Цитата дня

АЛЕКСАНДР АНДРИЕВСКИЙ

Ніколи не прошу жодних подарунків. Проте, на своє 28-е свято, хочу порушити цей принцип і звернутися до Бога: будь ласка, даруй Батьківщині те, чого потребує кожна її дитина – мир! 

Главная / Интервью / Артем Яшкин: "Михайличенко сказал, а я, дурак, психанул и ушел из "Динамо"
14.02.2012, 12:48

В киевское «Динамо» уроженца Вологды пригласили по настоянию Валерия Лобановского в январе 1999 года. Там его быстро нарекли вторым Заваровым. Вскоре Артем Яшкин принял украинское гражданство и восемь раз сыграл за сборную. Но стать своим парнем в Киеве так и не смог. Далее в его карьере были Корея, Вьетнам, Латвия…Одной из последних команд в карьере Яшкина была вьетнамская «Дельта», а бутсы на гвоздь Артем повесил, находясь на контракте у латвийского «Динабурга», который через несколько месяцев был исключен Латвийской федерацией футбола из чемпионата страны, а его руководители были пожизненно дисквалифицированы из футбола за договорняки.

– Артем, какими ветрами вас занесло во Вьетнам?

– Футбольными. Собирался заключить контракт с китайским «Шанхай Шэньхуа», который в том сезоне тренировал Валерий Непомнящий. Но в «Шанхае» сломался центральный защитник, на его место срочно купили немца, который оказался третьим легионером в команде. Не знаю, как сейчас, а 7 лет назад в Китае был жесткий лимит на варягов. Вот я и оказался четвертым лишним. На Украину было поздно возвращаться – истек период дозаявок, простаивать не хотелось плюс нужно было кормить семью. Поэтому, когда мне предложили доиграть сезон во Вьетнаме, я отправился в Азию. Тем более, повторюсь, других вариантов в то время не имел.

– Что знали о Вьетнаме на момент приезда в «Дельту»?

– Только то, что там до сих пор бал правит коммунистическая партия. 1 мая в стране – национальный праздник, называется, как раньше в СССР, день трудящихся. А что во Вьетнаме проживает около 90 млн жителей и по этому показателю страна занимает 13?е место в мире, узнал уже там. Как, впрочем, и многое другое.

– Были в курсе, что «Дельта» в чемпионате идет на железном последнем месте?

– Да, меня ведь и приглашали для того, чтобы спасти команду от вылета. Там чемпионат по срокам удивительно для нас проводится – начинается зимой и заканчивается летом. Я прилетел во Вьетнам в середине весны, когда первенство прошло свой экватор. К тому времени отставание от места, дающего право и в следующем сезоне выступать в V-лиге, как во Вьетнаме называют элитный дивизион, составляло более 10 очков. То есть «Дельте» мог помочь только Господь Бог, но никак не Яшкин. Я отыграл до конца первенства, команда начала исправно набирать очки, но для того, чтобы избежать расставания с V-лигой, нам нужно было идти по чемпионскому графику. Так что по итогам сезона «Дельта» вылетела в первую лигу.

– Как вы общались с партнерами по команде и тренером? Вьетнамский язык ведь вряд ли учили в школе…

– Тренером был молодой парень, который знал английский. Также на нем говорили несколько ребят из команды. Плюс за «Дельту» выступал киевлянин Александр Гнатенко – он отыграл во Вьетнаме в общей сложности 8 сезонов. Саша мне и помог освоиться на первых порах.

– Что скажете о клубе?

– У команды были старенький японский автобус и стадион на 15 тысяч зрителей. На нем и тренировались, а жили в гостинице – своей базы у клуба не было. Меня удивило, что, несмотря на неудачную игру, на домашних матчах почти всегда был аншлаг. И болельщики такие экспрессивные – кричали во время игр очень громко. Первенство по своему уровню приблизительно соответствует чемпионату Латвии, где я играл после Вьетнама.

– Какой уровень зарплат во вьетнамской V-лиге?

– Местные ребята получали 2 тысячи долларов, причем это была для них верхняя планка. Мне положили побольше. И четко сдержали все свои обещания. Но жить мне там не понравилось. Очень жарко. Утренние тренировки специально начинали пораньше, пока солнце не поднялось высоко. Да и уровень жизни, прямо скажем, не очень. Понравилось разве что в Сайгоне и Ханое, куда мы ездили на экскурсии. Вот там красиво, инфраструктура налажена. А так выйдешь куда-то, пройдешься чуть-чуть – начинаются джунгли с непроходимыми банановыми плантациями. Поэтому, когда улетал в Киев, мальчугану, попросившему автограф в аэропорту, на русском языке на маечке написал «Во Вьетнам – ни ногой!».

– Дешевизной вас Вьетнам не поразил?

– Это было. На 5 долларов на базаре можно набрать огромное количество самых разных фруктов. В Москве бы это стоило на несколько порядков больше.

– Футбол ведь не самый популярный вид спорта во Вьетнаме?

– Думаю, замыкает пятерку. Там более популярны крикет, бейсбол, пинг-понг и бадминтон.

– В Корее вам довелось увидеть, как наставник в перерыве матча бил подопечного в раздевалке команды. Во Вьетнаме такого не было?

– Не было. А в Корее в 2004?м действительно была история. Я выступал за «Пучхон» – оказался там случайно. Поехал на сборы в Турцию с «Ураланом», сыграли с «Пучхоном» товарищеский матч. Приглянулся тренеру корейцев. Переговорили и вскоре подписали контракт. В разгар первенства мне нужно было слетать в Киев на сдачу государственных экзаменов в институте физкультуры. Перед вылетом играли календарный матч. Наш защитник-кореец в первом тайме прилично напортачил – привез команде два гола. И вот наставник в перерыве прямо в раздевалке начал учить его уму-разуму. Раз по лицу игроку зарядил, второй, третий. Футболист даже не думал защищаться. Я очумел, глаза из орбит повылазили... И тут тренер повернулся в мою сторону и говорит через переводчика: «Пусть русский не волнуется – ему подобное не грозит». Боялся, по-видимому, что я после такого останусь в Киеве...

– Как, кстати, проштрафившийся кореец отыграл второй тайм?

– Не знаю, что там помогло, но больше ошибок не допускал. Мы же забили два гола, и матч завершился вничью – 2:2.

– После Вьетнама вы отыграли сезон в одесском «Черноморце», а затем оказались в латвийском «Динабурге». Неужели других предложений не было?

– В «Черноморце» у меня не заладилось – так и не понял тактических схем тренировавшего тогда одесситов Семена Альтмана. Не ставлю под сомнение то, что Семен Иосифович опытный и квалифицированный наставник – не зря ведь он когда-то возглавлял московское «Динамо». Но у нас с ним были разные взгляды на футбол... К тому времени мне уже был 31 год. Так что с предложениями было не очень. Вот тогда на горизонте и появился «Динабург».

– Когда вам в клубе в качестве транспортного средства предоставили велосипед, в голове не промелькнула мысль: куда я попал?

– Мне бы предоставили и служебную машину, но в Даугавпилсе она просто не нужна. Город маленький, можно и на велосипеде его быстро объехать вдоль и поперек. Поэтому и выбрал велосипед – пришлось в веломагазин съездить. Выбрал там последнюю модель. Ну и, конечно, «Динабург» – не киевское «Динамо». Это маленькая команда из не самой футбольной страны. В латвийском первенстве большинство местных игроков получали даже меньше, чем вьетнамцы, – до 2000 долларов. «Динабург» был своего рода аналогом украинского «Днепра» – команда постоянно финишировала на четвертом месте.

– В «Даугаве» и «Динабурге» вы играли под руководством Игоря Гамулы. Вам было комфортно работать с ним?

– Вполне. Уважаю его как тренера и как человека. Когда из-за кризиса в Даугавпилсе решили объединить две команды в одну, мы пошли за ним из «Даугавы» в «Динабург», хотя он честно сказал, что получать будем меньше. Фактически мы шли играть за Гамулу. С ним работать приятно. Мне в нем нравилась естественность – какой он на экране, такой и в жизни. На тренировках постоянно были приколы…

– А вот через несколько месяцев после вашего отъезда из Даугавпилса «Динабургу» было не до приколов – 5 октября 2009 года решением правления латвийской федерации футбола «Динабург» был исключен из чемпионата Латвии, а президент Олег Гаврилов и главный тренер Тамаз Пертия пожизненно дисквалифицированы. Вы удивились такому повороту событий?

– Не удивился – шила в мешке не утаишь. В официальном заявлении говорилось, что представители команды, несмотря на многократные предупреждения и дисквалификацию из Балтийской лиги, в 2007 году в течение длительного периода времени участвовали в тотализаторе, манипулировали результатами игр, и это подтверждают доказательства, полученные из УЕФА. Слухи об этом и в команде ходили. Но я не думал, что руководство может так нагло проворачивать свои черные дела. Впрочем, это их проблемы. Я в такие игры не играл. И, слава Богу, мне никогда никто не говорил, что сегодня нужно раскатать «договорничек».

– В киевском «Динамо» вы появились в январе 1999 года. Как раз в том сезоне подопечные Лобановского дошли до полуфинала Лиги чемпионов. Помните, какие премиальные полагались футболистам, когда в четвертьфинале лиги «Динамо» обыграло «Реал»?

– По-моему, по 20 тысяч долларов на брата. Хотя могу ошибаться, все-таки 12 лет минуло. Мне больше футбольная атмосфера запомнилась. В Киеве на глазах более 80 тысяч зрителей обыгрываем «королевский» клуб – 2:0. Я, правда, уже к концу игры на поле вышел. Но все равно было приятно – в составе «Реала» тогда играли Роберто Карлос, Рауль, Йерро, Редондо, Зеедорф, Шукер, Ярни, Карамбе, Санчис, Пануччи, Гути. Шева забил Иллгнеру два гола. Мы ведь и в полуфинале могли «Баварию» пройти. В Киеве выигрывали у немцев по ходу встречи – 3:1 и продолжали давить. Но не сложилось. Сыграли 3:3, а в Мюнхене затем уступили – 0:1. Для меня, до этого игравшего за «Уралан» и «Шинник», это было что-то космическое.

– Вы ведь в «Динамо» оказались благодаря стечению обстоятельств?

– Да, Лобановский отправился понаблюдать за двусторонкой «Уралана», чтобы присмотреться к Сергею Кормильцеву. Но в итоге в «Динамо» уехали мы вместе с Серегой. Пока шли сборы, пару месяцев притирались к команде и общались своей, «российской», компанией, а затем влились в коллектив.

– Первое время в кабинет Лобановского заходили с испариной на лбу?

– Да, причем иногда еще и коленки немного подрагивали. Валерий Васильевич приглашал к себе на разговор перед играми и перед сборами. День рождения у Лобановского – 6 января. У меня в этот же день родился сын. Рассказал об этом мэтру, он оживился: «Как назовешь ребенка?». Отвечаю: «Вадим». Васильич помедлил и сказал: «Ну ладно, ладно».

– После этого не задумались имя ребенку поменять?

– Дело в том, что у меня за полгода до этого племянница родилась, которую Валерией назвали. Поэтому мы это имя даже не рассматривали.

– Это же вас Лобановский обвинял в том, что перед играми с «Манчестер Юнайтед» вся команда в полном составе постриглась налысо?

– Меня и Ващука. Хотя это было не так. Я уже и не вспомню, кто первый «под ноль» постричься предложил. Помню, что ситуация в групповом турнире Лиги чемпионов для «Динамо» была неважная. Нужно было что-то менять, как-то всколыхнуть коллективчик. И когда кто-то сделал предложение подстричься, все согласились. Кто-то еще сказал: «Вот Васильич обалдеет, когда нас всех увидит!». Лобановскому такая самодеятельность не понравилась.

– Алекс Фергюсон в Манчестере мог перекинуться с подопечными в картишки. В ситуации с Лобановским это было немыслимо?

– Абсолютно. Хотя в карты мы рубились – будь здоров. У нас было две лиги – высшая и первая. Я преимущественно в высшей играл, но когда там все места были заняты, шел в первый дивизион. В элите играли Лужный, Шовковский, Ващук, Хацкевич и Белькевич. Играли в «джокера» под деньги. Лидеры менялись, но я почти всегда был в плюсе.

– Над кем обычно в команде шутили?

– Над массажистом Вовой Мотренко. Еще до моего прихода в «Динамо» его «восьмерку» на базе со стоянки за баню оттащили. Десять здоровых лбов рано утром взяли и перенесли машину. Вова, когда увидел, что машины нет, заплакал – думал, угнали авто прямо с базы. Как-то поспорили с ним на 100 долларов, что он не будет бриться – Мотренко бородатым ходил, но спор выиграл.

– Кто чересчур грубо играл на тренировках?

– Завестись могли Гусин, Ребров, Каладзе, Деметрадзе. Но до драк дело при мне никогда не доходило.

– Какие были штрафы в «Динамо»?

– 100 долларов за курение. Впрочем, не помню, чтобы кого-то за это оштрафовали – народ успешно прятался. А за нарушение спортивного режима величину штрафа своим волевым решением устанавливал президент клуба. Все зависело от степени нарушения. Я как-то серьезно попал – штраф составлял около трех месячных зарплат. Нам клуб немного задолжал по премиальным, вот я их и не получил. Было очень обидно. Но сам был виноват – до сих пор вспоминать не хочу ту давнишнюю историю.

– Почему за исключением Калитвинцева и Леоненко никто из россиян не заиграл в киевском «Динамо» – ни вы, ни Кормильцев, ни Серебренников, ни Герасименко?

– За других говорить не хочу. Мне же прежде всего стоит винить себя. Алексей Михайличенко, сменивший на тренерском мостике «Динамо» Лобановского, мне как-то сказал: «Ты только идешь в одну сторону, а я уже оттуда возвращаюсь». То есть назвал меня сачком. Хотя я им не был – заболел бронхитом, долго не мог выздороветь. Я был молодой, горячий, психанул. Начал искать себе другую команду. И, как только подвернулся вариант с «Шинником», уехал в Ярославль. Это была ключевая ошибка в моей карьере. Нужно было наступить себе на горло, терпеть и доказывать. Я же предпочел пойти по другому пути. Многое зависело и от обстоятельств. Кормильцев после ухода из «Динамо» шесть сезонов отыграл в московском «Торпедо». Серебренников 11 сезонов «попылил» в Бельгии. У меня же с дальнейшей карьерой, по большому счету, не сложилось. Почему? Кто его знает.

– Сейчас чем занимаетесь?

– Работаю в киевском интернате УФК ассистентом тренера команды 1996 года рождения. Хочу набраться опыта, получить категорию и тренировать самостоятельно. Отвечает ли эта работа моим амбициям? Ну с чего-то же нужно начинать.

Добавить комментарий
от имени