Цитата дня

МИХАИЛ КОПОЛОВЕЦ

Я не работаю в IT, я просто снял ролик для IT. Ты хочешь, чтобы я тебе что-нибудь сказал? Мы снимали ролик для, б##, IT-компании. Какой я айтишник?

Главная / Новости / Международные / К Каневскому есть финансовые претензии у Шафира
20.08.2014, 12:00

Легендарный киевский динамовец, 77-летний Виктор Каневский, готовится к иску в свой адрес. С него требует $56 тыс. долга его американский друг Борис Шафир.

 

— Мои друзья-адвокаты готовят документы и где-то в сентябре дело будет в бруклинском суде. У меня масса расписок, что он мне должен. Даже записан его голос на магнитофон, хотя, как считается у нас в Нью-Йорке, это нелегально. Но расписки вполне могут сойти за доказательство. Только вот заставить его платить, боюсь, никто не сможет, поскольку у него за душей, я так понимаю, ничего нет. Он, конечно, какую-то пенсию получает. Но вообще вся семья у них не работает, сидят на шее у государства. Если и заставят его платить, это будут копейки. Может, 10—20 долларов в месяц.

 

— На что же вы рассчитываете?

 

— На сатисфакцию. Я просил его по-человечески — вернуть хотя бы $20 тыс. к свадьбе моей дочери, он не реагировал. Хочу, чтобы суд официально признал, что он виновен. Я покажу эти бумаги, чтобы и земляки в нашей общине здесь, и в Украине знали, как он поступает с честными людьми. Кроме того, при наличии решения суда я смогу списывать со своих налогов часть денег, которые потерял на нем. А вообще, чего скрывать, мне бы очень пригодились эти $56 тыс, учитывая, что мне 61, и в следующем году я выхожу на пенсию.

 

— Растолкуйте фразу — "сидят на шее у государства".

 

— Дочь Каневского была много раз замужем. У нее два сына от разных мужей, два молодых орла, которые непонятно чем занимаются. Очередной ее муж — дантист, имел офис в Бруклине, она была при нем, они что-то здесь крутили. В принципе, у него был какой-то капитал. Но впоследствии оказалось, что он свой офис оставил. Разъезжал по тюрьмам — город просил его лечить зубы тюремщикам. Сейчас, как я понимаю, он уже не работает. Большой дом, который был у Каневских в штате Нью-Джерси, государство отобрало, потому что они были не в состоянии платить за него. Сейчас они живут в другом месте.

 

— Как вы познакомились с Каневским?

 

— Я всегда был фанатом футбола. Когда он сюда приехал, тут был невероятный интерес к нему, потому что в Союзе приблизиться к таким звездам было невозможно. Богатые люди помогли здесь ему открыть футбольную школу. Я, естественно, пришел посмотреть на него. Увидев, что я разбираюсь в футболе, Каневский иногда поручал мне тренировать 15—16-летних ребят. Так у нас завязались отношения. Когда его дочь в 1990-м уезжала из Киева, он попросил меня полететь в Вену и встретить ее. Я ему в этом помог. Он познакомил меня с Бибой, Мунтяном, когда они приезжали в США. Я же в 2006-м был единственным гостем из Нью-Йорка на праздновании его 70-летия в Киеве. Подарил ему рубашку, галстук и 50 долларов в конверте.

 

Все эти годы я ему постоянно ссужал деньги. Никогда не спрашивал, зачем. Но ему всегда почему-то не хватало. Почему? Потому что дочь у него никогда толком не была устроена, и ему всегда нужны были деньги, чтобы перекрывать какие-то расходы, очевидно, связанные с ее проблемами. Одалживал ему по $3—5 тыс. — примерно четыре-пять раз. Когда в США в 1994-м проходил чемпионат мира, у него были какие-то дела с билетами. Он и меня привлекал. Но я отказался. А после ЧМ он попросил взаймы — видимо, "влетел". Я ему опять дал. Он всегда все возвращал. Но в сентябре 2005-го он мне снова позвонил: "Боречка, срочно нужны деньги". И я побежал в банк закрывать два своих счета. Каневский обещал, что через три месяца все вернет.

 

— Сколько вы ему ссудили?

 

— Один раз — $33 тыс. Другой — $10 тыс. В сумме — $43 тыс. Он мне сказал — под 15%. Я возразил: "Витя, я не банк, мне не нужны проценты. Через три месяца просто верните эти деньги". Что произошло потом? Он мне сказал: "Боря, ты должен подождать годик, у нас небольшие проблемы". И выдал мне новую расписку, с новыми цифрами, с учетом этих 15%. Ну, раз человек пишет 15%, почему я должен отказываться? Но дело затянулось. На его 70-летии я напомнил ему о долге, он опять попросил отсрочку. Я верил ему, его имени. Но затем он вообще перестал мне звонить. И в 2011 году я его прижал: "Витя, если не вернете деньги, я сообщу в киевское "Динамо", подам в суд". Короче, он мне сказал, что будет возвращать по две тысячи в месяц наличными. Я попросил: "Дайте мне лучше чековую книжку". Он: "Нет, только наличными". В июне 2011-го привез две тысячи, но сказал: "Боря, у нас большая проблема, забрали дом. Я не знаю, что будет дальше". Общая сумма, с его желанием платить мне 15%, составляла тогда $75 тыс. Но мы сошлись на $56 тыс. Он дал расписку, подписанную им и его дочкой. Мол: "Ну, мало ли что со мной произойдет". На начальных расписках, кстати, была только ее фамилия, потому что он получает здесь от государства, кроме пенсии, талоны на питание, как малоимущий. И чтобы нигде не числиться, говорил: "Давай выпишем на Виту". Я не думал, что этот человек меня просто кинет...

 

— Зачем ему нужны были те 43 тысячи?

 

— Видимо, взяв дом, они почувствовали, что не могут его тянуть, поэтому им срочно понадобились деньги. Наверное, рассчитывали, что зять-дантист подработает и они войдут в ритм жизни. Но не получилось. Почему думаю, что на удочку Каневского попался не только я? Однажды я был в ресторане с этим дантистом, выпили по рюмочке. И он так хамовито мне сказал: "Знаешь, Боря, ты не спеши со своими деньгами, я их тебе отдам. Есть еще люди, которым я должен возвращать".

 

— А что случилось со школой Каневского в Бруклине?

 

— Не знаю, но однажды он мне сказал: "Боря, школой я больше не занимаюсь".

 

— Как думаете, почему у него не сложилось в Америке?

 

— Возраст. Я приехал сюда в 26. Он — в 54. Проблемы с языком. Он совершенно ничего не знает по-английски. Одно время, кстати, я был у него переводчиком в колледже, куда его пригласили тренером — помогал ему бесплатно. Может, он надеялся, что с его именем у него тут появятся шансы. Но имя не помогло. Да и европейский футбол здесь — мертвое дело. И все время возникали какие-то проблемы с его дочерью. Если бы он был здесь только с женой, они бы спокойно жили. Его супруга Тамара, кстати, милая женщина. Он же — всегда расстроенный. Никогда не видел его в хорошем настроении.

Виктор Каневский  подтвердил, что должен своему бывшему другу крупную сумму.

— Виктор Израилевич, вы знакомы с Борисом Шафиром?

— Да. Ну-ну...

— Он показал нам расписку, согласно которой вы должны ему $56 тыс, и собирается подавать на вас в суд.

— По этому вопросу я не хочу разговаривать... (после паузы) Я виноват, и он виноват. Все виноваты. Никто ему не говорил, что ему не отдадут эти деньги. Я ему сказал: "Мы отдадим, в этом не должно быть никаких сомнений. Но чуть позже, надо подождать". В связи с обстановкой здесь мы немножко запарились. Вот и все.

— Какие у вас возникли трудности?

— Он лучше знает, чем я вам расскажу. Хотя его это не должно волновать, конечно.

— Под этой распиской действительно и подпись вашей дочки?

— Да.

— Как сейчас дела у ее мужа-дантиста?

— Знаете, нужно прекращать этот бесполезный разговор. Я просто не понимаю, что он (Борис Шафир, — Авт.) делает. Это ж не поможет.

— Расскажите, как вы поживаете? Чем занимаетесь?

— Чем я могу заниматься? Мне скоро 80 лет (смеется). Живу с семьей в Нью-Джерси.

— На что живете?

— На пенсию. Это ж не украинская пенсия, здесь она другая.

— Когда в последний раз были в Киеве?

— Пять лет назад.

— Что-то вас сейчас связывает с Украиной?

— Здоровье. Ноги болят, спина. Ходить тяжело. Вены повылазили.

— Американская медицина помогает?

— Если бы не помогала, уже кишка была б.

— Что думаете о происходящем в Украине?

— Конечно, переживаю за страну, в которой родился, вырос, прожил более 50 лет. Но чтобы что-то думать, нужно знать. А послушаешь одни известия — говорят одно. Послушаешь другие — там совершенно другое.

Добавить комментарий
от имени