглашение с клубом на пару лет. Но я психанул, собрал вещи и уехал. Сейчас об этом, конечно, жалею — нужно было держать себя в руках, эмоции отставить в сторону.

— До этого именно Давыдов вас защищал перед Бышовцем — после того как вы слишком бурно отмечали победу над «Спартаком».

— Была история. Обыграли московский «Спартак» 2:1. Решили немного отпраздновать это событие. Дружной интернациональной компанией: украинцы Вернидуб, Попович, Максимюк и Бабий, россиянин Лепехин, армянин Березовский, молдаванин Куртиян. Отпраздновали и разъехались по домам — у многих уже семьи были. А я вернулся на базу. Настроение было такое, что чувствовал: надо бы добавить. А у меня как раз две бутылки виски остались — привез со сборов. Одному пить не хотелось, позвал охранника. Утром Бышовец как меня увидел, сразу к себе в кабинет пригласил. И ничтоже сумняшеся сказал собирать вещи. Анатолий Федорович ведь приверженец серь­езной дисциплины. Вот тогда Давыдов вместе с Леонидом Колтуном за меня и попросили. Дескать, все ребята просят оставить меня в команде, с кем такого не бывает.

— Вас собирались отчислять из «Зенита»?

— Нашли с Бышовцем компромиссное решение. Пришли к тому, что я остаюсь в команде, но меня «зашьют». Я согласился. По­шли к доктору, сделал укол в вену. Спросил эскулапа, что будет, если сорвусь и выпью спиртного. Врач меня успокоил, дескать, дуба не дашь. Думаю, это был больше психологический метод.

— И надолго он помог?

— А я летом «расшился». Мы закончили первый круг, начали второй. Неудачная серия пошла — Бышовец принял сборную России и уехал в Москву, тренировочным процессом руководил Давыдов. По-моему, мы семь туров не могли выиграть. Накануне матча с «Аланией» пошел к доктору, снова сделал укол в вену — «расшился». Тренеров об этом в известность, конечно же, не ставил. И знаете что? «Аланию» обыграли 2:0, и дальше дела у команды потихоньку на лад пошли.

— Нужно было «расшиться» за семь туров до этого — может, «Зенит» и за чемпионство поборолся бы?

— Во-первых, в день игры я никогда не пил — выпивал только после матчей. Таким образом, повторюсь, снимал большую психологическую нагрузку. Не хотелось пить таблетки.

— В казино вы снимать напряжение не пробовали?

— Мы туда почти всей командой ходили. Но сильно не заводились. Проигрывали по двести-триста долларов и мирно расходились по домам. Вася Кульков успешнее других играл. И Костик Лепехин — он больше всех нас с головой дружил. У нас в казино вообще был отдельный столик — мы все места за ним занимали, больше к нам никто не подходил.

— Двадцать тысяч долларов, которые вы получили за победу «Зенита» в Кубке России, — самые большие премиальные в вашей игровой карьере?

— Да. В «Шахтере», когда первый раз взяли Кубок Украины, дали по три тысячи «зеленых» на брата. Причем предварительно обещали выплатить по две. Но затем решили добавить. А через два года за второй Кубок выплатили уже по семь тысяч.

— В Питере вам предоставили служебный ВАЗ 21-06. Тогда большинство игроков ездило на служебных «Жигулях»?

— По-моему, клубный автопарк мог похвастать наличием трех «хюндаев» и двух «мазд». Иномарки были у заслуженных людей — Березовского, Панова, Поповича. Помню, Вася Кульков ездил на «ниссане». Но родных «Жигулей» было действительно больше всего — по-моему, восемь машин. Я, правда, служебную «шестерку» долго не эксплуатировал — вскоре перегнал из Донецка свой «гольф».

— Чем запомнилось сотрудничество с Борманом — наставником нижегородского «Локомотива» Валерием Овчинниковым?

— Строгий дядька, за словом в карман никогда не лез. Но при этом — справедливый. Его установки на игру можно долго цитировать. Логику искать в них явно не стоило. Помню, на сборе с корейцами играли, так он посетовал на их технологическое развитие: «Бл.., завалили всю Россию телевизорами, нужно хоть на футбольном поле показать, что мы сильнее».

— Вы считались жестким защитником...

— И сколько? Двенадцать желтых и две красные? Это нормально. Помню, что первое удаление с «Жемчужиной» хватанул. Там меня спровоцировали. А вот за вторую красную карточку стыдно до сих пор. Играли с «Шинником», буквально на двадцатой минуте парень полетел за мячом, я тоже пошел на мяч. В итоге парня вынесли с поля. Я очень грубо сыграл, мои извинения коллеге. Игровые моменты проходят в какие-то доли секунды, сам иногда не осознаешь, что делаешь. Жаль, что фамилию игрока, которого травмировал, забыл.

— Какое было самое нелепое упражнение на тренировках в «Зените»?

— Тренировка подкатов — в ногу, в мяч. Это была катастрофа. А перед ними обычно челночную работу проводили. Никак не мог понять: зачем подкаты туда вставлять?

— После 23 марта 2002 года жизнь дала небольшую трещину?

— Ехали в три часа ночи по Донецку. До этого немного погуляли. Но за рулем не я сидел — приятель. Он и заснул. Врезались в столб. Голову разбил себе прилично. Два с половиной месяца в больнице пролежал. Прошел отделение нейрохирургии, непростые операции. Физические нагрузки врачи мне запретили на два года. Куда уж тут о большом футболе говорить. Деньги закончились, жена ушла. Впрочем, я со всем этим справился.

— Более трех лет отработали в должности доктора-механика. Выводили микроавтобусы на один из донецких маршрутов, попутно проверяя физическое состояние водителей. Нестандартная профессия для бывшего футболиста.

— А что мне оставалось делать? Команда, в которой я работал, приказала долго жить. А мне нужно было кормить себя и дочку, оплачивать Джулии обучение. Сейчас она у меня на третьем курсе учится, будет менеджером туристического бизнеса. Уже знает английский, испанский и учит греческий. Ее мама с нами не живет. Поэтому, когда знакомые мне предложили контролировать готовность микроавтобусов к выходу на маршрут, я добросовестно взялся за дело.

— Вставать приходилось в пять утра?

— В четыре десять. Выпускал шесть­десят микроавтобусов на маршрут. Проверял их техническую исправность. Путевки подписывал. Заодно контролировал физическое состояние водителей. Если чье-то лицо вызывала подозрение, мерил давление, таблетки давал. Затем нашел работу по своему профилю. Но эту не бросал. После выхода маршруток на линию возвращался домой, спал немного и ехал тренировать детскую команду. А вечером было занятие у взрослой команды. Год назад фирму закрыли. А так бы я до сих пор доктором-механиком трудился. Получал за эту работу три-четыре тысячи гривен (12–16 тысяч рублей. — «Спорт»). Нормально, учитывая, что работал четыре часа в день — с пяти до девяти утра.

— Сейчас у вас дела вроде бы пошли на лад?

— В донецком футбольном клубе «Титан» работаю с сентября 2010 года. Сначала занимался с деть­ми и параллельно был тренером взрослой аматорской команды. Но этим летом Сергей Погодин, в свое время выступавший за «Шахтер» и московский «Спартак», из «Титана» ушел. И я занял его должность директора клуба. На базе клуба работает спортивная школа, недавно был расширен тренерский штат. Радует, что есть перспективные ребята. Наша команда встречалась с «Шахтером» U-19. Обыграли «горняков» 4:1. У нас тоже довольно молодая команда — ребята 1990–1995 годов рождения. Некоторыми из них уже всерьез заинтересовались клубы украинской премьер-лиги.

— Когда последний раз наведывались в Питер?

— По-моему, больше десяти лет назад. Честно говоря, расстроился, что руководство клуба не пригласило всю нашу украинскую братию — меня, Вернидуба, Максимюка, — когда три года назад отмечали десятилетие победы в Кубке России. Наверное, уже тогда руководители «Зенита» предполагали, что будут покупать Халка... Хотя на месте клубных менеджеров я бы даже иногородних игроков пригласил. Сыграли бы показательный матч «Зенит»-1999 против «Зенита»-2009. Уверен, народу бы пришло больше, чем на нынешние матчи «Зенит» — «Спартак». Не сомневаюсь, на стадионе был бы аншлаг.

— С кем-то из экс-одноклубников по «Зениту» поддерживаете отношения?

— Раньше с Гешей Поповичем созванивались. Уйти в другой мир в таком возрасте — у меня просто нет слов… В который раз на подобных горьких примерах понимаешь, что главное в жизни не деньги, а здоровье.

Честно говоря, очень хотелось бы увидеть Васю Кулькова, Костю Лепехина, Рому Березовского. Ромка ведь еще играет — что значит вратари! Да со всеми ребятами из «Зенита»-1999 хотел бы встретиться и пообщаться.

sportsdaily.ru

Добавить комментарий
от имени