Цитата дня

Пресс-служба "Шахтера"

Информация о выплате какого-либо бонуса Марлосу за смену гражданства – ложная и совершенно не соответствует действительности

Главная / Интервью / Александр Бойцан: "Я пришел в "Таврию" для того, чтобы разобраться, что там вообще происходит"
18.08.2013, 13:03

Генеральный директор «Таврии» Александр Бойцан пролил свет на проблемные дела, которые существуют в клубе на данный момент.

– Александр Владимирович, — обращаюсь к генеральному директору Таврии, — вы пришли в клуб без малого полгода назад, в феврале. На тот момент уже было известно о запрете для Таврии регистрировать новых футболистов. А что вы знали о «деле Шаблия» и «деле Альтмана»?

– Я пришел в клуб для того, чтобы разобраться, что там вообще происходит. Но на тот момент о двух этих делах мне не было известно ничего. Со временем, когда разобрался с документами, для меня было очевидным, что при подписании договора с агентом Шаблием были допущены серьезные нарушения. А по «делу Альтмана»… Не хочу употреблять высокопарные слова, но на самом деле с людьми надо расставаться красиво. Всю работу, которую проделывают люди в клубе, нужно уважать. Надеюсь, вскоре этот вопрос решится мирным путем.

– То есть, когда ваш предшественник, экс-генеральный директор Таврии Юрий Васюков, передавал вам клубные дела, он даже не упомянул о долгах агенту и бывшему тренеру?

– Нет, конечно. Нам просто передали бумаги, и мы в течение двух с половиной месяцев сами разбирались во всем, что происходило в клубе до моего прихода. Я могу сказать только одно: не удивлюсь, если в ближайшее время всплывет еще какая-то бумажка, непредвиденные обстоятельства. В то же время, ни в коей мере не снимаю с себя никакой ответственности. Я взялся за эту работу, и выполняю ее с удовольствием. Хорошо или плохо – судить не мне, но я буду работать дальше и постараюсь найти выход из ситуации. Каждому из сотрудников клуба я доверяю, и благодарен им за эти полгода совместной работы.

– Кроме запрета на трансферы и двух дел с долгами, ваши предшественники больше не оставили по себе подобного «наследства»?

– Это всего лишь громкие дела, о которых все говорят, они резонансные. Но кроме них было еще 24 крупных дела, не считая мелких, которые мы уже закрыли. Суммы не хочу называть, но поверьте – они не такие уж и маленькие. Я рад, что мы разобрались с ними, думаю, люди, с которыми мы рассчитались, остались довольны. Осталось закрыть главные проблемы.

– Сейчас по Шаблию и Альтману вы ожидаете решений Лозаннского суда?

– По Альтману – нет. Мы не можем ждать решения Лозанны, потому что в свое время сроки уплаты судебных сборов были просрочены, и Лозанна не рассматривала дело, отправив его обратно в том виде, в котором его оставила Палата по разрешению споров ФФУ. Поэтому единственный способ решить это дело – решить его мирно, что мы и пытаемся сделать. По Шаблию – да, ждем.

– Но есть решение соответствующих органов ФФУ о выплате Семену Альтману и его помощникам денег за разрыв контрактов. Как при этом вести переговоры о перемирье, если Альтман имеет полное право не идти на уступки?

– Конечно, он такое право имеет. Но есть и человеческий фактор в этом вопросе. Мы прекрасно понимаем, что ему приходится ждать уже очень долго, но все-таки это – компенсация за разрыв контракта, а не сумма, которую человек уже заработал, а мы ему ее не выплатили. Поэтому я думаю, что о сумме можно договариваться. Мы сотрудничаем с представителями Семена Иосифовича, и определенные наработки уже есть. Думаю, мы договоримся.

– Решение КДК ФФУ за 25 июля: «Симферопольская Таврия предупреждена о том, что в случае непредоставления клубом документального подтверждения отзыва исковых заявлений из судов общей юрисдикции в течение десяти дней (по делам агентов Шаблия и Домарацкого, а также бывших тренеров клуба С. Альтмана, Г. Альтмана и А. Скрыпника), к клубу будут применены максимальные финансовые санкции, предусмотренные Дисциплинарными правилами Федерации футбола Украины – 250 тысяч гривен». Объясните, пожалуйста, что это значит?

– Мы ни в коем случае не пытаемся оспаривать решение КДК, мы лишь пытались оспорить правомочность подписания документов по этим делам бывших руководителей клуба в судах общей юрисдикции. Но, к сожалению, футбольное правосудие не позволяет нам этого делать, поэтому этот момент заставляет нас отозвать наши иски. Мы приняли правила игры Федерации футбола и УЕФА, ФИФА.

– О правомочности этих подписей: с точки зрения здравого ума никто другой наверняка не подписал бы, например, контракт Афолаби и большинство – договоренность о сумме отступных агенту Вадиму Шаблию, но с юридической точки зрения господин Васюков в должности генерального директора обладал ведь таким правом, которым и воспользовался?

– Есть много документов, на которых он имел право ставить свою подпись. Но есть документы, в том числе контракт с господином Шаблием, в котором он не имел права этого делать. Это отображено в уставе нашего клуба, согласно которому мы действуем. В том момент КДК это не учел. Я надеюсь, что Лозанна сделает иные выводы и мы пересмотрим это дело. Надеяться остается только на это. Вообще же, считаю, что многие документы были подписаны бывшим руководством с нарушениями, и разрешение именно этого нюанса развязало бы много узлов.

– Вы сказали, что пытаетесь мирным путем решить все с Семеном Альтманом. В то же время Вадим Шаблий говорит о том, что вы с зимы не выходите на связь и не желаете решить все мирным путем…

– Понимаете, есть определенные рамки приличия. Есть определенные адекватные суммы, о которых можно говорить в контексте выполненной работы. Когда плиточник берет, например, 5 долларов за квадратный метр, это – адекватная цена. Когда же человек хочет за свою подпись – просто за свою подпись на документе! – получить полмиллиона долларов за приход свободного агента, после чего спустя 8 месяцев этот футболист спокойно уходит из клуба – в этом нет ничего адекватного. Определенную сумму агент уже получил. Думаю, эти деньги и есть адекватной суммой за проделанную работу, и сумма это отнюдь не маленькая. Оставшаяся сумма – это будут несправедливо полученные им деньги, по моему мнению. Считаю, что господин Васюков имел полномочия подписывать соглашение с агентом именно в пределах суммы, уже полученной господином Шаблием.

– Единственны шанс Таврии не платить агенту остальную сумму – доказать, что Юрий Васюков не имел права подписывать контракт с агентом?

– Понимаете, это не трудно доказать в суде, но мы этого не можем сделать, потому что все решения уже приняты и обжаловать их негде, кроме Лозанны. Надеемся, что в Лозанне все-таки изучат все документы и возьмут их на пересмотр. Я бы очень этого хотел. Я не ставлю под сомнение тот факт, что в судах футбольной юрисдикции работают большие профессионалы, но почему-то всегда в последний момент все стают на сторону не клуба, а частных лиц, которые просят у Таврии деньги. За спиной клуба ведь не только я, генеральный директор, и не только высшее руководство. У Таврии еще 360 сотрудников: тренеров, водителей, уборщиков… И все эти люди тоже хотят вовремя получать зарплату. Поэтому суммы за работу должны быть адекватными, вот и все. Мы хотим, чтобы все было по закону. Вот, было 24 упомянутых дела – они были подписаны правомочно и мы их закрыли. Если они подписаны с нарушениями, то извините – получается, я должен залезть в карман учредителей клуба и просто раздавать их деньги. Это неправильно. Они вкладывают деньги с желанием понимать, куда они их вкладывают.

– Если бы вернуть время назад, вы бы поступили в чем-то иначе, чтобы в процессе «дела Альтмана» с команды не сняли 3 очка? Сделали ли вы все возможное для этого, ведь изначально время, чтобы до этого не дошло, у вас было?

– Скажем так, я думаю, что это дело надо было закрывать еще прошлым летом. Там есть многие моменты, поступки, которые я не совершал бы. Альтман – уважаемый человек, и мы понимаем его авторитет в украинском футболе, поэтому доводить до всего этого было неправильным. Не хочу выносить в прессу все то, что он требует, но в его случае можно было расстаться так, как, например, совсем недавно мы расстались с Олегом Лужным – без прессы и скандалов, с компенсацией и пожатием рук.

– Так кто же, по вашему мнению, виноват в том, что не удалось разойтись с Альтманом по-хорошему? Сам тренер или бывшее руководство?

– Не хочу никого винить, тем более, я не присутствовал при их расставании и в начале их конфликта. На данный момент вся ответственность на мне.

– Контракты Афолаби, Шаблия и Альтмана изучали клубные юристы? Были ли соответствующие сотрудники на тот момент в клубе вообще? Более того, со стороны кажется, что соглашение с Афолаби вовсе никто не читал перед подписанием…

– Это хороший вопрос – но к бывшим юристам Таврии. Я думаю, что раз эти контракты были подписаны, то вряд ли их кто-то изучал. Никто бы их не подписал. Но даже после подписания я уверен, что можно было решить все таким образом, чтобы не доходило до запрета на трансферы. – именно эта проблема стоит во главе угла. Последние матчи показали, что из-за отсутствия футболистов, мы, откровенно говоря, «задыхаемся». Надеюсь, мы пройдем этот сложнейший этап как можно лучше. Но нам сегодня очень тяжело. Очень.

– Когда вы пришли в клуб, речь шла о реструктуризации и о возможных кадровых перестановках в Таврии. За время вашей работы произошли изменения на тренерских мостиках первой и молодежной команды. Какие пертурбации произошли или произойдут среди неспортивных менеджеров?

– Огромным своим достижением я считаю то, что мы ушли от системы так называемых заместителей директоров, заместителей заместителей директоров, и так далее. То есть у нас есть клубные службы, которые занимаются конкретным участком работы и подчиняются генеральному директору. Вся клубная работа проходит с моим участием.

– О каких службах вы говорите?

– На данный момент, у нас есть служба общих дел, которая занимается составлением контрактов и подобными вещами. Потом – юридический отдел, который контролирует первый. Далее – отдел спортивный, который занимается спортивной составляющей, отдел кадров и финансовый отдел. Во всех них работают молодые энергичные специалисты, которые, как и я, хотят расти и добиться чего-то в этой жизни.

– Это новые сотрудники или те же, которые работали при прошлом руководстве?

– На 80% это новые для клуба люди.

– То, что нынешние результаты команды во многом выплывают из промашек бывших руководителей – на поверхности. Но мог ли нынешний состав команды и тренер достичь большего чисто с футбольной точки зрения?

– Разговоры о том, что я – белый и пушистый, а во всем виновато бывшее руководство, был бы разговором в пользу бедных. Конечно же, за результаты команды сегодня отвечаю в первую очередь я, и снимать с себя ответственность не буду. Мы исходим из того, что имеем на данный момент – футболистов, базы, всего остального. Я думаю, что ни одна команда тренеров и ни одна команда менеджеров лучше того, что мы имеем, не сделала бы. Хотелось бы посмотреть на нашу работу в тот момент, когда у нас будут развязаны руки. Думаю, об этом можно будет поговорить через полгода. Надеюсь, до того времени мы все наши вопросы уже закроем и поработаем в ситуации, когда сможем принимать кардинальные решения – приглашать хотя бы футболистов. Кстати, я не думаю, что все то, что мы сейчас имеем, это дело одного года. Клуб ведь живет какой-то жизнью с 1992 года. Сезоны были удачные и нет, были времена, когда в составе было 12 своих воспитанников, бывало, их не было вовсе, одним словом, происходит цикличность. Думаю, сейчас пришло время тяжелого периода. Но их переживали не только мы. Единственное – хочется выйти из ситуации достойно. Никто в клубе руки не опускает. Ситуацию мы разрешим. Тем более, мы знали о запрете на трансферы и знали, куда идем, понимая, что будет тяжело. У нас был и есть план действий. Не все получилось, но надеюсь, что еще получится.

– Наверняка, вы тоже смотрите футбольные телепередачи. В одной из них эксперт на вопрос о Таврии ответил так: «Здесь комментировать нечего»…

– Большой привет этому эксперту. Я когда-то тренировался у него как игрок. Зная Александра Алексеевича (Ищенко. – прим. А.В.), скажу, что он толерантный человек, и в этой ситуации он поступил правильно. Я понимаю, почему он этого сказал. Просто добить клуб и сказать, как здесь все плохо – это проще простого. Он не стал этого говорить, потому что знает, как тяжело быть на нашем месте.

– Не боитесь, что если команда еще раз или дважды не добьется результата, 99% упрекнут вас в том, что лучше уж было оставить Лужного, чем приглашать Христопулоса?

– Я ничего не боюсь. Понимаете, с таким успехом можно сказать, что не нужно было увольнять Альтмана. Тогда период Лужного вообще выпал бы из этого контекста. Но есть уже свершившейся факт. Тем более, уход Олега Романовича был лично согласован им с руководителями клуба. Никто не собирался никого увольнять – это было общее решение по итогам их личного разговора.

– Но замена в лице греческого специалиста была уже готова на тот момент? Или кандидатура Христопулоса возникла после ухода Лужного?

– До встречи Олега Романовича с учредителями, никто никого не искал. Вы должны понять, что я, как генеральный директор, — нравится это кому-то или нет – должен не менять тренеров. Моя задача – помочь тренерам, находящимся в клубе, достичь максимального результата. Вот и все.

– Исходя из нынешних ресурсов в свете запрета на трансферы, помочь вы можете не многим…

– Главному тренеру я могу помочь тем, чтобы он спокойно работал и ни в чем не нуждался в своей работе – да, в определенных обстоятельствах. А добиться максимального результата с футболистами, которые есть у него сейчас – это уже тренерское искусство.

Добавить комментарий
от имени