Цитата дня

Пресс-служба "Шахтера"

Информация о выплате какого-либо бонуса Марлосу за смену гражданства – ложная и совершенно не соответствует действительности

Главная / Интервью / Леонид Буряк: "Зайти к президенту киевского "Динамо" я могу в любое время"
09.07.2013, 14:27

Накануне своего 60-летия бывший футболист и тренер киевского «Динамо», а также экс-наставник сборной Украины Леонид Буряк побывал в гостях у Sport.ua.

- Леонид  Иосифович, 10 июля на стадионе «Динамо» состоится футбольный матч в честь Вашего юбилея, Вы уже можете говорить, какой будет программа проведения матча, сколько зрителей придет?

- Программа у нас уже есть. Единственное, что пока нельзя сказать, сколько придет болельщиков. Если бы мы это знали, то были бы счастливы, потому что эта игра будет благотворительной. Все деньги, которые будут собраны на матче, мы передаем в фонд детского лицея МВД Украины. Я думаю, что зрители увидят многих футболистов, которые сделали большой вклад в развитие украинского футбола. Это футболисты «Динамо» и «Шахтера» многих поколений.

- Можете назвать несколько звездных имен?

- Это и Ребров, и Михайличенко, Несмачный, Хацкевич, Белькевич, Чанов, Евтушенко, Заваров, всего 20 человек. Со стороны наших оппонентов будут Зубов, Ателькин, Шутов, Попов, Соколовский, Грачев, многие звездные футболисты, которые не один год защищали цвета футбольного клуба «Шахтер».

- Вы говорили, что Андрей Шевченко не сможет принять участие в Вашем матче, поскольку отдыхает с семьей, тем не менее, в Киев он приезжал. Ничего не поменялось, может, он согласился играть?

- Нет, ничего не поменялось. Он приезжал, поскольку у него закончился срок действия паспорта. Он сделал новый, и будет догонять семью в США. Мы с ним общались, он просил прощения, что не сможет сыграть, хотя очень бы хотел. Поздравлял меня.

- Вели ли Вы переговоры о трансляции Вашего юбилейного матча?

- Если честно, то, когда мы проводили матч на мое 50-летие, то подготовкой я не занимался. Сейчас же у меня столько забот, и столько вопросов, что практически нет ни на что времени. Думаю, трансляцией должны заниматься другие люди. А стадион достаточно большой, чтобы вместить всех желающих. Тем более, прилетит Дима Маликов, будет концерт.

- Почему в соперники киевскому «Динамо» Вы решили пригласить донецкий «Шахтер», а не «Металлист», ведь Вы поиграли в харьковском клубе?

- Знаете, мы все время играли с московским «Спартаком», и этот мачт уже набил оскомину. Потому я решил пригласить футболистов, с которыми играл, которые играли под моим руководством, как главного тренера. Мы решили пойти по пути украинского дерби и пригласить «Шахтер».

- Вы помните кричалки, которые для Вас сочиняли болельщики в 70-80-х?

- Кричалок было много. Я в это не вникал. Когда играешь, ты от всего абстрагируешься и ничего не слышишь. Нет времени что-что слушать, все поглощала игра.

- Возможно, когда уже выходили после игры, помните какое-то трепетное общение с болельщиками?

- Во-первых, мы по улицам мало гуляли. Каждому человеку приятно, когда его любят. Я такой футболист, к которому болельщики всегда благосклонно относились. Я в первой игре вышел и сразу же забил гол.

- Андрею Ярмоленко болельщики, бывает, задают вопросы, мол, Андрей, а почему проиграли, с Вами отношений не выясняли?

- Где бы ты ни был, тебя всегда встречают, как футболиста. Но в наше время мы практически не проигрывали. Спрашивали разве что, почему с таким маленьким счетом выиграли. Одна ничья в год была трагедией для того киевского «Динамо».

- Как Вы оцениваете нынешнюю команду «Динамо» и видите ли ее перспективы?

- У «Динамо» проблема с иностранными футболистами, и не всегда хорошего качества приезжают футболисты. Я думаю, успех нашего «Динамо» был в том, что на 90-100% команда состояла из украинских футболистов, у всех были одинаковые зарплаты, одинаковые условия. И всем нужно было искать свое место под солнцем, потому чем лучше играли, тем больше получали, решались многие вопросы. Да и конкуренция у нас была высокой.

- Одно время Олег Блохин тоже заявлял, что будет делать ставку на украинских футболистов, но в нынешнее межсезонье в команду пришли три легионера. Как оцениваете новичков «Динамо»?

- Говорить и делать – две большие разницы. Мы все надеемся, что это квалифицированные футболисты. Люди с улицы сюда не попадают. Другое дело с легионерами так, что есть контракт, есть деньги – есть футболист, нет контракта, нет денег – нет футболиста. Их ничего не интересует: ни киевское «Динамо», ни его история. Сейчас сложно что-то говорить об этих футболистах, кто-то еще не готов, кто-то позже приехал. Да и по матчам Объединенного Кубка сложно дать оценку всем четырем клубам, поскольку команды играют на фоне усталости. Они в день матча проводят еще тренировку. Их этот турнир по большому счету не интересует, им важна подготовка к чемпионатам своих стран.

- А как Вам вообще атмосфера, в которой проходит турнир?

- По сравнению с тем, сколько болельщиков собиралось на подобные матчи раньше, то сейчас ходят очень плохо. 4 тысячи в Москве, в Киеве – 17-20 тысяч, на «Шахтер» ходят чуть больше. Я думаю, вся актуальность этих матчей уже ушла. Это раньше на мачт «Динамо» - «Спартак» собиралось по 102 тысячи людей. Но в плане будущего этот турнир хорош. Хорошие спарринги, хорошие поля, плюс еще и хорошие деньги за это все платят.

- У турнира есть будущее в плане предсезонной подготовки, или же Вы не исключаете возможность проведения Объединенного чемпионата?

- Я не представляю, как это все будет. Если бы меня спросили в спортивном плане, то я бы сказал, что, конечно, такой чемпионат был бы посильнее. Но как человек, который живет в Украине, я бы хотел, чтобы был чемпионат Украины. Здесь очень много и политических и юридических вопросов, на которые не ответит ни один человек. В плане подготовки этот турнир очень хорошее дело.

- Считаете, УПЛ, которая столкнулась с финансовыми проблемами многих клубов, не пойдет на поводу у больших денег «Газпрома»?

- Многие идут на поводу больших денег, не только в спорте. Мне сложно говорить, потому что, как я уже сказал, тут еще и политическая сторона вопроса, и футболисты это решать не будут.

- Вы свое время тоже могли оказаться в московском «Спартаке», но в конце концов выбрали «Торпедо». Почему?

- На протяжении  пяти лет меня Константин Иванович постоянно звал в Москву, вел со мной переговоры, и когда у меня вышел конфликт в «Динамо» и я уходил, мне от имени Щербицкого встретился один ответственный работник ЦК партии и попросил не идти в «Спартак». В то время в «Торпедо» работал мой близкий друг Валерий Филатов и он попросил перейти в «Торпедо». Я пошел, выиграл еще один Кубок и в принципе неплохих пару лет провел.

- Вы вернулись в Украину, в «Металлист», тоже выиграли Кубок. В свое время, по-моему, «Спорт-Экспресс» инициировал открытие «Клуба Буряка»- для футболистов, которые выигрывали не менее пяти кубков страны. Вы были рекордсменом по этому показателю, выиграли шесть Кубком СССР. Вы гордитесь этим достижениям? Есть ли в домашней видеотеке какой-то из победных финалов?

- Это оценка твоего труда, когда ты что-то выигрываешь, и когда у тебя что-то есть. Я знаю, что больше, чем у меня, ни у кого нет кубков, я достаточно много раз выигрывал чемпионат – пять раз – и достаточно много забил мячей. Конечно, в моей видиотеке есть все значимые игры. Мне видео многих матчей нашли заграницей, поскольку у нас на телевидении их не было, и в достаточно хорошем качестве. И бывает люди, которые не видели, как я играл, просят показать. Мы пересматриваем, дети приезжают, смотрят. Вот внуки немного подрастут, хочу им тоже показать.

- То есть хотите, чтобы внуки пошли по Вашим стопам?

- Нет-нет. Когда мои дети выбирали стезю, я никогда не вмешивался, я могу сказать, что мне нравится или не нравится, но навязывать сове мнение я никогда не буду. Также и с внуками, я поддерживаю все, что они делают, и буду только этому помогать.

- Вы сказали, что довольны своей карьерой игрока, а как с тренерской деятельностью, есть еще амбиции, или уже все сделано?

- Амбиции есть, но я реально оцениваю свой возраст. Я много работал. Только сегодня говорил супруге, что как побежал в 16 лет, так и остановиться не могу. Я много поменял стран, много клубов. Есть ощущения, что что-то не получилось и не дали какой-то вотум доверия в киевском «Динамо». Нужен был результат, хотя и по игре, и по тренировочному процессу все было на высоком уровне. Но порой тренера определяют не по качеству работы, а по результату. Вот это обидно. А так я много работал, и считаю, что карьера у меня неплохая, но есть вещи, которые важнее карьеры, это моя семья и мои близкие.

- Вы говорили, что именно по личным причинам ушли с поста главного тренера «Александрии», или были еще факторы, которые Вас к этому подтолкнули?

- Я может быть, это все завуалировал, потому что были какие-то непонятные вещи, недопонимание. Не потому, что они плохие или хорошие люди, а потому, что они представляли футбол, как хобби. А это серьезные вещи. Когда люди не могут приобрести какого-то футболиста… Я всегда говорил, что  не волшебник, я могу многое сделать. Мы правильно все выстроили, и игру, и тренировочный процесс, мы никому крупно не проигрывали. Многие отмечали, что команда была другой, но нужно была поддержка, финансовая поддержка, а ее не оказалось. Даже скажу большее, если бы я с этой командой вылетел из УПЛ, я бы остался и работал бы в Первой лиге, потому что у меня есть гражданская позиция и ответственность перед тем делом, за которое я взялся.

- В конце сезона «Александрии» предлагали играть в УПЛ, но клуб отказался, Вы понимаете такую позицию?

- Я с большим уважением отношусь к президенту клуба, но команда живет какими-то маленькими задачами. Александрия – город маленький. Честь и хвала им, что они создали там стадион, инфраструктуру, но для того, чтобы это все травой не поросло, нужны футболисты. Нужно что-то делать. Я удивляюсь тем командам, которые из года в год решают задачи по очкам, очко туда, очко назад. Так нельзя жить. Мы теряем самобытные команды, такие как «Карпаты».

- Вы готовы сделать прогноз на следующий сезон. Какие из команд будут бороться за чемпионство, и какие за выживание?

- Я думаю, что так, как было, так и останется. Четыре команды будут разыгрывать чемпионское звание и также те команды, которые были внизу турнирной таблицы, будут бороться за выживание. Чтоб остаться нужны деньги, нужны квалифицированные футболисты, которые могут воплотить в жизнь идею тренера. В Украине есть квалифицированные футболисты, но этого мало, нужно приглашать кого-то из вне. Я очень хочу, чтобы украинские футболисты играли, но страшно подумать, что было бы, если бы убрать иностранцев из киевского «Динамо», «Шахтера», «Металлиста». Люди на стадионы просто не будут ходить. Для того, чтобы идти вперед, мало иметь только украинцев в составе. В чем сила европейских лиг, в том, что там играют высококлассные иностранцы, они создают имидж этой стране, ауру, они делают зрелище.

-  Но легионерам в Европе нужно доказывать, что они лучше местного футболиста, в Украине к иностранцам иное отношение…

- Во-первых, нет конкуренции. Здесь иностранцы чувствуют, что они чуть получше. Во-вторых, есть контракт. Футболист подписал контракт, и он обеспечен. Ему не нужно, как в наше время бороться, чтобы получить 200 рублей премиальных. Считаю, здесь должна быть и зарплата гибкая, и премиальная система, которую должен отрегулировать и главный тренер и президент. Я считаю, что киевское «Динамо» должно взять на себя какой-то процент вины за то, что мы потеряли самобытных футболистов Милевского и Алиева. Это украинские футболисты, незаурядные, очень талантливые футболисты, но вот, что делают деньги, их неправильное распределение. Я не хочу их обвинять, да и не могу, потому что я с ними не сидел, не выпивал, да и не видел их нигде. Но это ненормально. Есть люди, которые за это деньги получают: педагоги, тренеры. У каждого человека бывают проблемы в жизни. Нужно помочь им, восстановить их. Это же не дети, которые в чем-то ошиблись. Алиев в «Локомотиве» забил массу мячей, все восхищались. За 8 миллионов его вернули в «Динамо», чтобы он играл в дубле? Это безумие какое-то.

- Считаете, карьера Милевского уже завершена, или он еще может показать, на что способен?

- По тем играм, которые я видел за дубль, могу сказать, что он, конечно, в запущенном состоянии. Я считаю, что это один из талантлевейших украинских футболистов. Бог одно дает, другое забирает. В 35-40 лет, когда закончат в футбол играть, то будут и рестораны, и девочки, но футбола не будет. Они если поймут, что футбол может уйти и вернуться туда не можешь... У них еще не тот возраст, можно найти клубы, которые будут заинтересованы. Но должна быть помощи из вне. Вера футболиста в тренера очень много значит. Если тренер верит в игрока, закрывает на многие вещи глаза, но в тоже время воспитывает его, то это может окрылить футболиста, поломать его психологию. С нашим поколением тоже были проблемы. Я не хочу оскорблять тех людей, которые были тренерами, но было такое, что люди гуляли, пили, были проблемы в семьях, но ведь занимались ими. Любановский ставил всех на место, приводил в порядок этих людей. Я считаю, доля ответственности клуба должна быть.

- Но ведь говорят, что Милевский не может найти клуб из-за непомерных финансовых аппетитов...

- Это все могут быть и сплетни. Я думаю, что ему сейчас нужно не о деньгах думать, а о том, как восстановить свои кондиции. Конечно, нужно на многие вещи закрыть глаза. То, что было три года назад, сейчас не повторится. Ему практически нужно начинать с нуля.

- Футболисты и в Вашу пору также считались довольно обеспеченными людьми. Вы себя считаете таковым?

- Да, конечно.

- Помните, на что потратили первую зарплату?

- Я не знаю, на что потратил. Знаете, я рано остался без отца, мне было 14 лет, меня воспитывала только мама. И я будучи игроком юношеской сборной СССР два года получал по 60 рублей, и мама получала такие же деньги. У меня было еще 2 сестры, и для нас это были большие деньги, потому, естественно, я их никуда не тратил, а приносил матери.

- Семья поддерживала Вас в стремлении быть футболистом?

- Отец любил футбол, но не дожил до того времени, когда меня взяли в «Черноморец». Мама не понимала, она, как мама, вечно сетовала, что побитые ботинки. Мама до последнего не понимала, что это серьезно. Когда я уже был в Киеве и забил первый гол, она в это же время лежала здесь в больнице на Бессарабке. И были открыты окна, и все кричали: «Буряк, Буряк». Мама испугалась. Когда я пришел в больницу после игры, она спрашивать, что случилось. Я говорю: «Мама, я гол забил», а она, мол, разве нужно так кричать. Она многие вещи не понимала. Когда я уже жил в Киеве в своей квартире, у меня была такая тумбочка, у которой дверка отбрасывалась. И я там хранил деньги. И мама как-то приехала, убиралась, дотронулась до дверцы, та раскрылась, и все день высыпались. Я пришел с тренировки, а она сидит и плачет, где ты взял эти деньги. А потом посчитали, а там около 10 тысяч рублей. Тогда «Волга» стоила 7 тысяч. И естественно, я объяснял, что я тренируюсь, играю, много тружусь, зарабатываю, но она не понимала, что это такое.

- Леонид Йосифович, на фоне большинства экс-партнеров по киевскому «Динамо», у Вас неплохо сложилась послефутбольная жизнь. Вы стали обеспеченным человеком, позаботились о детях. Какой совет можете дать футболистам, которые стоят на пороге завершения своей активной карьеры?

- Сложно говорить о себе. Я благодарен жене, которая фактически воспитала наших детей. Жить профессионального футболиста сложная. У меня никогда не было культа денег. Я люблю делать подарки, я помогаю детям. Я за 16 лет встал на ноги, я построил дом, где люблю принимать гостей. Многие скажут, что Буряк из себя какую-то икону делает, это не так. Нужно просто не сидеть на месте, надо искать. Все блага, которые у меня есть, мне никто просто так не дал. Когда я приехал в Киев, я понимал, что мне нужно зарабатывать имя. Тогда в «Динамо» были игроки сборной СССР, и мне нужно было доказать своей игрой, что я могу быть сильнее, чем они. Когда появилась жена, я чувствовал ответственность за жену, после за детей. У меня жена тоже спортсменка, но она посвятила себя семье. И у нас в семье также расписано, что позволительно, что нет. Я думаю, это дорогого стоит. Каждому человеку нужно думать о том, чтобы обеспечить свою семью.

- Чем сейчас занимается Ваша супруга, дети?

- Моя жена заслуженный мастер спорта, но она посвятила себя семье, детям, внукам. У меня есть загородный дом, и она занимается домом, уютом, готовит, принимает гостей. У меня двое детей. Сын Андрей, работник иностранных дел, 10 лет был в командировках, работал в миссии НАТО в Брюсселе, был в Словакии первым секретарем посольства, сейчас получил ранг советника, и в данный момент находится в Киеве, работает в Министерстве иностранных дел. Дочка была профессиональной балериной, 12 лет танцевала в штутгардском балете.  Сейчас родила двоих детей, живет в Германии, воспитывает деток. У Андрея тоже есть сын Тоша. Я думаю, в этом плане все нормально. Я могу только здоровья пожелать и детям и внукам, они нормальные люди.

- Вы говорили, что Ваши дети фамилией Буряк не пользовались, а Вам имя помогало во вне футбольной жизни?

- Конечно. Знаете, я не люблю, когда за меня что-то решают. Но у каждого человека есть проблемы и мне приятно, что меня любят, мне помогают. Я не говорю о том времени, когда я был футболистом, тогда вообще проблем не было. Тогда вообще было сложно появиться в общественном месте, в кино, или в ресторане. А по Крещатику мы вообще не гуляли.

- А где гуляли, как проводили свободное время?

- В «Динамо» Киев были такие островки дружбы по два-три человека, и естественно были молодые годы, и были у нас с Блохиным и знакомые девочки, но нас никто никогда не видел. Если мы себе что-то позволяли, то только через год могли об этом узнать. Все было очень закрыто.

- Вы сказали, что дружили с Олегом Блохиным, но в одном из недавних интервью Вы сказали, что не поддерживаете с ним отношения…

- Я желаю ему удачи в тренерской деятельности. Мы, правда, сейчас не общаемся, на это есть свои причины, но не думаю, что это должно выноситься на всеобщее обозрение. Это жизнь. Я еще раз пожелаю удачи во всех делах и ему, и его клубу. Но у меня есть жизненная позиция, и пусть все останется между нами.

- Поговаривали, что Вам предлагали работать в связке с Блохиным, тренировать «Динамо», но Вы отказались, правда ли это?

- Я не хочу в этом копаться. Говорили, что моя жена поссорила нас, его жена поссорила. Моя жена далека от футбола, она не говорит мне, с кем дружить, куда идти. Все пускай остается, как есть, я не держу ни на кого зла. Сейчас будет ужин в честь моего юбилея, я пригласил и Блохина. Придет он, не придет, это его личное дело, но у нас с ним никаких отношений сейчас нет.

- Если говорить о тренерском штабе киевского «Динамо», кого Вы считаете лучшим тренером Блохина, Михайличенко или Баля?

- Несмотря на то, что мы не общаемся, я не могу сказать, что Михайличенко лучше Блохина или Баля. Есть президент, который все видит по-своему и на данный момент главный тренер – Блохин. Каждый делает свою работу. Даже если я скажу, что Баль должен быть главным тренером, а Блохин помощником, это ничего не изменит. Есть президент, и он все решает.

- Бытовало мнение, что «Динамо» нужен тренер иностранец. Как считаете, стоило пригласить в Киев европейского специалиста, или же команду спасет тренер со школой Лобановского?

- У Лобановского было много хорошего, и многие тренеры приезжали сюда учится. Во всем этом разобраться очень сложно. Нужен опытный тренер, который и для себя и для футболистов подберет правильный метод, а весь мусор отбросит. То, что делал Лобановский, складывалось в систему, и под этим были победы. Как сейчас работают, я не знаю. Если есть что-то свое, нужно это показать. Лобаеновский победами доказал, что его система работает. То, что говорят другие о своих системах, этого пока не видно. Я сторонник того, что сделала Россия с Капелло. Он неудобный человек, с ним сложно работать, футболистам очень плохо, но он тренер, который добивается побед. Я уверен, что через два-три года Капелло уедет, но останутся те люди, которые с ним работали, и которые смогут использовать его учения, и приносить пользу российскому футболу.

- Россия практически обеспечила себе путевку в финальную часть чемпионата мира. Наблюдая за сборной Украины, Вы видите эту команду в Бразилии?

- Благодаря Богу и руководству сборной вся интрига в нашей группе вернулась. Честь и хвала этому тренерскому штабу. В Украине есть 10-12 футболистов, которые соответствуют уровню сборной. Играть в чемпионате Украины и в в отборе на чемпионат мира – это две разные вещи. У таких команд, как Англия, Германия, Испания игроков национальной сборной порядка 30-40 человек. Выбирай из кого хочешь. У нас же, если есть проблемы у Ярмоленко или Коноплянки, то это уже полусборная. Но, посмотрим, как команды сыграет с Польшей и Англией, так и будет. Есть интрига, все живут этим.

- У сборной Украины бывает проблема недонастроя, считаете, эта проблема уже решена?

- Не думаю, что такая проблема будет, хотя бы потому, что каждый из матчей хорошо оплачиваются. Плюс есть мотивация попадания на чемпионат мира. Люди работают на свое имя, в финансовом плане очень большие день зарабатывают. Здесь многое будет решаться в матче с Англией. У нас есть пример матча Украины и Англии на Евро-2012, и если вопрос выхода одной или другой команды будет зависеть от результата мачта Украина - Англия, то я боюсь, что симпатии УЕФА и ФИФА будут на стороне Англии.

- Вы говорили, что сборной Украины не хватает высококлассных футболистов, натурализация – панацея для украинского футбола?

- Я не хочу обидеть натурализированных игроков, но если бы мне предложили играть за Бразилию или Россию, я бы отказался. У меня есть гражданская позиция, я родился в Украине, всю жизнь играл за украинский клуб, и куда бы меня не приглашали, я всегда говорю, что я украинец. Многое зависит от человека. Они поминают, что их не пригласят играть за Бразилию или Аргентину, а получается, Украина второсортная команда. Но я опять говорю, что играть должен футболист, который был бы на голову сильнее украинца, а я пока таких не вижу.

- Расскажите о периоде Вашей работы в Финляндии и США, Вас никогда не уговаривали остаться за границей?

- Я работал с непрофессиональными командами. В Финляндии по линии коммунистической партии Финляндии было приглашение через Москву, Совинтерспорт. Но Вы знаете, после того ада, который мы пережили в Киеве, где я не видел семьи, все было посвящено футболу, сумасшедшие тренировки, нагрузки, я попал в Финляндию. Не надо было заезжать на сборы, был свой дом, была прекрасная природа, семья была рядом. В то время это была отдушина. В США я работал в университете, в городе между Чикаго и Индианаполисом, университетский город Эвинсвил. Там по-своему было. Я выучил язык, стал общаться. Это были первые тренерские шаги. Это был большой опыт. И когда распался Советский союз, мы с женой уезжали, и весь университет пришел нас провожать, все мне говорили: «Ты что, сумасшедший, напиши заявление, через неделю как беженец получишь американский паспорт». Но в Украине я – это я, а за границей я себя неловко чувствую. Я люблю Украину, люблю Одессу. Мне здесь комфортно.

- Говорят, Вы можете возглавить СК «Одесса», правда ли это?

- Нет-нет, это слухи. Я работал в Одессе, и у меня хорошая команда была. Одесский период дал мне опыт, также как и в Тернополе. У нас были хорошие футболисты, которые знали, чего хотят, и добивались успеха.

- Есть ли у Вас предложения возглавить какую-либо команду, или работать консультантом?

- Я работаю консультантом одного из клубов РПЛ. Но я не могу сейчас уехать из Украины, у меня есть некоторые семейные проблемы, и фактически у меня на шее, кроме моей семьи, есть еще две семьи. Когда я куда-то уезжаю, то всем становится плохо. Хорошо, когда есть человек, который может помочь финансово, что-то решить.

- В каком плане Вы консультируете российский клуб?

- В плане тренировочной программы, тренировочного процесса. Естественно, я же не говорю, кого ставить играть. Есть вещи в профессионально плане, которые мы обсуждаем. Пока это всех устраивает, и меня и тех людей, с которыми я работаю. Конечно, все когда-то заканчивается. Я не скажу, что я не востребован или не устроен, но футбола мне чуть-чуть не хватает. С виду я флегматичный человек, но я очень переживаю за украинский футбол, за киевское «Динамо». И я думаю, что нужна какая-то отдушина. Но, с другой стороны, благополучие моих близких для меня важнее футбола.

- Сейчас многих бывших футболистов зовут экспертами на телевидение. Не хотели бы поработать на постоянной основе?

- Я не хочу на этом зарабатывать. Если кто-то просит об интервью, я не отказываю. Но я не хочу делать какую-то политику. Я никогда не буду ругать киевское «Динамо», обижать людей. Есть человеческая позиция, есть вещи, которые меня воспитали. Я со многими работал и я не хотел бы из этого делать шоу. Я буду общаться, если люди нуждаются в этом, но каждый день приходить и говорить о черном – белое, а о белом – черное, я не буду.

- Но многие экс-динамовцы, как Йожеф Сабо, позволяют себе критиковать «Динамо»…

- Есть и Сабо, и Леоненко, это их позиция, но я считаю, что человек, который играли в киевском «Динамо», приносили клубу славу, получали здесь деньги, не могут так говорить. Может что-то нравиться, не нравится, я могу это обсудить в кругу друзей, но я не буду об этом говорить на всю страну. Я понимаю, что происходит, понимаю, какие футболисты, что это не так все просто делается, раз и киевское «Динамо» выиграло первое место. Для этого нужно многое изменить, и в первую очередь, футболистов, тренер же в футбол не играет. В исполнителях дело. Чем выше квалификация футболистов, тем выше гарантия успеха команды. Но не так просто подобрать игрока. Ты понимаешь, что тебе нужен этот футболист, а он просто не хочет ехать в Украину, или его жена против переезда. Об этом тоже нужно говорить.

- Многое зависит от игроков, но как вам кажется, насколько нужны «Динамо» такие тренеры, как Юрий Роменский и Андрей Баль?

- Это профессионалы, они играли на высоком уровне в бытность футболистами. Но здесь же не о них речь, команду делает главный тренер. И он же не может взять себе в помощники оппонента, который по-другому думает, и по-другому футбол воспринимает.

- Как Вы себя поддерживаете в спортивной форме?

- Это вопрос актуальный. Я уже лет 20, как выработал для себя программу еды. Я не обедаю. Я завтракаю и ужинаю. Я играю в футбол, играю чуть-чуть в теннис. Каждый человек должен думать о своем здоровье, но честно говоря, я к себе отвратительно отношусь. Я не умею отдыхать, у меня такая позиция полуотдыха, полуработы. И у меня уже выработалась такая система.

- А бокал вина Вы можете себе позволить?

- Я с удовольствием выпью бокал, два вина. Со времен моей профессиональной карьеры мои вкусовые предпочтения поменялись. Я раньше не любил сыр, теперь могу его есть. Раньше пиво в рот не брал, теперь могу выпить бокал пива после бани, на отдыхе. Могу и вина выпить красного, белого. Раньше мне нужны были силы, чтобы бегать, и я ел мясо, теперь практически мяса не ем. Со временем многое меняется.

- Вы говорите, что не умеете отдыхать, тем не менее, что помогает расслабиться?

- Сейчас, кажется, что нет постоянной работы. Но я с утра уезжаю, часов в 9-10, а возвращаюсь только к вечеру. Потому что есть проблемы житейские, проблемы детей, близких. Есть дом, есть собака, есть масса вопросов, которые касаются не только меня, но и моих друзей. Везде хочется поучаствовать, помочь, потому что я знаю, что если я не сделаю, то никто не сделает.

- Кто для Вас сейчас самые близкие люди?

- У меня есть друзья, которые бывают в доме, но они не связаны со спортом. А самым близким человеком для меня является моя супруга.

- Вы сейчас можете просто так зайти в кабинет к президенту «Динамо», или прийти на стадион посмотреть игру команды?

- Зайти к президенту киевского «Динамо» я могу в любое время, когда захочу. Стадион – мой дом, если я захочу, то приду, и сяду, где мне нужно. Многие говорили о президентах «Динамо» и о Григории и об Игоре Суркисах многое, но все, что ими двигает – это любовь к футболу. Я сейчас припомнил, что перед последней игрой «Динамо» прошлого сезона против «Металлурга» они были в Лондоне, смотрели финал Лиги чемпионов, но они летели сюда быстрее, чтобы посмотреть, как команды будет выглядеть в матче против запорожцев. Думаю, если бы не было Суркиса и не было бы Ахметова, то про эти клубы уже бы забыли. Есть, конечно, одно «но», эти клубы никогда не будут дружить или не будут партнерами. Но им нужно благодарить друг друга, что они есть, что это все не погрязло в болоте, что есть конкуренция. «Динамо» дышит в затылок «Шахтеру» и наоборот. И вся эта суета, все эти покупки, это движение вперед дает стимул футболистам быть лучше. Есть интрига. Сейчас появился еще «Металлист», мы ждем, когда встанет на ноги «Днепр». Нам не хватает еще 3-4 клуба, чтобы у нас был сильный чемпионат. Потому что эти четыре клуба имеют тотальное превосходство во всем, а это неправильно.

- «Черноморец» готовится стартовать в Лиге Европы. Вы следите за одесским клубом?

- Я очень люблю Одессу, я родился в Одессе и у меня бывает ностальгия по всему одесскому. Сейчас у «Черноморца» более-менее обстоят дела. Прекрасный стадион построили, хорошую базу. Я думаю, «Черноморец» должен создать конкуренцию первой четверке клубов, пока не получается. Какие-то игры команде удаются, какие-то она проваливает. Играя с «Шахтером», пропускать за две игры восемь мячей, а забивать один… Но я надеюсь, что «Черноморец» будет бороться в этой четверке, пятерке клубов.

Добавить комментарий
от имени