Цитата дня

СЕРГЕЙ КРИВЦОВ

Нам с женой как-то предлагали принять участие в проекте "Міняю жінку". Жена отказалась

Главная / Интервью / Олег Блохин: "В основном футбольные передачи смотрит жена"
02.10.2013, 12:08
Вчера вечером эксклюзивное интервью «СЭ» дал главный тренер «Динамо» Олег Блохин.  Найти окно в его плотном графике сейчас так же трудно, как попасть на аудиенцию к английской королеве. Два матча в неделю, ежедневные тренировки - даже зловредный вирус, некстати подстерегший на рабочем месте, выбил главного тренера «Динамо» из колеи всего лишь на сутки. Мы несколько раз договаривались о неспешной беседе под диктофон, но переносили ее - сперва на неделю, затем еще на одну. Три четверти часа, уделенные вчерашним вечером корреспонденту «СЭ», не без скрипа вписались между двумя плановыми совещаниями с помощниками: на вечернем занятии Олег Блохин планировал отработку тактики на матч против «Рапида».
 
- Мне это кажется или у вас за год работы с «Динамо» действительно прибавилось седых волос?
 
- Работа нервная, - Блохин, не ожидавший такого начала разговора, улыбается. - Если бы я пришел в клуб с меньшей историей и амбициями, мне, наверное, было бы легче, а седины - меньше. По разным причинам нам не удается пока дать результат, которого ожидают все - болельщики, руководство клуба, вкладывающий свои деньги президент.
 
Чего не хватает на данном этапе, так это времени. Но вот ведь что удивительно: за «Шахтером» признают право на перестройку состава и снижение результатов, а за «Динамо» - нет. Не замечая, что в «Металлисте» кадровая обойма формировалась на протяжении многих лет под руководством одного и того же тренера, а Хуанде Рамосу потребовалось порядка трех сезонов, чтобы добиться сегодняшней игры.
 
- После игры с «Ворсклой» вы заявили: Виталия Годуляна на матчи «Динамо» попросите больше не назначать. Если не секрет, по каким эпизодам у вас есть претензии к арбитру?
 
- В глобальном смысле замечаний немного. Однако возьмите момент в начале второго тайма, когда судья удалил Брауна Идейе: на мой взгляд, одновременно следовало дать второй «горчичник» Алексею Курилову, который нашего форварда провоцировал. Не просто же так тот ударил соперника сзади! Все сказанное не отменяет ответственности Идейе: человек подвел команду, оставив ее в меньшинстве, а значит - будет оштрафован.
 
Кроме того, Годулян реагировал на все мелкие фолы. Футбол - это борьба, однако арбитр почти не позволял нашим игрокам бороться за мяч. Каждый стык в штрафной «Ворсклы» приводил к остановкам, что, естественно, крайне нервировало футболистов. Своей цели - в том случае, если это происходило намеренно, - судья достиг: в перерыве команда была задерганной до крайности. Ребята только и говорили о судействе, и мне стоило немалого труда их успокоить.
 
Поймите: я не прошу, чтобы нам подсуживали или создавали режим наибольшего благоприятствования. Позвольте нам просто играть в футбол. Не мною сказано: не должен арбитр быть на поле главным действующим лицом. Достаточно сосчитать количество выписанных нам карточек, чтобы понять, какую линию избрал судья. Случись это в одной игре или двух - вел бы речь о единичных явлениях, но тут - тенденция очевидна.
 
***
 
- Огнен Вукоевич в перерыве полтавского матча не сказал вам, зачем сыграл рукой в собственной штрафной?
 
- Со скамейки я этот момент толком не рассмотрел, но сам игрок объяснил случившееся нервной обстановкой. Тем не менее я сказал футболистам на собрании, где разбиралась игра: опытный человек вроде Вукоевича не должен поддаваться влиянию и вступать в диалог с судьей. Решения тот все равно не отменит, а желтой карточкой вполне может наказать. Заработанные же на нервной почве «горчичники» и тем более удаления - это нарушение игровой дисциплины, влекущее за собой штрафные санкции. Вукоевич в Полтаве был от них на расстоянии полушага.
 
- Скольких очков, с вашей точки зрения, «Динамо» недосчиталось в этом сезоне по вине судей?
 
- (Задумался). Так сразу и не скажу. Меньше всего хотелось бы списывать наши неудачи на внешние факторы. Я и о судьях упомянул в нашем разговоре только потому, что в какой-то момент их ошибки перестали казаться ошибками - и не только мне. Если же навскидку говорить об очках, остающихся на совести арбитров, то пока их набралось порядка пяти-шести. 
 
- То есть - примерно половина сегодняшнего гандикапа «Металлиста». 11 очков отставания от харьковчан не кажутся вам катастрофой?
 
- Ни в коем случае! Готов ручаться, что команда не опустит рук до последнего тура - пока будет оставаться хотя бы один шанс побороться за чемпионство. А происходящее сейчас с «Динамо» переживаю ничуть не меньше болельщиков. Я ведь не со стороны пришел: этот клуб для меня родной, его беды я пропускаю через сердце. Как и звучащую со всех сторон критику.
 
Причем если нашу игру разбирают профессионалы, готов к ним прислушаться. А если с критикой выступает человек, вчера работавший на одном канале и имевший одну точку зрения, а сегодня - сменивший взгляды и место работы, мне это не интересно. При моем характере и амбициях непросто читать всю ту грязь, что льется на команду. Стараюсь по возможности прессу не читать. И я бы не обращал внимания на организованную, с моей точки зрения, кампанию, если бы она не задевала микроклимат в «Динамо».
 
Да, все прекрасно понимают, что наша команда не должна опускаться ниже определенной планки. Но, повторюсь, результатов ждут, как говорится, прямо здесь и сейчас. А не будет движения вперед - вы сами понимаете, чем может дело обернуться…
 
- Вы с таким знанием дела говорите о воскресных футбольных программах. Стараетесь смотреть их хотя бы в записи?
 
- Я не смотрю их вовсе. Во-первых, мы постоянно играем по воскресеньям, а во-вторых, мне заранее понятно, о чем пойдет речь. В основном передачи смотрит жена, а потом - в двух словах пересказывает. Насколько возможно, стараюсь абстрагироваться от негатива, которым намеренно окружают команду: при играх через два дня на третий нелишне будет поберечь нервы.
 
***
 
- Кажется, Жозе Моуринью однажды сказал, что относится к прессе и критике с ее стороны как к неизбежному злу. Вы разделяете его мнение?
 
- Разве что слово «зло» заменил бы на какое-то более нейтральное. А в целом - согласен с позицией английских коллег, уверенных: если тренер зациклен на том, что пишет пресса, свою работу он никогда достойно не сделает. При этом не отметаю мнение действительно профессиональных людей, мнение которых порой позволяет взглянуть на происходящее под неожиданным углом зрения.
 
- Ведущей одной из футбольных программ, которые, как я понял, вы смотреть перестали, была ваша дочь. Вам нравилось, как она работала?
 
- (Смеется). Кое-что старался Ирише подсказывать. Что именно - пусть останется за кадром. Но скажу прямо: я понимал, что после чемпионата Европы ее уберут.
 
- Почему?
 
- Наверное, потому, что брали ее в программу, чтобы привлечь Блохина. Рассчитывали, что чаще буду давать интервью, стану приходить в студию. А я, хоть дочь меня и звала, пришел только на последний эфир в ходе Euro - с букетом цветов и шампанским, которое Иришин соведущий немедленно спрятал. Чтобы не посчитали рекламой.
 
- Вы были на концерте «95-го квартала», где на программу и вашу дочь сделали весьма остроумную пародию. Между тем камера выхватила вас смеющимся лишь однажды. Не все понравилось?
 
- Ну почему же? Смеялся я как раз по ходу всего номера. Ведь к юмору, если он сделан качественно, всегда отношусь нормально, потому что помню: смеясь, мы расстаемся со своими недостатками.
 
- Не знаю, пересказывала ли вам жена содержание одной из последних воскресных программ, в которой Андрей Несмачный сказал: точно знает, что Юнес Белханда, как только пришел в «Динамо», сразу заявил Блохину о своем желании постоянно играть в составе. Чуть ли не ультиматум поставил…
 
- Начнем с того, что ни у одного динамовца, будь он легионер или украинец, в контракте не записано, что он должен играть в каждом матче. Понятно желание каждого футболиста выходить на поле в основе, но ультиматум… Вот вы можете всерьез себе представить, что игрок пришел к Блохину и что-то у него потребовал? Да, двери для ребят у меня открыты, как и я сам открыт к диалогу.
 
Беседую с игроками каждый день: разговоры были вчера, сегодня и будут завтра - уже в Вене, куда мы вылетаем в среду утром. Стараюсь объяснить: двадцать человек выйти на поле одновременно в составе одной команды не могут, какими бы звездами они себя ни считали. Выбор остается за тренером, как и ответственность за результат.
 
***
 
- После матча с «Карпатами» вы сказали, что игроки с пониманием отнеслись к тому, в каком положении оказалась команда. Выходит, до этого с пониманием было туговато?
 
- Я бы так не сказал. В команде идет притирка ребят друг к другу, что неизбежно, когда полсостава - новички. Рабочий процесс продолжается и сейчас, но перед тем матчем, мне кажется, у ребят наконец появилось понимание: отступать больше некуда, и каждая новая потеря делает наши шансы все меньшими. Да, есть еще отдельное недопонимание между футболистами, но есть и движение вперед, которое невозможно не заметить. Нельзя же в один момент поменять сложившимся исполнителям менталитет, стиль игры.
 
- Между тем, когда после поединка с «Генком» вас спросили, хорошо ли легионеры понимают главного тренера, вы переадресовали любопытного репортера к переводчику. А если серьезно, как оценили бы взаимопонимание с иностранными футболистами?
 
- Могу пояснить на примере Греции, где я долгое время работал и жил. Пока не освоил местный язык, настоящего контакта с игроками у меня не появилось. Переводчик может интерпретировать мои пожелания недостаточно четко - в меру своей профессиональной подготовки и понимания игры. Вот почему убежден: иностранец должен изучать язык - если не украинский, то по крайней мере русский.
 
- Это прописано в контрактах?
 
- Естественно. И ребята с энтузиазмом взялись за дело. Ленс, например, уже понимает многие слова и может минимально поддержать диалог. Спросил вот его сегодня: «Как самочувствие?» - и в ответ услышал «Нормально!»
 
Мне кажется, не тренерский штаб и местные футболисты должны подстраиваться под легионеров - иностранные игроки обязаны находить общий язык с нами и с партнерами. Для этого на базе проводятся уроки русского языка, специально приезжает преподаватель. Нет, если жизнь заставит - возьмусь за изучение французского. Но так ниточка потянется  - придется осваивать нидерландский, а потом и испанский.
 
- А можете ли сказать, что уж украинские игроки «Динамо» наверняка понимают вас в полной мере?
 
- Не могу. Причем происходит это по самым разным причинам. Бывает, что футболисты пытаются перекладывать ответственность на чужие плечи: мол, виноват в пропущенном голе не я, а другой игрок. Но я объясняю команде: за результат отвечает главный тренер, а вы - исключительно за собственную игру.
 
***
 
- Как поступаете, когда во время игры один футболист находится в выгодной позиции, а другой, четко понимая обстановку, вместо того, чтобы отдать ему передачу, пытается сам поразить ворота?
 
- Обращаю на это внимание команды на разборе.
 
- И что говорит провинившийся?
 
- Как правило, молчит, хотя и все понимает. Но знаете, происходящее внутри команды предпочел бы оставить внутри коллектива. Могу лишь сказать, что перетягивать одеяло на себя я игрокам безнаказанно не позволю. Как не соглашусь и с невыполнением моей установки. Если ребята выполняют ее от «а» до «я», но нет результата, ответственность несу только я и никто другой. Что-то не поняли и хотите дополнительно побеседовать - готов уделить время и повторить персонально. Но когда нарушается игровая дисциплина, как в конце игры с «Металлистом», и футболисты принимают решение действовать, как Бог на душу положит, отвечать следует уже им самим.
 
- Они были оштрафованы?
 
- Нет. Существуют другие методы наказания.
 
- Не по этой ли причине в последних матчах произошла заметная ротация состава?
 
- Ну, во-первых, Бенуа Тремулинас играл у нас до этого во всех матчах, и претензии к нему я лично предъявить не могу. Вот почему в составе появился Евгений Макаренко, который хотел этим летом уйти в аренду, но я отсоветовал. Предложил: если ты готов работать и доказывать свое право на место в составе, свой шанс непременно получишь. Важно только разумно им воспользоваться. Как видите, Макаренко сделал правильный выбор.
 
Во-вторых, в премьер-лиге существует лимит на легионеров, а у нас одновременно выпали Женя Селин и Денис Гармаш. Теперь вот Роман Безус перенес небольшую операцию на сердце (по словам врачей, Безус сможет приступит к тренировкам в конце этой недели. - Прим. Д. И.). Так что хочу я или не хочу, кто-то из иностранцев в любом случае остается на скамейке.
 
- В некоторых матчах вы планку лимита превышаете: недавно на поле одновременно вышли сразу шесть украинцев.
 
- Все правильно. Надо и свои кадры игровой практикой обеспечивать, и воспитательную работу кое с кем проводить: посидите немного и подумайте над тем, что незаменимых у нас нет. Не всем это нравится, но ничего не поделаешь - если футболисты не выполняют поставленные требования, иного выхода просто нет. Следует принимать во внимание и плотность календаря - время от времени состав надо освежать.
 
***
 
- Игрой Макаренко и Сидорчука вы довольны?
 
- (После паузы). Да. Хотя и по ним, естественно, есть вопросы. С другой стороны, я и президенту нашему, и журналистам говорил: нельзя молодых мальчиков бросать в бой сразу против «Шахтера» или «Металлиста» - как я говорю, скелет еще должен немного обрасти мясом. Ребята должны повзрослеть, возмужать, понять, за какую команду играют. Ответственность тут, не в обиду «Говерле» и запорожскому «Металлургу» будет сказано, все же побольше.
 
Вот почему случается, что, сыграв один матч на приличном уровне, они во втором уже «плывут», теряется концентрация. Неудивительно: на неокрепшей нервной системе психологическое давление сказывается в значительно большей степени, чем на нас, людях в общем-то привычных. Я бы хотел, чтобы молодежь побыстрее вливалась в состав, но одного тренерского желания тут маловато. Зато могу точно сказать: у этих ребят отличный потенциал.
 
- Считаете, карточку в матче с «Ворсклой» Макаренко показали не по делу?
 
- Симуляции там не было и в помине. Дело даже не в том, что я и сам толком рассмотрел эпизод лишь на видео - и убедился, что парня цепляли за ногу. Ведь что такое симуляция? Это когда игрок при падении изображает все муки ада, а потому, воздев руки к небу или к судье, требует пенальти. Но Макаренко к арбитру не апеллировал. Поднялся - и увидел перед собой «горчичник».
 
- Встреча с Пьерлуиджи Колллиной, которой с нетерпением ожидают многие тренеры команд премьер-лиги, уже состоялась?
 
- Пока нет. Ее почему-то отменили.
 
- Но вы уже знаете, что скажете итальянцу?
 
- Примерно да. Но для начала надо бы послушать Коллину. Отношусь к нему с полным уважением - и как к отличному в прошлом арбитру, и как к главе судейского комитета УЕФА. Поэтому допускаю, что ответы на свои вопросы услышу уже в его выступлении.
 
- Одни считают Коллину злом, другие - что без него будет еще хуже. Какая точка зрения вам ближе?
 
- Уверен, что без его влияния ситуация только ухудшится. Ведь не в одном лишь Коллине дело - быть может, самим судьям не хватает понимания профессии. Кому-то дано судить, а кому-то нет. Да и ошибка ошибке рознь. Бывает ни на что не влияющая, а бывает - вроде пенальти, назначенного в Ужгороде за якобы игру Ленса рукой. Или же не назначенного, когда Мбокани в Запорожье чуть ногу не отрывают.
 
***
 
- Возвращаясь к теме отношения с игроками: ваши разногласия с Хачериди исчерпаны?
 
- Да не было у нас, если вникнуть, никаких разногласий. Он и штрафы практически перестал зарабатывать - даже щитки на тренировки без напоминания надевает. Что это раньше было - понятия не имею. Может, протест какой-то - против щитков. (Смеется). Сейчас Женя стал улыбаться, нормально общаться. Возможно, на него повлияла вся эта история с пятнадцатью миллионами - она, знаете ли, взрослению крайне способствует.
 
- Ни на секунду не возникало мысли, что если не складываются отношения с игроком, лучше дать согласие на его трансфер - пусть даже в «Шахтер»?
 
- Нет. Считаю Хачериди одним из сильнейших защитников Украины, а может, и Европы. Но это можно будет понять только в будущем, если мы примем решение отпустить его в солидный западный клуб…
 
- Cказали бы вам еще год назад, каким тяжелым окажется окончание прошлого сезона и начало нынешнего, как отразятся эти события на здоровье, - все равно не отказались бы от мечты возглавить «Динамо»?
 
- (Твердо). Нет. Не отказался бы, потому что это была не только моя мечта, но и мечта родителей. Которых теперь рядом нет…
 
- Можно только представить, что должен чувствовать тренер, от которого ждали чуда, а теперь критикуют - порой в недопустимо резкой форме.
 
- Что чувствую? Становлюсь злее, ершистее. И чем больше ощущаю давление с разных сторон, тем больше работаю. Но главное - не сдаюсь, какую бы сложную ситуацию ни уготовила мне судьба.
 
Скажу вам честно: я не люблю, когда ко мне проявляют жалость. Молча вешаю трубку, как только друзья, даже самые близкие, начинают сочувствовать непростому положению - команды и моему. Это вызывает отторжение. Разговоров о том, как все плохо, мне и без того хватает с лихвой.
 
В очень похожем положении я оказался, возглавив в первый раз сборную. Мы уступали во всех контрольных матчах подряд, и хотя эти игры не имели никакого турнирного значения - меня каждый день призывали отправить в отставку. Было, признаться, даже тяжелее, чем теперь, но я заявил: на чемпионат мира мы выйдем с первого места в группе. Чем, судя по всему, шокировал не только болельщиков и игроков, но и президента федерации Григория Суркиса. Тогда мы еще не позволяли себе так смело мечтать.
 
***
 
- Чем было ваше обещание выиграть отборочную группу - озарением, основанной на чем-то уверенностью или провокацией?
 
- Наверное, психологической атакой - в том числе на собственных футболистов. Важно было передать им уверенность, что наша сборная способна не просто бороться на равных с противниками высокого уровня, но и побеждать их. Сомнения, как я понимаю, игроков одолевали недолго - стартовой победы над Данией им хватило, чтобы задуматься: может, Блохин не сошел с ума, а все-таки что-то знает?
 
- По ходу и после неудачных матчей «Динамо» в чемпионате вы переживаете, возможно, даже более острые эмоции, чем болельщики. Трудно ли удержаться, чтобы не сорваться в раздевалке на крик?
 
- А я никогда не кричу на футболистов. Просто не вижу в этом смысла. Возьмите матч с «Металлистом»: в перерыве мне следовало поддержать команду, а не искать виноватых - это усугубило бы и без того непростую обстановку. А после концовки, в которой игроки поставили все на карту и, как говорится, пошли в атаку, но попали в плен, кричать было тем более бессмысленно.
 
Игра с «Генком» оставила совершенно иные впечатления. Мы имели преимущество, но мяч упрямо не шел в ворота. Соперник не создал у наших ворот практически ничего, зато извлек максимальную пользу чуть не из единственного голевого момента. В перерыве же матча с «Ворсклой», как я уже говорил, футболистов пришлось успокаивать - разговор на повышенных тонах только окончательно выбил бы их из колеи. Хотя в раздевалку я тогда пришел заведенным - после не самого приятного диалога с майором милиции.
 
***
 
- Что там, кстати, произошло на самом деле? А то ведь в интернете второй день гуляет версия: Блохин, мол, рвался в судейскую, а «Беркут» его не пускал…
 
- (Грустно улыбается). Ну, интернет для того и выдуман, чтобы распространять версии и слухи. А судейская тут ни при чем: там был десяток спецназовцев, но все они почему-то стояли в коридоре у раздевалки соперников. Рядом с нашей охраны не было совершенно - заходи кто хочет. Вот администратор Александр Чубаров эмоционально и высказался по этому поводу, я стал Сашу успокаивать. И тут майор вмешался, ко мне обращаясь: «А ты чего? Иди туда!»
 
- Не узнал?
 
- Очень может быть. Но дело не в этом: будь я даже администратором или, например, массажистом, майор, которому от силы лет сорок, не может так со старшим по возрасту разговаривать. Должно же быть уважение к сединам, с которых мы с вами этот разговор начали. (Улыбается). Кстати, там телекамера рядом была: рвись Блохин в судейскую, это не преминули бы показать в эфире.
 
А если серьезно, прошу считать эту часть интервью официальным обращением в МВД: господа, разберитесь в ситуации. Как минимум объясните своему сотруднику, что такое вежливое общение с гражданами при исполнении.
 
- А заодно - что такое субординация. Вы, когда четверть века назад уезжали играть в «Форвертс» и погоны снимали, в каком были звании?
 
- Вот вы куда клоните. (Смеется). Числился майором внутренних войск. Так что мы с этим парнем в краповом берете в некоторой степени коллеги.
 
***
 
- Вам-то форму надевать доводилось?
 
- (Ностальгически затягивается сигаретой). Два раза. Когда на документы в кителе фотографировался - сначала с капитанскими погонами, а потом с майорскими. Хотя нет, был и третий раз - на принятии присяги. Мне дали фуражку на два размера больше - и она в самый ответственный момент подвела. На слова «Поздравляю с принятием присяги!» я должен был ответить «Служу Советскому Союзу!», но вместо этого сказал «Спасибо!» и машинально наклонил голову. Фуражка свалилась, а поднимать ее с автоматом наперевес и текстом присяги в руках было не очень-то удобно. (Заразительно смеется).
 
- Теперь вам снова предстоит поездка в Австрию. Когда были летом на альпийских сборах с «Динамо» - попрактиковались в подзабытом немецком?
 
- Кое-что вспомнил, хотя отсутствие практики, разумеется, не могло не сказаться. Я ведь всерьез язык не учил - записывал что-то в тетрадки да на слух воспринимал. В Греции в этом смысле оказалось полегче: я там долго работал, потом просто жил. Без труда читал местные газеты, что толком не удавалось когда-то в Австрии.
 
- С Адмиром Мехмеди беседовали по-немецки?
 
- На уровне футбольных терминов. Он, кстати, очень интеллигентный парень, полиглот. Пятью языками владеет, что даже для современного футболиста - редкость. Общаться с такими ребятами для меня - настоящее удовольствие. Другой пример - Джермейн Ленс, сразу взявшийся за изучение русского и достигший в этом определенных успехов.
 
- Вы как-то сказали, что бутсы у вас в раздевалке не летают, явно намекая на Алекса Фергюсона, однажды запустившего ими в Дэвида Бекхэма. А какой момент был у вас в раздевалке за прошедший год самым эмоциональным?
 
- Даже не знаю. Нельзя сказать, что все у нас ровно и спокойно, однако до драк, о которых в интернете чуть не в деталях рассказывали, уж точно не доходило. Естественно, кто-то недоволен, что его заменили или, напротив, не выпустили на поле по ходу встречи, но я понимаю: вся команда довольной быть не может.
 
***
 
- Случается, игроки высказывают претензии прямо в раздевалке?
 
- По горячим следам мы стараемся ничего не обсуждать. Но двери моего кабинета на базе открыты для всех футболистов без исключения. Считаю, что недосказанности между нами быть не должно. А когда кто-то пишет, что я с игроками не общаюсь и вместо тренировок пью кофе и курю сигареты, мне становится просто смешно. Вы сами видели: перед нашим разговором от меня вышел Сергей Ребров, с которым мы обсудили детали предстоящего занятия. Когда закончится интервью, помощник придет ко мне с Александром Козловым из научной группы и врачом - на основании информации о состоянии футболистов будут распределяться нагрузки.
 
Реброву поручено провести разминку. Когда она завершится, и начнется тренировка, я, исходя из ситуации, решу, следует мне находиться на поле или наблюдать за процессом со стороны, чтобы отслеживать общую картину. Мы записываем тренировки на видео, чтобы потом, если к кому-то будут претензии, можно было подкрепить их документально. И тут важно заметить, что молодые ребята, которых мы постепенно подключаем к основе, были в числе наиболее добросовестных игроков.
 
У меня, например, нет претензий к Дуду. Сейчас он активно работает на тренировках, и глядя, так сказать, на конечный результат, считает, что должен играть Но я-то принимаю во внимание множество других обстоятельств, которые за пределы нашего коллектива не выходят. Или то, что человек пропустил сборы, отсутствовал на том или ином занятии.
 
Я понимаю, что легионеры приезжают к нам прежде всего зарабатывать деньги - и не имею против этого никаких возражений. Но когда футболисты откровенно говорят, что «Динамо» для них - лишь перевалочный пункт на пути в Европу, это не может нравиться ни президенту, ни мне, отыгравшему практически всю карьеру с буквой «Д» на груди.
 
И мы с Игорем Михайловичем (Суркисом. - Прим. Д. И.) не позволим игрокам относиться к клубу с величайшей историей настолько неуважительно. Как и перекладывать на других свою вину за не реализованный момент или пропущенный гол. Дескать, погода была не та - дождик капал или солнце слишком ярко светило. Мяч был недостаточно круглым или же поле - не слишком ровным. Стараюсь как можно реже ссылаться на собственный опыт, но когда я сам был футболистом, причины неудач искал исключительно в себе: почему забил два мяча, а не пять, если это было нужно для победы.
 
***
 
- Ваш бывший партнер по «Динамо» и советской сборной, тоже, кстати, обладатель «Золотого мяча» Игорь Беланов сказал «СЭ», что сочувствует Блохину. Дескать, не горят у ваших футболистов глаза. Запасные растягиваются во время матчей на скамейке, словно на пляжном топчане, а игроки основного состава не демонстрируют на поле самоотдачи. По-прежнему считаете, что самоотдачу эту можно и нужно прописывать в контрактах?
 
- Мне кажется, Игорь в этой ситуации мне не столько сочувствует, сколько пытается по-дружески поддержать. Что же касается самоотдачи и активности в том или ином матче, то критерием, помимо чисто визуального впечатления, способны стать учет ТТД - тактико-технических действий. Вот передо мной на столе графическая информация по последней игре - на ее основании можно сделать объективный вывод, кто в матче был лучшим, а кто - худшим.
 
- И кто же?
 
- Все сыграли прилично, бились до последнего. И во втором тайме вдесятером выполнили объем работы, который обычно команда делает в полном составе. Так что претензии, мне кажется, можно предъявлять лишь по поводу игровой дисциплины. Били Идейе или нет - не так важно: ответив, он подвел команду, оставив ее в меньшинстве.
 
- Минувшей зимой, перед началом сборов в Марбелье, вы говорили мне, что, будь у вас волшебная палочка, изменили бы только одно - ликвидировали отставание от «Шахтера» в чемпионате. С тех пор накопилось много всякого, что теперь сделали бы по-другому?
 
- Еще бы! Но прежде всего волшебство мне понадобилось бы для того, чтобы получить больше времени для строительства команды. (Улыбается). Будь у меня в распоряжении на месяц-другой больше - игроки лучше разобрались бы в том, в какой футбол хочет играть команда и ниже какой планки ей нельзя опускаться даже в худшие времена…
 
Комментарии (1)
Интересно?:)
Господин Суркис + Суркис не за....не за.... не за-мучился!:) - повышать PR службе выплаты центов?!:)
Добавить комментарий
от имени