Цитата дня

АЛЕКСАНДР ПАНКОВ

Милевскому уже 36 лет. Это прекрасный возраст, чтобы завершить карьеру без травм и уйти на хорошей ноте. Да, были варианты из Украины и Беларуси. Но зачем тратить время?

Главная / Интервью / Андрей Воробей: "Практически ничем не занимаюсь, по возможности спортом занимаюсь и все"
09.08.2014, 12:49
В пятницу, 8 августа, в гостях у Sport.ua побывал экс-футболист сборной Украины Андрей Воробей. Он поделился своими впечатлениями от игр украинских клубов в еврокубках, рассказал о своей футбольной карьере, а также поделился планами на будущее.
 
- Какие у вас эмоции от игры «Днепра» и от результата?
 
- Нельзя сказать, что «Днепр» разочаровал... «Днепр» в прошлом году и в этом - две совершенно разные команды. Может быть, для чемпионата Украины этого бы и хватило, но для еврокубков этого недостаточно. Это не тот «Днепр», который мы обычно видели. Я считаю, что им нужно прибавлять от игры к игре. Будем надеяться, что в Лиге Европы днепропетровский клуб покажет совершенно другой футбол. По большому счету, они должны были проходить «Копенгаген».
 
- В чем «Днепр» не тот? Действительно, у них сейчас проблемы с составом, выпало 4 игрока основного состава, сменился тренер, у него другое видение игры. В чем была проблема «Днепра» в матче с «Копенгагеном», особенно в выездном?
 
- Может быть, из-за того, что поменялся тренерский штаб. Наверное, если сравнить подход этого тренера с тренером, который был, то Рамос больше времени уделял физическим кондициям. Мирон Маркевич, я знаю, меньше уделяет. Непривычно было видеть «Днепр», который не бежал, все происходило как-то непонятно на футбольном поле. Что касается игроков, которые не принимали участия в этих играх, то в «Днепре» есть игроки, которые могут их заменить. Понятно, Ротань - большая фигура. Но, я думаю, Джулиано можно было заменить, кого-то наиграть в межсезонье. Потому нет повода говорить, что отсутствовало чуть ли не полкоманды, или нужно еще усилиться. Нет, там достаточно хорошие игроки, которые на данный момент могут играть и могут сделать результат. Может быть, игроки еще не нашли взаимопонимания с тренерским штабом. Что касается финансов, я не думаю, что в «Днепре» все так плохо. Это не должно влиять на игру в целом.
 
- Господин Стеценко говорил, что легионеры не едут именно из-за ситуации в Украине, поэтому им приходится искать игроков в Украине. Тех, которых они видят, тех и берут. Эти игроки могут достойно заменить легионеров, того же Джулиано?
 
- Ушел Джулиано, но остальные-то остались.
 
- Стринич хочет уйти…
 
- Стринич же сейчас в команде. Понятное дело, два игрока. Они в прошлом году в этом составе играли, выиграли серебряные медали. Не думаю, что там что-то кардинально изменилось, нет. Да, согласен с тем, что легионеры не хотят ехать, потому что такая ситуация в стране. Но можно было, как минимум, показывать ту игру, которая была в прошлом году. Это я не видел.
 
- Насколько сказалось отсутствие Романа Зозули?
 
- Зозуля такой нападающий, который делает больше черновой работы, он больше бегает, борется, прессингует. Я бы не сказал, что он такой забивной нападающий, нет. Те же Селезнев, Калинич, они намного больше забивают. Поэтому дело не в нападающих. Там нападающих достаточно.
 
- В средней линии дело?
 
- Если мы сейчас будем перечислять всех футболистов, которые на данный момент находятся в составе «Днепра», там проблем вообще не должно возникнуть. Наверное, все-таки тренерская установка, может быть, тренерское видение футбола, может еще не притерлись игроки с тренером, нужно время. Но брали ж тренера под Лигу чемпионов. Нужно, как минимум, добиться того результата, что и в прошлом году. Пока что этого не видно.
 
- Сейчас многие говорят о том, что Женя Коноплянка не будет играть в Лиге чемпионов, и, естественно, ему стоит уходить. Как вы считаете, действительно стоит, уже пора, уже засиделся Коноплянка в «Днепре»?
 
- Я не знаю, как там, засиделся или нет, но, по моему мнению, ему можно было уйти, когда были хорошие предложения из топ-клубов. Может быть, стоит себя перебороть и пойти в более сильный чемпионат.
 
- Вы в одном из интервью говорили, что Коноплянка несколько ленивый парень, ему нравится, когда комфортно, хорошо. Ему в «Днепре» сейчас комфортно, хорошо. Это на самом деле так?
 
- Я так говорил тогда, когда он еще был в дубле и его привлекали в основную команду. Тогда - да. Но сейчас это совершенно другой Коноплянка. Да, я думаю, что он как местный игрок не очень хочет уходить, скажем так, с золотой жилы, из золотой коробки. Но есть масса примеров, тот же Воронин в свое время уехал. Может быть, стоит раз рискнуть и сделать шаг вперед. Он сейчас звезда тут, но там себя попробовать нужно же тоже. Шевченко же тоже ушел, когда был пик. Может быть, не надо передерживать футболистов, которые в золотой клетке могут и умереть.
 
- То же касается и Андрея Ярмоленко? Сегодня появилась информация об интересе к нему «Сток Сити». Уже не «Ливерпуль», уже не «Тоттенхэм», уже «Сток Сити». Пора уже уходить наконец?
 
- Это зависит все-таки от руководства клуба. Президенты не так охотно расстаются с ведущими игроками. И Ярмоленко, и тот же Коноплянка - это же ведущие игроки чемпионата Украины, сборной Украины и своих клубов. Конечно, я понимаю, они не очень хотят расставаться с такими игроками за маленькие деньги. Но, я считаю, что нужно давать дорогу игрокам, чтобы они росли дальше. Это будет полезнее для нашего футбола. Им на смену будут приходить молодые игроки. Они будут видеть, что им нужно расти до таких игроков, как Коноплянка, Ярмоленко. Они ушли - есть вакантное место, и люди будут стремиться. А так держать в золотой клетке игроков… Сегодня он будет играть, завтра будет играть, еще год-два, а потом уже никому не нужен будет.
 
- Еще два матча Лиги Европы были сыграны украинскими клубами. «Заря» прошла «Мольде», а «Черноморец», к сожалею, вчера проиграл «Сплиту» 2:0 и вылетели. Удивительным ли был для вас результат, зная ситуацию, которая была в «Черноморце», откуда ушли игроки, сейчас нестабильная ситуация с «Зарей»?
 
- «Заря» прошла, она своего добилась. Какой ценой - это уже никого не волнует. Они прошли, все, там вратарь чудо сделал. Что касается «Черноморца», они в первую очередь проиграли там. Я смотрел эту игру, очень невзрачная игра была. Понятно, там куча проблем, многие игроки поуходили, но многие и пришли. Зная тренера, наверное, они больше заслужили вылет, чем проход дальше. Не тот «Черноморец». Все была решено в первой игре, когда они проиграли 2:0.
 
- Вы видите перспективу в этом «Черноморце», который становится практически украинской командой? Зная то, как умеет Григорчук работать с молодежью, с новыми людьми, вам кажется, что эта команда может бороться за высокие места в чемпионате Украины?
 
- Думаю, да. Я, наоборот, даже приветствую, чтобы было как можно больше украинских исполнителей в командах. Зная тренера, я думаю, он это сможет сделать, но на это нужно время. Может, ценой Лиги Европы. Я надеюсь, что он сделает игру. Мне нравится, что в команде много украинцев. Будет расти и наша сборная, и вообще украинские игроки.
 
- Вы общались с Сергеем Назаренко, как он принял решение уйти в «Черноморец»?
 
- Нет, к сожалению, я не созванивался. Я созванивался с ним, когда он еще отдыхал после «Таврии». А после того, как он перешел в «Черноморец», я уже с ним не созванивался, поэтому не знаю. Но для него это плюс, конечно. Все-таки карьера уже идет немножко на снижение, поэтому попасть в такую команду, как «Черноморец», - это хорошо.
 
- Возможно, чтобы украинские клубы выиграли хоть один из еврокубков на данный момент?
 
- Если они это сделают, это будет такой подвиг! Нереально сейчас в данной ситуации, сейчас много проблем во всех клубах. Знаете, многие думают не о футболе, а о ситуации в стране. Конечно, не хотелось бы к этому возвращаться, тем не менее, это актуальная тема, потому что она накладывает отпечаток, многие клубы не могут играть у себя дома при поддержке своих болельщиков. Но все равно у легионеров в голове мысли, чтобы семьи не беспокоились, у украинцев тоже свои семьи. Все переживают из-за войны на востоке. Я думаю, что трудно будет выиграть, практически нереально. Но если кто-то сделает это, будет такой подвиг, как будто чемпионат мира выиграли.
 
- Как вам кажется, кто ближе всех к этой возможности или хотя бы бороться за выход в плей-офф?
 
- Пока что из тех клубов, которые играли, я не увидел команды, которая может бороться. Как будут играть (касается «Шахтера» и «Металлиста»), посмотрим. Пока что команды не показывают сильного, яркого футбола.
 
- «Шахтер» без легионеров - это абсолютно другая команда? Как вам кажется, Луческу сможет найти какой-то подход к молодым украинцам, которым он сейчас вынуждено доверяет?
 
- Пока что легионеры не ушли из «Шахтера», насколько я знаю.
 
- Пытаются уйти…
 
- Да. Свои демарши устраивают. Но Луческу, думаю, найдет замену и найдет такие рычаги, чтобы эти игроки остались. Сделает для них максимально комфортные условия, и, я думаю, никто никуда не уйдет. Может быть, один-два игрока.
 
- Это вы сейчас говорите о финансах, им должны повысить контракты, чтобы они остались?
 
- Нет-нет- нет, не о финансах. Комфортные условия для их семей, чтобы они не переживали, не думали о плохом.
 
- А как вы вообще восприняли эту историю, когда пять человек (бразильцев) не захотели возвращаться в Украину, оправдывали потом, но, тем не менее, говорили, что не вернутся?
 
- Это нонсенс, это «патриоты» такие. Как только где-то чуть-чуть плохо стало, у клуба появились небольшие трудности, то видно, кто начал бежать с корабля. Почему Срна не ушел, у которого были предложения намного лучше, почему другие игроки не ушли? Они сказали в начале: «Мы клуб не покинем». А вот, конечно, менталитет у этих футболистов, которые пытаются найти малейшую зацепочку и убежать из клуба - это, конечно, не красит их. Это не патриоты клуба.
 
- Бразильцы все такие?
 
- Я не сказал бы, что все. Но видно, что они здесь из-за денег. Они не думают о клубе.
 
- «Шахтер» очень зависит от легионеров? Все последние успехи «Шахтера» в большинстве своем связаны с легионерами. В принципе, может сейчас существовать чемпионат или команда без легионеров?
 
- В принципе, может существовать.
 
- Но не показывать результат, получается…
 
- Да. Луческу в открытую говорит, что делает ставку на латиноамериканских исполнителей. Вся его работа, десять лет шли по его сценарию. И когда в определенный момент их не станет, все его замыслы, рисунок игры, все пропадет. Понятное дело, что «Шахтер» зависит от легионеров, сделает все, чтобы эти игроки остались. Сейчас нужно найти подход к каждому человеку, чтобы объяснить, что все будет хорошо, нужно играть дальше.
 
- Кто вам из молодых игроков «Шахтера» нравится?
 
- Много футболистов, которые в аренде в «Ильичевце» и в других командах. Им нужно доверие. Понятно, что всех не возьмешь, всех не поставишь куда-то. Но тот же Болбат ушел в «Металлург», нормально себя зарекомендовал. Гречишкин ушел в «Черноморец», но в один момент он может вернуться. Я думаю, просто нужно время, чтобы вырасти до уровня «Шахтера», им нужна практика, нужно притереться. Когда человек будет показывать, тогда, конечно, его возьмут. Тренер не будет принципиально кого-то не брать из-за того, что он его там не любит, нет. Нужно дорасти до уровня «Шахтера» - тогда они вернутся.
 
- Какие у вас были отношения с Мирчей Луческу, понимая, что вы, даже будучи украинцем, в его видение игры не всегда вписываетесь?
 
- Что было, то было. Когда была эта перестройка, я, конечно, был недоволен, потому что у меня было мало игрового времени. Поэтому я и принял решение уйти в «Днепр», где практически все были украинцы, мало было легионеров, и меня тренер хотел там видеть.
 
- Есть легионеры, которые, вы говорите, приезжают сюда за деньгами. Были ли такие легионеры, что вы понимали, что они действительно сильнее вас? Правда, пускай Брандао играет, он молодец...
 
- Конечно, есть футболисты сильные. Но я не видел, чтобы на тот момент, когда я уходил, Брандао был сильнее меня или кого-то еще. Просто было доверие тренера, тренер ему доверял больше. Понятное дело, что он играл, у него игрового времени было больше и забивал он, получается, больше. У каждого игрока есть тренер свой, не свой. Есть тренеры, которые, как бы ты ни выступал, не видят тебя. То же касается Гладкого - забивал, забивал, но не видел его Луческу в составе. Все, через время он ушел. Сейчас опять вернулся, не знаю, получится ли. Все равно Луческу любит делать ставку на латиноамериканских игроков. Конечно, в этой ситуации, когда в стране туговато, многие сюда не едут. Сейчас, может быть, эта политика немножко поменяется в клубе. Может, будет больше доверять украинским исполнителям.
 
- Нынешний бразильский нападающий «Шахтера» Луис Адриано вам нравится как игрок? Его же много критикуют…
 
- Да, он там много не забивал, но у него есть свои плюсы: он хорошо борется, у него есть скорость хорошая. Не знаю, забивает он нормально. Сейчас уже лучший бомбардир, и если будет забивать, то уже и меня обгонит (смеется).
 
- Максим Шацких вас, кстати, обогнал…
 
- Максиму повезло, он дольше выступает. У меня, к сожалению, не получилось дальше выступать, потому что не было предложений.
 
- Были ли у вас предложения остаться в «Гелиосе» или выступать еще в каких-либо клубах после того, как вы ушли?
 
- После «Гелиоса» у меня из Высшей лиги не было предложений. Разговоры ходили, но не больше, не меньше. Уже все боялись возраста, в 33-34 года, у нас в Украине, к сожалению, на игрока накладывают вето. Да, предложения из «Гелиоса» были о сотрудничестве, но по началу я не мог, думал. Недавно они меня тоже звали, но не получилось.
 
- Получается, вы официально завершили карьеру игрока?
 
- Вряд ли я уже смогу играть, потому что я уже полтора года не тренируюсь, и мне уже немножко сложновато будет начать, если вдруг что-то появится. Но, если вдруг что-то и появится, может, и стоит попробовать.
 
- Может, уже какой-то прощальный матч провести, собрать всех друзей, болельщиков?
 
- Да нет, в нынешнее время это неактуально. Если честно, я бы и в другое время такое делать не хотел.
 
- Почему?
 
- Не знаю. В это время точно не до этого.
 
- Каково ваше мнение о Мироне Маркевиче, как о человеке?
 
- Я так и думал, что будет этот вопрос, ждал. Не сложились у меня с ним отношения - и все. Что я могу сказать?
 
- Они же не изначально не сложились, а после той странной истории... А как было, когда вы переходили? Тем боле,  вас звал Маркевич в Харьков, он на вас рассчитывал…
 
- Меня звал Евгений Красников. Не знаю, звал ли меня Маркевич. Мы встречались, поговорили ровно две минуты и все. После этого наши отношения не изменились, все на бегу да на бегу.
 
- Только на бегу? Он же говорит, что любит общаться с игроками, вызывать их и говорить по душам. Такого не было?
 
- Это вам он говорил. Такого не было, он явно не любитель разговаривать. Да, подсказки есть, все тренеры рассуждают, но чтобы с каждым игроком общаться, вести беседу, такого не было. Он этим не отличается.
 
- А на футбольном поле, во время игры Мирон Маркевич вам что-то подсказывал?
 
- Во-первых, болельщики кричат, так что не слышно тренера во многих эпизодах. Во-вторых, если там где-то слышал, то только ругательные слова. Подсказок я не слышал. Помощники там решали все. И в последнее время, когда был в «Металлисте», тренировали в основном вторые тренера. Маркевич особо в тренировочном процессе не участвовал.
 
- Так а вы с ним как-то общались после того, как он вас выгнал с базы «Металлиста» и в принципе из команды, или даже не шли на контакт?
 
- Да он не хотел идти на контакт даже. Там уже и президентом договорились, и с Красниковым, но Маркевич не хотел разговаривать и все. Есть такие принципиальные люди. Как будто я ему денег был должен.
 
- Как вам это объяснили?
 
- Человек вспылил. Он не может переступить через себя. Даже не хотел слушать.
 
- Он настолько принципиален как человек или это только с вами так случилось?
 
- Да нет. Думаю, это показательное выступление, хотел сделать это перед всеми, хотя это никто не воспринял. Его легионеры и так не воспринимали, поэтому эти показательные выступления ничем не помогли. Не знаю, я в его голове не ковыряюсь, не знаю, о чем он думал. Я вот только слышал в передаче, что он сказал, будто я утратил интерес к футболу, после «Шахтера» «Металлист» - не мой уровень. Он забывает, что я после «Шахтера» еще в «Днепре» играл, забивал голы, и в «Арсенале» играл, забивал голы. В «Металлист» пришел, да, может там меньше забивал, но я же интерес не утратил. Перед этим не утратил, а потом, видите ли, резко утратил. К тому инциденту добавлю: меня за неделю до этого не было в заявке на чемпионат. Утратил я интерес или нет? Я полгода бегал по кругу, когда все делали основные упражнения в командах. Это все умалчивается.
 
- Как вам кажется, нынешний «Металлист» может при Рахаеве раскрыться и вновь заиграть? Опять-таки проблемы с легионерами, но не столь катастрофические. Как вам нынешний «Металлист»?
 
- Если будут как минимум те же условия, если будет финансирование, то, думаю, Рахаев справится. Потому что последний год в «Металлисте», насколько я помню, Рахаев и еще помощники в основном тренировали команду. Я думаю, что этот тренер тогда уже получил большой опыт в работе с командой, поэтому, я думаю, что для него нет проблем сейчас и он справится с этой задачей, и «Металлист» будет играть.

- Как вам кажется, чем отличается Рахаев от Маркевича? Как должна заиграть команда при Рахаеве?

 
- Рахаев отличается от Маркевича хотя бы тем, что разговаривает футболистами, поддерживает микроклимат в команде. Рахаев разговаривает, он может подойти с кем-то поговорить. Я согласен с тем, что тренировали все равно по схеме Маркевича. То есть в тот период Рахаев не мог привносить что-то свое. Где-то, может, они разговаривали. Если сравнивать Рахаева того и нынешнего - это разные люди. Тогда он притирался, получал опыт. Сейчас это другой человек, я думаю, что у него все получится.
 
- Кто был вашим тренером? Вы говорите, что тренер должен и научить, и поговорить, и быть и психологом, и хорошим другом. Из той массы людей, с которыми вам пришлось работать, как вам кажется, кто был действительно вашим тренером?
 
- Если считать тренеров из дубля, то это и Носов, и Грачев, и Яремченко, и Прокопенко, и Скала, и Протасов, и Заваров. Они ко мне хорошо относились, я оправдывал их доверие. Они действительно разговаривали. Тот же Скала, с его менталитетом, хоть и через переводчика, но все равно общался со всеми, со всеми шутил. Я считаю, что он вообще сильный тренер. На тот период, конечно, очень запомнился.
 
- Насколько легко было после работы с украинцем вдруг перестроиться на работу с иностранцем? Это была действительно большая разница для «Шахтера»? Тем более со Скалой вы взяли первое чемпионство для «Шахтера». Как работалось с иностранцем?
 
- Для нас это было такое, чего мы еще не знаем, новое. И Валерий Иванович, и Прокопенко, и Носов, и Грачёв - это все-таки наши тренеры, наш менталитет, наше видение футбола. А тут пришел человек с другим менталитетом, с итальянским видением футбола. Там совершенно другая подготовка, для нас это было очень интересно, все как будто только начали футболом заниматься. Даже те, кто не играл, все равно не жалеют о том, что в то время попали под Невио Скалу.
 
- Вы жалели, что его несколько неожиданно уволили среди сезона?
 
- Я жалею. Я считаю, что нужно было бы на тот момент дать ему чуть-чуть больше доверия. Да, мы обожглись в еврокубках, проиграли «Аустрии» с большим счетом. Луческу же там тоже не каждый сезон выстреливает. Все равно для работы тренера нужно минимум три-четыре года, только тогда можно смотреть плоды его деятельности, а так - прошло полтора года. Жалели, конечно.
 
- Команда с тренером срабатывается три-четыре года, так получается? Или это зависит от тренера и команды?
 
- Я считаю, что как игроку, так и тренеру нужно хотя бы три-четыре  года, чтобы вывести команду на уровень. С нуля не придет ни один тренер, не сделает тебя чемпионом, не выиграет еврокубки. Луческу же тоже не сразу выиграл, спустя три года.
 
- Получается, мы сейчас зря ждем суперпобед от «Днепра» или от «Динамо» с новыми тренерами?
 
- Сейчас ожидать, наверное, не придется. Можем довольствоваться украинским чемпионатом. Сергей Ребров - молодой тренер, ему нужно время. Сразу он не приведет «Динамо» к каким-то там победам. Если выиграть чемпионат Украины, то это будет одно, но в еврокубках будет тяжело, конечно.
 
- Как вам кажется, что не получилось у Блохина? Какой Блохин тренер, как он общается? Возможно он в сборной иной?
 
- Я не знаю Блохина, как тренера клубного, я видел со стороны. Что касается сборной, работа в сборной и в клубе - это две разные работы. В сборную приходят уже готовые игроки, там нужно только время подготовить к игре, объединить игроков. Там лучшие игроки чемпионата Украины или зарубежья. Клубный должен наладить весь процесс. Как показала практика, у Олега Владимировича это не получилось ни в одной команде.
 
- Он мотиватор, ругает хорошо?
 
- Ругает, да, но ругает по делу и без дела.
 
- Без дела - это как?
 
- Бывает, вспылит без повода. Ну, вы знаете его характер. Сами помощники удивляются, почему он это сделал.
 
- А как вам с ним работалось, легко?
 
- Тогда у нас была вообще специфическая сборная, когда у многих это был последний шанс. Тогда игроки из кожи вон лезли, чтобы попасть на чемпионат мира. Поэтому мы добились этого.
 
- Для вас 1/8 финала - это самый памятный матч в вашей карьере? Или какая игра была самой памятной?
 
- Что касается еврокубков, то да, я большего не добивался. Даже на клубном уровне я далеко не проходил. Сборная - это пик моих достижений.
 
- С какими эмоциями вспоминаете матч со швейцарцами?
 
- Я эту игру помню. Я играл, меня заменили уже в дополнительное время. Мы - две команды, которые играли без ворот. То есть стопроцентных моментов не было, но накал был просто сумасшедший. 90 минут дошли до того, что у меня судороги начали хватать, это редко бывает, но начали.
 
- А если бы сказали бить пенальти?
 
- Пошел бы бить. А когда Саша Шовковский еще сотворил чудо (пенальти все отбил), признаюсь, мы гуляли дня два (смеется).
 
- Поэтому с итальянцами 0:3, да?
 
- Нет, нет. Ну, я в шутку сказал, что гуляли, просто все ходили в эйфории. Итальянцы же выиграли тогда чемпионат мира, поэтому нам не зазорно проиграть чемпионам мира. Все решил первый гол на первых минутах, нас это немножко надломило, хотя мы их полтора тайма душили-душили, два раза в перекладину попали, могли сравнять счет, но мастерство подвело. А потом еще в конце два пропустили. Я считаю, что даже с итальянцами мы играли достойно, могли и выиграть.
 
- Александр Владимирович (Шовковский) говорил, что как раз эта эйфория и помешала, что он выходил и понимал, что, наверное, не выиграть матч с итальянцами…
 
- Может быть. Все-таки мы так далеко дошли в первый раз. Поэтому, может, где-то в глубине души не смогли себя переломить. Хотя играли мы очень неплохо. Эта эйфория прошла со стартовым свистком судьи.
 
- Какие были самые памятные ваши голы в вашей карьере?
 
- Один из самых памятных - это гол «Славии», когда мы с «Шахтером» первый раз вышли в Лигу чемпионов, в групповой этап. Забил там три гола. И, конечно, запомнились голы на тот момент еще в принципиальных играл с киевским «Динамо». Дважды в финалах: когда мы со Скалой выиграли финал и когда с Яремченко  проиграли. Эти голы мне больше всего запомнились.
 
- Был момент, о котором вы до сих пор жалеете, например, о голе, который не забили? Вас тоже критиковали, особенно за пенальти, да и так...
 
- На самом деле помнится приятное, все остальное я старался выкидывать из головы. Ляпов было много: и с метра, и с полуметра не забивал. У каждого футболиста, наверно, такие моменты бывают. Я не исключение, у меня тоже было много таких моментов. Если честно, я уже так не припомню.
 
- Как вы считаете, почему многие из нашей талантливой молодежи, вечно подающей надежды, так и не смогли достичь высокого уровня в футболе, имея отличные шансы, в частности, Руслан Фомин, Алексей Белик, Николай Ищенко, Адриан Пуканыч и Максим Фещук?
 
- Что касается Белика, он все-таки поиграл нормально в «Шахтере». Не думаю, что он подавал надежды и не заиграл. Фомин до сих пор играет, Белик, все играют. Они все равно чего-то добились, они играют в чемпионате Украины, в Высшей лиге. Может быть, это их уровень, просто они выше, может, не могут. Я не сказал бы, что они подавали такие надежды, как Воронин, Шевченко или Тимощук.
 
- Ну Белик то точно подавал. Все говорили: он, возможно, наш второй Шевченко. А что случилось?
 
- Пускай Белик сам ответит, я не знаю. Ну, где-то что-то не пошло. После «Шахтера» попал в «Днепр», там много травм, смена тренера. Его приглашал один тренер, потом другой. Где-то что-то не получилось. И потом, возраст уже. Ну да, я думаю, он мог добиться большего.
 
- Правда ли, что во время выступления в «Шахтере» у вас было предложение от «Удинезе»?
 
- Об этом я узнал спустя лет пять-шесть, и то, кто-то из работников клуба мне сказал. Если якобы это предложение было, тогда мы не знали, тогда это все в клубе варилось и нам никто ничего не говорил. Тогда агентов, по большому счету, не было в нашей стране, я и не сотрудничал с агентами. Может быть, и было.
 
- То есть это официальная бумага в клуб приходила и вам ничего не сказали?
 
- Я не знаю, приходила бумага или предложили по телефону. Может быть, официально приходила. Это знает только президент и те люди, которые работали на тот момент в клубе. Но я об этом не знал вообще.
 
- Какие были предложения, о которых вы знали, если они были в принципе?
 
- Никаких не знаю. Я где-то до 2005 года ни об одном предложении не слышал.
 
- А потом было? Вот вам сказали, что был «Удинезе»...
 
- Ну, якобы. Я не видел этой бумаги, я не знаю, может быть, и нет, может, это слухи. Мне тоже сказали, и я поверил. Возможно, в тот момент, где-то в 1998-2000 годах, были какие-то предложения. Может быть, но я их не видел, не знаю.
 
- Были у вас амбиции поиграть за границей, возможно даже не в топ-чемпионате?
 
- Я говорил насчет Коноплянки и Ярмоленко. Они выросли в этих клубах. Я понимаю, что им трудно уйти. У меня в свое время было то же самое, я не знал, куда уйти. Когда было предложение от «Днепра», я ходил месяц смурной, для меня было диким уйти из родного клуба, я не знал, как себя вести в другом клубе, это для было что-то новое. Я сильно переживал, но ушел. Сейчас я понимаю, что, может быть, нужно было это сделать и раньше, если бы были предложения. Сейчас по Ярмоленко и Коноплянке есть предложения. Я их понимаю, что они не хотят сменить обстановку, потому что лучше быть первым на деревне, чем последним в городе. Я им посоветовал бы перешагнуть через это и пойти в какой-нибудь топ-чемпионат.
 
- То есть вы все-таки жалеете, что такое не сложилось в вашей карьере?
 
- Нет, я ни о чем не жалею. Я же не знал, что есть какие-то предложения. Если бы были предложения, может, я сейчас жалел бы. Я же не знаю, были предложения или нет. По разговорам - были, а официально, может, их и не было.
 
- Чем вы собираетесь заниматься? Вас больше прельщает карьера агента, менеджера или тренера?
 
- Что касается менеджера, я пока что до этого не дорос. Не то чтобы не дорос, там нужно курсы определенные заканчивать. Агентом я себя тоже не вижу. Это таким нужно быть пронырой, который мог бы влезть в любую щель. А что касается тренерской карьеры, то да, там я себя, может быть, и вижу. Хотелось бы с чего-то начать.
 
- Вы уже записались на тренерские курсы?
 
- Я пока что начал с малого, категорию «С» открыл, сейчас, я думаю, к концу года буду подавать заявку на категорию «А», «В». Нужно что-то делать, учиться. Пока что я ничего не делаю, сейчас я занимаюсь семьей, готовлю сына в первый класс. Когда пойдет в первый класс, тогда я уже буду и о себе думать.
 
- В «Гелиос» вас приглашали на тренерскую должность или управленческую?
 
- Нет-нет, в «Гелиос» меня приглашали еще поиграть. Но не президент, а спортивный директор. Предлагали поиграть, но не сложилось.
 
- Сын футболом занимается?
 
- Сейчас да, у нас возле дома есть стадион, там тренируют детей такого же возраста, 6-7 лет. Вожу его каждый день, бегает там. Сейчас трудно что-то требовать от детей такого возраста. Ему интересно.
 
- Он всем рассказал, что его папа - Андрей Воробей?
 
- Конечно, даже я там играю вместе с ними.
 
- Вы хотели бы, чтобы он прошел такую же судьбу, как и ваша?
 
- Наверное, каждый отец, который прошел такую дорогу, хочет, чтобы сын пошел по его стопам. Мама, наверное, не хочет, потому что как-то она мне говорила: «Хватит одного калеки в семье». Второго не хочет. Но, с другой стороны, я хочу. Сейчас она уже смирилась с тем, что для него тоже будет полезно заниматься спортом. Посмотрим, что оно будет. Сейчас пока что еще рано говорить.
 
- Вы как-то рассказывали, что английский вам давался с трудом, а для тренерской карьеры, наверное, нужен…
 
- Нужно. Надо себя заставить. У нас дома дебаты идут такие: жена меня отправляет на курсы, я сопротивляюсь. Но, я думаю, переборю себя и пойду заниматься. Это не только для тренерской карьеры, это для жизни нужно.
 
- У вас сейчас много свободного времени. Как вы его проводите, чем занимаетесь?
 
- Как я уже сказал, я больше времени уделяю семье. Так практически ничем не занимаюсь, по возможности спортом занимаюсь и все.
 
- У вас есть какое-то хобби, рыбалка, например?
 
- Правильно, угадали, рыбалка. Но сейчас очень жарко, сейчас не клюет, поэтому пока затишье.
 
- С кем рыбачите?
 
- С друзьями, сейчас много друзей приехало.
 
- Как поддерживаете физическую форму?
 
- Рядом с домом есть стадион. По возможности бегаю, иногда на фитнес хожу.
 
- Вас зовут какие-то ветеранские команды? Сейчас Святослав Сирота организовывает команду, где играют экс-игроки, в том числе сборной Украины. Вас не звал?
 
- Нет, не звал. Когда в Донецке еще ситуация была хорошая, ездил туда, играл за ветеранов. Сейчас, конечно, там не поиграешь. В Польшу едем со сборной ветеранов Украины пятого сентября. Если есть предложения, то не отказываюсь.
 
Теги:
Добавить комментарий
от имени