Цитата дня

АЛЕКСАНДР АНДРИЕВСКИЙ

Ніколи не прошу жодних подарунків. Проте, на своє 28-е свято, хочу порушити цей принцип і звернутися до Бога: будь ласка, даруй Батьківщині те, чого потребує кожна її дитина – мир! 

Главная / Интервью / Игорь Кочетов: "В Премьер-лиге у нас вызвал подозрение только один матч"
26.11.2016, 10:04

Глава Комитета ФФУ по этике и честной игре Игорь Кочетов рассказал о подозрении матча "Зирка" – "Волынь", расследованиях потенциально договорных поединков, а также сложностях в ходе подобной работы.

– Вы недавно сказали, что матч "Зирка" – "Волынь" носит подозрительный характер. Сегодня у вас уже есть подтверждение этому?

– Изначально стоит сказать, что за 1-2 дня такие расследования не проводятся. Мы анализируем все ставки, которые делаются на матчи в украинском футболе. Есть и подозрительные ставки, есть и вообще аномальные, но любое наше подозрение мы должны подтвердить.

Сейчас мы изучаем и матч "Зирка" – "Волынь". У нас есть определенные признаки, что этот матч мог быть сыгран с фиксированным результатом, ведь перед игрой на поединок была поставлена большая сумма денег. А после этого биржа перестала принимать ставки – это один из признаков, что здесь не все чисто.

– Есть ли какие-то другие признаки?

– Обычно в таких случаях до начала встречи закладывается определенный сценарий – до матча определяется, что делаются большие ставки на выигрыш одно из команд в первом или втором тайме, или на определенное количество мячей. Это то, что мы можем до игры назвать «крайне аномальным явлением». Потом мы наблюдаем за движением ставок и накладываем это на действия футболистов. После этого мы опрашиваем футболистов и тренеров, получаем дополнительную информацию, работаем в контакте с Национальной полицией.

Сегодня мы не можем мешать оперативно-техническим действиям, которые запланированы полицией. Естественно, мы должны учитывать все эти моменты. Когда служба расследований ФФУ уже имеет все доказательства, мы собираем заседание Комитета по этике и честной игре и выносим свой вердикт. Но надо понимать, что физически невозможно быстро опросить по 18 человек с обеих команд. Для этого нужно достаточно немалое время.

– Сколько нужно времени?

– Может неделю, может месяц. Помните, когда "Заря" провела расследование, расспрашивая своих футболистов? Так вот, Игорь Калинин тогда очень долго бегал, прятался, уезжал в Крым и т.д., а сейчас он вернулся в Украину. Но Калинин в обязательном порядке будет опрошен. Для нас ничего не значит, что он где-то там уже прошел детектор лжи. Есть показание футболистов и есть данные экспертов по ТТД.

– Калинин был подозреваемым в организации договорных матчей, а сегодня играет в Премьер-лиге. Почему так произошло?

– Что касается Калинина, то этим вопросом занимается непосредственно Генеральная прокуратура Украины. Это уголовное дело находится там. Все наши действия, которые связаны с Калининым, должны согласовываться именно с прокуратурой.

– "Зирка" может пострадать из-за того, что подписала Калинина?

– Меру наказания определяет КДК ФФУ. Мы не вмешиваемся в их решения, а лишь констатируем, что матч был сыгран с манипуляциями или фиксированным результатом, и что подпадает под определенные статьи. Наказание же определяет КДК.

– У вас есть новые новости по матчу "Ильичевца" и "Горняка-Спорт"?

– В данном случае мы одинаково подозреваем и "Горняк-Спорт", и "Ильичевец". Нет такого, чтобы кто-то был больше виноват, а кто-то – меньше. На сегодня руководители "Горняк-Спорта" продолжают контактировать с нами, и ряд футболистов уже дали показания. Говорить об имеющейся уже информации я пока не буду. Мы согласовываем этот вопрос с Национальной полицией, и расследование идет достаточно активно. Но с каждым днем мы убеждаемся, что эта игра была сыграна с фиксированным результатом.

– Если брать в общем, вы видите много таких матчей?

– В Премьер-лиге сейчас только матч "Зирка" – "Волынь" вызвал подозрение, остальные – нет. Но есть еще ряд матчей чемпионата U-21 и U-19. Мы обратились  в Премьер-лигу, чтобы она не ставила игры этих турниров на будние дни, ведь тогда азиатские тотализаторы не ставят их на свои "линейки".

Очень большую тревогу у нас вызывают матчи Первой лиги. Искоренить это явление – задание всех: тренеров, клубов и ПФЛ. Не может один комитет рассказывать тренеру и президенту, что у них делается в клубе. Мы не можем постоянно предупреждать футболистов играть честно. Важно, чтобы "закон Павелко" работал не только в Киеве, но и на местах. Генеральной прокуратуре и Национальной полиции нужно для этого выделить больше людей.

– Есть "закон Павелко", теперь прокуратура и полиция могут непосредственно влиять на организаторов и фигурантов договорных матчей. Но на сегодня реальных действий и уменьшения таких игр нет…

– Нужно ужесточить санкции этого закона, ведь он предусматривает преступление средней тяжести. Также отмечу, что многие представители правоохранительных органов несерьезно подходят к расследованию этих дел. Закон ведь приняли только недавно, механизмы только нарабатываются, практика сотрудничества фигурантов и принципы расследования тоже уже есть.

К тому же, много фигурантов дел находятся за рубежом, а в Украине остались только посредники. Поэтому есть неопределенные сложности. Нужно понимать, что существует определенная процедура, которой мы должны придерживаться. Все понимают, что футболисты только на поле выходят без адвокатов. В остальных моментах, даже к нам в комитет, они приезжают с адвокатами. В итоге мы тратим очень много времени на "крючки юриспруденции".

– Чем конкретно занимается ваш комитет? Получается, вы мало что решаете…

– Мы собираем и анализируем все материалы по матчам или фигурантам.

– В последнем выпуске программы "Профутбол" ее ведущий Игор Цыганык заявил, что вы и ваш комитет можете прикрывать подозрительные матчи…

– Заявив на всю страну, что руководство комитета этики и честной игры, возможно, возглавило… Если Цыганык серьезный журналист, а не балабол, то придет в комитет и даст исчерпывающие факты, которые бы подтверждали эту информацию. Если не захочет ее говорит футбольным органам, пускай обратится в полицию. За свои слова человек должен отвечать, а не просто швыряться ими с экрана, возомнив себя "Мессией фейер-плей".

– Насколько понимаю, Цыганык считает, что вы делаете свою работу не совсем хорошо. Вы сами какую оценку дадите своей работе?

– Если Цыганык сможет рассказать, как сделать лучше, я с удовольствием услышу его советы. Вместе с тем, мы никогда не будем нарушать процедуру расследования – это самый важный аспект любого нашего заседания. Мы говорим о признаках, но никому не вешаем клеймо. Когда соберем полную информационную базу, тогда точно можем о чем-то говорить.

– Уже есть список игр, которые не вызывают сомнения в своей "подделке"?

– Мы уже направили в КДК ФФУ список восьми матчей, которые были признаны нами договорными.

– Этих списков нигде нет. Что это за матчи и когда они игрались?

– Эту статистику, кому это интересно, могут вести все. Она есть в комитете. Мы периодически подаем в КДК материалы, а, когда они будут рассматриваться, знают только в самом КДК. На сегодняшний день рассмотрены 8 таких матчей – они игрались в течение этого года и в конце прошлого. Это матчи молодежной и Первой лиги, по ним уже есть решения КДК. Еще 5 материалов по матчам находятся на рассмотрении. Надеюсь, что в скором времени их рассмотрят.

– Возникает впечатление, что легко запутаться, кто и что ведет и делает…

– Расследования ведет Служба расследований ФФУ. Мы же – комитет по этике и честной игре – можем им помогать. Кроме того, экспертная комиссия разбирает ставки и ТТД футболистов. После этого Служба передает все материалы в наш комитет. Мы собираемся и выносим решения, параллельно работая с полицией и прокуратурой.

– Если ведется много работы, почему на сегодняшний день так мало фигурантов понесло наказание?

– Это зависит от судебных правоохранительных органов. Мы передаем материалы в КДК, но параллельно следствие ведут полиция и прокуратура. Когда рассматривалось дело "Металлиста", то 2 игрока активно сотрудничали со следствием. Мы не можем ускорять роботу следственных органов, ведь это не в нашей компетенции. Нужно понимать, что этот вопрос совместно завязан.

– То есть, свою роботу вы сделали, а дальше ожидаете решений других инстанций?

– Конечно. Мы же не будем трубить, что мы что-то сделали. Но к нам можно обратиться и спросить. Никаких трудностей в этом нет.

Добавить комментарий
от имени