Цитата дня

АЛЕКСАНДР ДЕНИСОВ

Не сомневаюсь, что если завтра "Шахтер" пригласит Луческу, он придет. Правда, не уверен, что если через полгода или год его пригласит "Динамо", он так же не придет в "Динамо"

Главная / Интервью / Геннадий Литовченко: "Деньги и в наше время никто не отменял, но тогда все же было немного иначе"
25.09.2013, 17:32

Вот уже несколько месяцев знаменитый в прошлом футболист «Днепра» и «Динамо», а теперь тренер Геннадий Литовченко живет в Нижнем Новгороде, где вновь работает в связке с Юрием Калитвинцевым. Когда в чемпионате России выдался перерыв, Литовченко провел несколько дней в Киеве. Один из них — в компании друзей-футболистов. Повод имелся серьезный. 11 сентября Геннадий Владимирович отпраздновал полувековой юбилей.

— Геннадий Владимирович, поделитесь ощущениями: вам еще только 50 или уже 50?

— Хм-м... Я, если честно, возраста не чувствую — ощущаю себя скорее лет на 25-30. В душе я молод. Разве что в футбол играть не могу — после операции на тазобедренных суставах даже в ветеранских матчах на поле не выхожу.

— Какой самый неожиданный подарок вы получили к юбилею?

— Да в принципе ничего такого сверхъестественного не было. Но зато точно знаю — люди, которые были у меня в гостях, делали подарки от души. И это самое важное.

— Кто был тамадой на вашем 50-летии?

— Да все понемногу. В основном же собрались бывшие футболисты с женами, мы друг друга уже сто лет знаем.

— О футболе, естественно, говорили, вспоминали что-то интересное. Скажите, а какую байку в вашей компании непременно повторяют при каждой встрече?

— Да таких баек достаточно много. Постепенно, по мере того, как проходит вечер, мы и вспоминаем то одну историю, то другую. Я так с ходу самую популярную из них и не назову.

— Вечер удался?

— У нас по-другому не бывает!

— Признавайтесь честно, во сколько по домам разошлись?

— Я где-то часа в три ночи уехал, кто-то еще позже, а некоторые и вовсе спать не ложились. Ужин плавно перетек в завтрак, скажем так. Александр Заваров утром пришел свою машину со стоянки возле ресторана забирать, а люди еще сидели. В общем, есть порох в пороховницах у нашей гвардии (смеется).

— Олег Протасов к вам на юбилей прилетел?

— Конечно же.

— Очень хорошо помню вашу связку в деле — пожалуй, в 1980-е в нашем футболе не было бы пары, которая так здорово взаимодействовала на поле. Думаю, добрую половину своих голов Олег Валерьевич забил с ваших передач...

— Так ведь мы же с юношеских лет вместе играли, научились понимать друг друга без слов. Нельзя сказать, что у нас была какая-то фирменная заготовка. Все происходило спонтанно. Олег только делал первое движение, а я уже понимал, куда лучше отдать мяч. Бывало, и взгляда было достаточно (Кстати, результативные передачи партнеру отдавал и Протасов: найдите в сети супергол Литовченко в матче ГДР — СССР за октябрь 1989 года, не пожалеете. — авт.).

— Сами же вы чаще всего забивали ударами издали или со штрафных.

— А это уже надо благодарить моего первого тренера Ивана Михайловича Ерохина, у которого я занимался с первого по шестой классы — до того, как попал в «Днепр-75». Он сам обладал классным ударом, ну и нам это дело ставил — очень много внимания уделял: подсказывал, как правильно стопу выворачивать, по какой части мяча бить, ну и т.д. Помню одно из его упражнений: в спортзале переворачивались лавочки, которые обычно стоят вдоль стен, а нашей задачей было бить по мячу так, чтобы он в итоге застревал в них между нижней планкой и верхней. Кстати, очень полезное на самом деле упражнение. Конечно, зрителям больше всего нравятся эффектные удары по девяткам, только более эффективны на самом деле удары низом — вратарю же нужно еще сложиться успеть, чтобы парировать такой мяч.

— Помню, мы общались лет 15 назад. Вы тогда еще посетовали, что в ДЮСШ вначале 1990-х, судя по всему, работа велась абы как, и многим игрокам не хватает элементарной школы. А в качестве примера назвали одного футболиста ЦСКА, который «с 20 метров мяч до ворот добить не может»...

— Это кого, интересно, я имел в виду?

— Имени называть не буду, чтобы не обижать человека. Отмечу лишь, что как раз в этом году он завершил карьеру. Но я, собственно, о другом хотел спросить: а разве нельзя поставить человеку удар, скажем, в 20 лет?

— Можно, но это уже будет гораздо сложней и нужно очень много работать. Тут, как, наверное, в любом деле: проще же сразу научиться что-то делать правильно, чем потом переучиваться. А учиться, как мы знаем, нужно в детстве и юности, когда человек впитывает все, как губка. Это касается и мышечной памяти.

— Кого бы вы назвали лучшим «дальнобойщиком» в истории футбола?

— Да много было людей с шикарным ударом. В мое время — голландец Рональд Куман. Позже — бразилец Роберто Карлос...

— В 21 год вы стали капитаном «Днепра». Это было тренерское назначение или выборы?

— Тогда у нас капитана выбирали путем голосования игроков. Честно говоря, был прилично удивлен. Не берусь судить, чем руководствовались партнеры. Может, меня выбрали потому, что я все же был местный. Начинал в родном Днепродзержинске, потом занимался в «Днепре-75» у замечательного тренера Игоря Ветрогонова.

— А каково было командовать более опытными и возрастными партнерами? Слушались вас?

— Разные ситуации приходилось разруливать. А иногда даже — отмазывать их (смеется).

— Перед кем?

— Перед тренером, естественно. Когда, к примеру, Владимир Емец кого-то штрафовал за нарушение дисциплины.

— Большие тогда штрафы были?

— Немалые. Могли и на зарплату наказать. Или — на премиальные. Вот я и ходил к Владимиру Александровичу — договаривался. К примеру, просил, чтобы тренер отменил наказание, клятвенно обещая, что команда следующий матч выиграет. Эта схема, кстати, очень неплохо срабатывала.

— А зарплата это сколько — около тысячи рублей?

— Нет, оклады у нас как раз небольшие были. Рублей 120, кажется. А с премиальными — да, в хороший месяц тысяча набегала. Очень приличные деньги по тем временам. Но, конечно, с заработками нынешних футболистов не сравнить.

— У вас на носу — еще один юбилей. Я — о первом чемпионстве «Днепра», который в 1983 году сотворил одну из главных сенсаций в истории советского футбола. И связывают тот успех команды в первую очередь с Владимиром Емцем. Скажите, а какая картина в первую очередь всплывает у вас в памяти, когда речь заходит об этом удивительном наставнике?

— Какая картинка? Человечная. Он же очень простой был и в то же время мудрый. Как говорится, вышел из народа. Емец же с Геннадием Афанасьевичем Жиздиком еще в 1981-м в «Колосе» работали, а уже в 1983-м привели «Днепр» к титулу. Уникальный случай.

Ну так вот, однажды возвращаемся мы с Олегом Протасовым из лагеря национальной сборной. Приезжаем на тренировку, навстречу — Емец. Смотрит на нас так пристально и жалостливо: «Да-а-а... И что это там с вами Лобановский делал? Идите-ка ребятки домой — ешьте и спите побольше» (смеется).

— А вы знаете историю о том, как Емец, еще возглавляя никопольский «Колос», давал своим игрокам установку перед кубковым матчем с «Локомотивом» из Москвы? Взял магнитофон, поставил запись песни Владимира Высоцкого «Он вчера не вернулся из боя», потом назвал состав и, больше ни слова не говоря, отправил команду на поле...

— Нет, эту историю я не слышал.

— А в «Днепре» при вас подобные нестандартные установки на матч случались?

— Чтобы песни крутить — такого не было. Но, вообще, Емец частенько применял нестандартные подходы. И пошутить мог. И на место поставить так, чтобы никто уже не сомневался в тренерской правоте. Однажды мы очень неудачно провели кубковый матч. На разборе игры Емец начал было что-то объяснять, а потом махнул рукой: «Да что я перед вами распинаюсь. Еще один такой матч — и будете получать, как киевское «Динамо».

— То есть у вас в «Днепре» зарплаты были выше, чем в Киеве?

— У нас были выше премиальные за победы.

— Чего было больше в успехе того «Днепра» — самоотдачи и труда или класса?

— Тот «Днепр» все же больше был рабочей командой. Класс появился позже, когда пошли еврокубки.

— Решающей для «Днепра» в сезоне-1983 стала победа над «Спартаком» в последнем туре — 4:2. Главным героем в том историческом матче стал Олег Таран, оформивший хет-трик, еще один мяч провел Александр Лысенко. Скажите, а где вы отмечали эту победу?

— Можно сказать, в дороге. Сразу после игры поехал домой — утром нужно было улетать в Москву, в расположение сборной СССР. Потом, уже зимой, где-то в декабре мы в ребятами собрались и отметили победу, как следует.

— Говорят, на чествовании «Днепра» Емец сказал слова, за которые в те времена можно было крепко пострадать: «Спасибо партийным органам, что не мешали нам работать...»

— Может быть и сказал. Но нам, действительно, никто не мешал. И в этом была огромная заслуга легендарного директора «Южмаша» Александра Максимовича Макарова, который фактически и курировал тогда команду. Макаров верил в тренеров, и никого к «Днепру» не подпускал.

— Не буду спрашивать о причинах, подтолкнувших вас и Олега Протасова к тому, чтобы перейти после сезона-1987 в «Динамо»... Но признайтесь честно: когда «Динамо» заняло второе место в чемпионате СССР-1988, а «Днепр» стал первым, не возникла ли мысль, что зря все-таки уехали из Днепропетровска?

— Да нет, ни в коем случае. Переход в «Динамо» — это был для нас шаг вперед в плане профессионального роста. Я очень люблю «Днепр», и все там у меня складывалось хорошо. Но к тому моменту мы с Олегом переросли родную команду, нам хотелось попробовать себя на более высоком уровне. Поэтому и приняли предложение Лобановского, который, кстати, звал нас уже давно. А тут же был чемпионат Европы на носу... Собственно, что касается сезона-1988, то для меня он с континентальным первенством в первую очередь и ассоциируется.

— Хорошо помните тот турнир?

— Иногда возникает ощущение, что будто где-то во сне это происходило. Все-таки четверть века прошло. Но, конечно, помню все довольно подробно. И победы над Голландией и Англией в группе. И полуфинал с Италией, в котором гол забил — это был, наверное, наш лучший матч на том турнире, мы же, словно на крыльях летали. А вот в финале с голландцами не повезло. Они нас после первого матча побаивались. Это чувствовалось и по игре, да и кто-то из них уже после матча во время прохождения допинг-контроля говорил Протасову и Бессонову об этом. Но ничего не поделаешь. Игорь Беланов тогда пенальти не забил, у меня отличный момент был...

— Что Лобановский сказал команде после той игры в раздевалке?

— Не помню. Но не ругал, это точно. Там, вообще, уже ничего и говорить не нужно было. Второе место — это вроде бы был успех, но, конечно, мы мечтали о большем.

— Очень многие футболисты рассказывают о непомерных нагрузках Валерия Лобановского. Вас они не пугали, судя по всему...

— Мы были прекрасно знакомы с требованиями Валерия Васильевича. Прежде чем перейти в «Динамо» столько лет играли у него в сборной. А в те времена в главную команду страны приезжали не на неделю, как сейчас, чтобы сыграть пару матчей, а, бывало, проводились сборы по месяцу, а то и больше. Конечно, нагрузки были серьезные, очень. Конечно, это было непросто — сидеть по 300 дней в году на базе. Но Валерий Васильевич по этому поводу говорил: «Ребята, вы себе не принадлежите, вы принадлежите стране...»

— Мы привыкли считать Лобановского очень жестким тренером, а вы, я читал, в одном из интервью назвали его добрым...

— Я имел в виду то, что он прекрасно понимал футболистов и некоторые моменты мог пропустить, если так можно сказать, мимо глаз. Такое ведь тоже бывало. Иногда он входил в нашу ситуацию. А нагрузки — без них просто нельзя было, ничего бы не получилось.

— Можете вспомнить день, когда Валерий Васильевич больше всего вас удивил?

— Меня тогда уже сложно было чем-то удивить (смеется).

— Когда вы последний раз смотрели запись какого-нибудь матча со своим участием?

— Матчи не смотрел сто лет, но не так давно наткнулся на футбольную программу на НТВ, в которой Василий Уткин рассказывает о тандемах в футболе. Там речь и о нас с Олегом Протасовым шла.

— Ну и как тренеру Геннадию Литовченко показался футболист Геннадий Литовченко?

— Вполне (смеется). По крайней мере, я бы к себе в команду его точно взял. Было бы кому последний пас отдать. А то с этим сейчас проблема. И в России, и у нас в Украине, где после Александра Рыкуна таких игроков, пожалуй, не осталось.

— Что сложней: играть или тренировать?

— Конечно, на тренерской скамейке сложней. Когда ты на поле, ход матча зависит во многом от тебя. Тем более что у меня позиция такая была. А тут — кричи футболистам, не кричи...

— Есть что-то, что не нравится вам в любимой работе?

— Мне не нравится, когда тренеру приходится решать организационные вопросы. Увы, с этим часто сталкиваешься.

— В прошлом году вы ассистировали Олегу Тарану в «Кривбассе». Объясните феномен этой команды: люди всю весну играли без зарплат, а даже у лидеров очки отбирали...

— Просто у нас была правильно работа поставлена. Ребята поняли, чего требует тренерский штаб. Сейчас все при деле, на виду.

— То есть фактически они играли на свое имя...

— Ну да, а еще — из любви к футболу. Как раньше было...

— Только не надо говорить, что раньше футболистов деньги не интересовали!

— Понятно, что деньги и в наше время никто не отменял. Но тогда все же было немного иначе. У нас были небольшие зарплаты, но хорошие премиальные за выигранные матчи. Так что мы свое зарабатывали честно — победами. А сейчас человек подписывает контракт на приличную сумму, и все — крышу у него тут же срывает, можно на поле уже не выходить. Такой уж у нас менталитет. Это, конечно, не всех касается, но случаев подобных много.

— В чемпионате России интересней работать?

— Я бы сказал так: тут чемпионат более непредсказуемый по части результатов. Гораздо больше, чем у нас, претендентов на медали. Хотя в Украине в нынешнем первенстве тоже сюрпризов немало.

— Какая задача стоит перед «Волгой»?

— Занять место не ниже 10-го. По крайней мере, об этом говорил губернатор.

— Пока вы идете на 12-й позиции, имея в активе 7 очков после 8-ми туров. Не густо...

— У нас было две неудачные игры. Можно сказать, провальные. А в остальных команда смотрелась весьма прилично. Ведь когда есть игра — придет и результат. Просто где-то не повезло.

— Сейчас вы живете на Волге. Скажите, как рыбак рыбаку — клев хороший?

— Нет! Вот удочки без дела в углу стоят... Не поверите, но как мне объяснили, в окрестностях Нижнего Новгорода на Волге рыба не клюет. Один раз я выбрался на какое-то озерцо — трех несчастных карасей поймал, вот и вся рыбалка. В общем, буду ждать следующего лета. В Киеве наверстаю.

— А как относится супруга к тому, что вы так далеко теперь от дома работаете?

— Да нормально. Дочери уже взрослые. Да и не первый раз у нас такая ситуация. Я, когда в «Кривбассе» последний год работал, мы тоже не очень-то часто виделись. Более того: был период, когда я довольно долго сидел дома, так она мне даже говорила: ты бы уже пошел куда-нибудь на работу (смеется).

Спорт Экспресс в Украине

Добавить комментарий
от имени