Цитата дня

АЛЕКСАНДР ЗИНЧЕНКО

Сложно тем, кто борется за нашу независимость. Поэтому сравнивать себя и говорить, что нам сложно настраиваться… У нас просто тройная мотивация

Главная / Интервью / Сергей Юран: "Что за сны снятся Саленко"?
26.12.2014, 18:06

Экс-нападающий киевского «Динамо» и московского «Спартака» Сергей Юран дал большое интервью украинскому еженедельнику «Футбол».

— Сергей, где лучше всего вы раскрыли свой потенциал и на сколько процентов в целом?

— В киевском «Динамо». Это был трамплин в моей карьере и вообще в футбольной жизни. Благодаря киевскому «Динамо» я попал в Европу. Кто я был до «Динамо»? Простой парень из Луганска, игрок с потенциалом, не более. Лобановский раскрыл меня как футболиста. Процентов на 90-95 % я состоялся как футболист именно в Киеве.

— Как вы думаете, могли бы вы стать звездой калибра Андрея Шевченко, если бы не травмы и скандалы?

— А почему вы считаете, что я не калибра Шевченко? Андрею посчастливилось играть в другое время. Независимый чемпионат Украины это немного иной уровень. Мне хотелось бы посмотреть на Шевченко в чемпионате СССР и насколько у него бы там получилось! Думаю, уровень первенства СССР на порядок выше чемпионата Украины. Поэтому сравнение считаю несколько неуместным. Да, «Золотой мяч», как Шевченко, я не получал, но не считаю, что был хуже, чем Шевченко.

— Для украинцев вы, прежде всего, форвард киевского «Динамо». Как так вышло, что, не вписываясь по определению ни в какие схемы Лобановского, вы стали незаменимым в команде?

— Я не вписывался в игру Лобановского?

— Я имею в виду, что вы больше были предрасположены к спартаковскому стилю!

— А вы посмотрите внимательно матчи киевского «Динамо», когда я играл, и поймете, вписывался ли я в киевское «Динамо» или нет. Если бы я не вписывался в схемы Лобановского, меня бы не было в его команде. Наверное, уместно говорить, что я умел играть в разносторонний футбол и мог приспособиться как к киевскому, так и спартаковскому стилю. В какой клуб я ни приходил, безболезненно вписывался в коллектив и выполнял требования тренера, играя в тот футбол, который исповедовала та или иная команда.

— Как вам игралось в тандеме с Саленко? Как распределялись роли между вами?

— Замечу, что мы очень дружили с Олегом. По поводу функций на поле... В принципе, они никак не распределялись. Перед нами двумя была подставлена задача забивать, прессинговать защитников, зарабатывать пенальти. И, между прочим, в дуэте у нас это довольно неплохо получалось. Мы дополняли друг друга. Скажем, могла у меня игра не пойти, но тут как тут был Саленко. Или же наоборот — Олег мог затеряться в какой-нибудь игре, и матч вытягивал я.

— Самые памятные игры в футболке «Динамо»?

— С московским «Спартаком»! Я забивал «Спартаку» и в Киеве, и в Москве. Кроме того, «Спартак» я огорчал и в играх дублеров. Это такой был соперник, забивать которому было и приятно, и важно. Делать результат в таких играх, как вы понимаете, непросто, но у меня получалось.

— Огорчали вы не только «Спартак», но и «Барселону». В сезоне-1990/91 в Кубке Кубков «Динамо» могло пройти «Барселону» после домашних 2:3, а вы в ответной встрече на «Камп Ноу» могли стать героем. Сначала открыли счет, а вскоре могли сделать 2:0, что устраивало «Динамо»...

— Этот промах до сих пор стоит перед глазами. При счете 1:0 мы провели хорошую контратаку. Последовал навес, я вбегал в штрафную и головой попытался перебросить Субисаррету. Собственно, это я и сделал, но мяч скользнул по перекладине. Забей я тогда, мне кажется, мы могли бы сохранить преимущество в два мяча и пройти в полуфинал. Увы. На последней минуте «Барселона» сравняла счет (Амор. — авт.).

— Заявление о переходе в московский «Спартак» в 1990 году как возникло?

— Это было непосредственно приглашение от Романцева. Конечно, мне хотелось в «Спартак». В киевский футбол я поиграл, интересно было попробовать себя в спартаковском. Все было официально. Но возникли обстоятельства, помешавшие этому переходу.

— Вскоре вы уже играли против «Динамо» в Лиге чемпионов, но за «Бенфику». Многим болельщикам киевлян не дает покоя игра в Лиссабоне. В первые 30 минут «Динамо» играло в свой футбол, но затем внезапно начали происходить странные вещи. Вот что вспоминает Олег Саленко: «В Киеве мы победили „Бенфику“ 1:0, причем не рассчитывали выиграть, поскольку команда у нас была практически новая. Юран очень расстроился, правда, в Лиссабоне они взяли солидный реванш — 5:0. Но проиграли мы не в спортивной борьбе. В Лиссабоне нас хорошо приняли, отлично кормили, угощали и что-то подсыпали в еду, потому что никто в игре не бежал, чувствовалась какая-то усталость». Опровергнете?

— Бред несусветный! Что этого такое придумал Олег? Чтоб в Европе да что-то подсыпали в еду... Правда, смешно! В такое я бы еще поверил в России или в СССР, но не в Португалии. Это исключено, вы что! Лучше бы Олег сказал, что мы по делу обыграли «Динамо» в Лиссабоне. Киевляне посыпались, что и привело к столь печальному исходу — 5:0. После игры я провожал динамовских ребят в аэропорт, и Саленко прекрасно себя чувствовал. Плохо ему точно не было (смеется).

— Весело... Саленко добавлял: «Бенфике» надо было занимать первое место и делать разницу мячей — вот они и пошли таким способом, подсыпав что-то в пищу. Раньше ведь еду с собой команды не возили и питались местной кухней. У нас с «Бенфикой» дружеские отношения были, там Юран с Кульковым играли. Когда португальцы приезжали в Киев, мы их также хорошо встретили, но без добавок — накрыли стол, спиртного побольше перед игрой. Они поначалу отказывались, но «нужные» люди поработали над ними». В то время в порядке вещей было посидеть даже перед матчами?

— Что это за сон такой приснился Олегу? Вы вообще можете себе такое представить, чтобы накануне встречи такое происходило? Ребята, это Лига чемпионов! Идет непосредственная подготовка к матчу. За день до игры мы заезжали в гостиницу, были тренировки, встреча с руководством «Бенфики». Может, Олег перепутал с кем-то? С нами Саленко точно не накрывал стол (смеется).

— Вы сможете назвать сумму, которую «Бенфика» заплатила за ваш переход из «Динамо»?

— Я не вспомню по одной простой причине: в переговорах участия не принимал. Мне сообщили, что я лечу в Лиссабон и подписываю контракт с «Бенфикой». Какая сумма трансфера фигурировала, не знаю. В ту пору переходы игроков организовались несколько иным образом, нежели сейчас. На месте я подписал личный контракт, и все.

— В вашей карьере в сборной было два больших турнира — ЧЕ-1992 и ЧМ-1994. Могло быть больше?

— Мог попасть на чемпионат Европы-1996, который в Англии проходил. К слову, я тогда как раз на Туманном Альбионе играл, выступал за команду первого дивизиона «Миллуолл». Но я сам виноват, что не попал на ЧЕ-96. Я поехал в Англию за будущей женой, по этой причине и согласился на контракт с клубом не Премьер-лиги, а первого дивизиона. По большому счету, это была последняя возможность сыграть на крупном турнире. В дальнейшем Россия не попадала на ЧМ-98 и ЧЕ-2000. А к 2002 году, к чемпионату мира в Японии и Кореи, я завершил карьеру.

— Олег Романцев вычеркнул вас из заявки в последний момент перед Евро-96?

— Да, я находился в расширенном списке.

— ЧЕ-1992 в Швеции. Сборная СНГ оказалась в группе с действующими чемпионами мира немцами, действующими чемпионами Европы голландцами и с традиционно крепкими шотландцами. В стартовом матче с немцами вы не вышли, а вот с Голландией сыграли. После ничьей с Нидерландами в стане сборной, небось, думали, что СНГ уже в полуфинале?

— Нет, таких мыслей не было. Нам необходимо было обыгрывать Шотландию. Потом оказалось, что даже ничья нас устраивала... Наверное, злую шутку сыграла с нами уверенность — мол, шотландцев обыграем в любом случае. После двух ничьих-то с Германией и Голландией! Налицо недооценка соперника.

— Как думаете, способна ли была сборная СНГ победить на Евро-92?

— Победить, может, и не победили бы, но в финал попасть было под силу. В полуфинале мы бы сошлись с хозяевами турнира шведами. Думаю, этот соперник был нам по зубам.

— Алексей Михайличенко причину неудачи в игре с немотивированной Шотландией видит в том, что Бышовец взял в сборную слишком много молодых — Канчельскиса, Колыванова, Кирьякова, Юрана, а таких опытных игроков, как Протасов и Литовченко, проигнорировал.

— У меня полярное мнение. Считаю, Бышовец поступил правильно! Он избавился от возрастных футболистов и сделал ставку на молодежь, которая в 1990 году стала победителем молодежного чемпионата Европы. Многие ребята уже играли в ведущих европейских чемпионатах. Канчельскис был игроком «Манчестер Юнайтед», Колыванов с Шалимовым выступали за итальянскую «Фоджу». Бышовец посчитал, что нужно омолодить состав, чтоб был разнобой — и молодые, и опытные. В сборной СНГ были поигравшие ребята — тот же Михайличенко, Олег Кузнецов, Сергей Алейников. Возьми Бышовец в команду больше возрастных, у них могло не быть стимула, такого, как у нас, молодых.

— На чемпионате мира-1994 в США выстрелил Саленко. Пять мячей в ворота сборной Камеруна — стечение обстоятельств или класс Саленко?

— Здесь нужно говорить о проблемах сборной Камеруна. Команда не хотела выходить на игру, потому что Федерация Футбола Камеруна не заплатила им обещанные бонусы за выход на ЧМ. Они даже не разминались. Вышли спустя рукава, к тому же вторым составом, поскольку основные играть отказались. Конечно, это сыграло определенную роль в том, что Саленко установил рекорд чемпионатов мира! Тем не менее, не стоит принижать достоинства Саленко. Олега я считаю нападающим высокого класса. Он воспользовался ситуацией и вошел в историю, реализовав все свои моменты в том матче. Совокупность этих факторов и привела к столь разгромному результату — 6:1. Думаю, если бы Камерун вышел основным составом и у них был шанс зацепиться за выход из группы, тяжко было бы забить пятерку.

— А вы сколько в одной игре забивали по максимуму?

— Когда я только приехал в «Бенфику», забил четыре мяча киприотам в Лиге чемпионов. (Только не киприотам, а мальтийскому «Хамрун Спартансу». На выезде «Бенфика» обыграла полулюбителей 6:0. — авт.)

— На мундиале в США вы приняли участие только в стартовом матче с Бразилией. Россия имела хоть какие-нибудь шансы не проиграть будущим чемпионам мира?

— Сложно сказать, потому что в той сборной Бразилии играли великие футболисты. Первый тайм отыграли достойно, не пропустили (запамятовал Сергей. Ромарио, выскочив из-под опеки Тернавского, открыл счет в середине первой половины. — авт.). Но сдержать Бразилию на протяжении 90 минут было ой как непросто! Класс и мастерство сборной Бразилии предопределили исход встречи. Мы достойно смотрелись, но шансов на ничью априори у нас не было.

— Кто в той игре среди бразильцев солировал?

— Ромарио. Неудержимый игрок. Явный лидер той сборной! Также выделю Дунгу, который контролировал центр поля. Вот эти двое, как по мне, были лучшими у бразильцев на мундиале. Хотя из того состава бразильцев кого ни возьми — звезда!

— Олег Саленко вспоминал: «Только на стадионах ощущалось, что идет Кубок Мира. За территорией арен, в городах — мертвая тишина. Все футболисты спокойно могли ходить по городу, даже не верилось, что событие такого масштаба происходит»...

— А что вы хотели! США — не футбольная страна. К соккеру, как они называют футбол, у американцев прохладное отношение. Большинство болельщиков на трибунах были фанатами тех команд, которые принимали участие в первенстве мира. Американцам дали провести чемпионат мира, дабы популяризовать футбол в стране. На мой взгляд, это была бесполезная затея. У них есть другие виды спорта, которые они обожают давно. Поэтому у местных даже к своей сборной на ЧМ-1994 отношение было... посредственное. Не скажу, что американцам было все равно, как выступит их сборная, но они явно понимали, что их сборная не будет бороться за медали.

— «Бенфика» и «Порту», Лиссабон и Порту. С одной стороны интеллигентная столица, с другой — душевный портовый и портвейновый город. Где вы чувствовали себе комфортней?

— В Порту, на севере Португалии. Порту — это рабочий класс. Как результат — более компанейский город. В Порту более открытые люди. Лиссабон — большой город, столица, много пафоса.

— Недавно «Порту» уступил дома «Бенфике» — 0:2. Следите за этими командами?

— Обязательно! Даже спустя двадцать лет мне интересно следить за этими командами. Переживал за «Бенфику», когда они два раза играли в финалах Лиги Европы, но уступили «Челси» и «Севилье»... Всегда приятно наблюдать за теми клубами, где ты играл.

— Трансфер из «Бенфики» в «Порту». Вам не угрожали расправой фаны «Бенфики»?

— Клубный антагонизм никак не повлиял на мой трансфер. Дело в том, что у меня подошел к завершению контракт с «Бенфикой». Его можно было заново подписать, но лиссабонцев возглавил хорватский тренер Томислав Ивич, который ни меня, ни Кулькова в команде видеть не хотел. (Рискнем предположить, что Сергей Николаевич ошибся — тогда, в 94-м, Ивича в «Бенфике» уже не было, а пришел Артур Жорже. Вот он и подвинул Юрана с Кульковым... Любопытно, что Бобби Робсон в «Порту» сменил именно Ивича — тот в 93-м словно протоптал дорожку Юрану! Ну и грех не упомянуть легендарную подробность: с президентом «Порту» Пинту да Коштой Юран сговорился в конце августа на похоронах погибшего в автокатастрофе игрока «Драконов». 26-летний центральный полузащитник Руи Филипе отыграл в основе «Порту» три сезона и имел все шансы стать легендой клуба... — ред.) Фанаты «Бенфики» вошли в мое положение. Даже когда я забил «Бенфике», будучи игроком «Порту», никто не свистел в мой адрес. Наоборот — аплодировали. 1:1 сыграли. Даже Жозе Моуринью, работавший тогда переводчиком Бобби Робсона, заметил, что доселе такого в Португалии не было. Немыслимо — чтобы фаны аплодировали игроку, который покинул их команду, да еще забивает голы их команде! Такое дорогого стоит. Болельщика ведь не проведешь! Фанаты «Бенфики» негативно высказывались о действиях президента клуба. От фанов лиссабонского клуба у меня остались только приятные воспоминания, они по-настоящему уважительно относились ко мне. В то же время и болельщики «Порту» хорошо встретили.

— Вы говорили, что с партнерами по «Порту» частенько ставили Моуринью в «квадрат». Он оттуда не выходил?

— Моуринью — приятный мужик. Перед разминкой мы его действительно неоднократно загоняли в квадрат. Не скажу, что он совсем далек от футбола. На среднем, любительском уровне он довольно добротно смотрелся. Любил пошутить. Он был больше как член команды, а не переводчик Робсона или тренер-помощник Робсона.

— «Челси» вам нравится?

— Не отнять у Моуринью того, что он умеет выстроить или подобрать команду. Но сам футбол команд Моуринью мне не импонирует. Просматривается у его команд некая осторожность, что ли. Его команды играют в закрытый футбол, стараются использовать свой шанс. Но в целом к Моуринью я отношусь уважительно. Человек дважды выигрывал Лигу чемпионов! Как тренер он умеет работать, и он востребован в больших клубах. У него есть чутье на футболистов. Он может взять и довести до ума среднего игрока, который при нем раскроется и станет звездой. Но, повторюсь, некоторые матчи сегодняшнего «Челси» мне скучно смотреть.

— Какие у вас воспоминания от «Миллуолла», клуба некогда самых агрессивных и опасных фанатов Британии? Действительно ли это столь безжалостно хулиганский клуб?

— Когда я переходил в «Миллуолл», о его фанатах я ничего не слышал. Это уже на месте мне рассказали об истории фанатского движения «Миллуолла», в частности — что они самые большие националисты в Англии. А однажды я на своей шкуре ощутил, кто такие фаны «Миллуолла». В одной из домашних игр у меня произошла серьезная стычка с темнокожим игроком команды противника. Фанатам понравилось, что я агрессивно пошел в стычку. После в каждом матче они меня признавали лучшим игроком команды! Даже пригласили в паб. Отказать, конечно, я не мог. Тем более местные игроки настойчиво советовали пойти, отмечая, что болельщики у «Миллуолла» своеобразные и это нужно, чтоб они окончательно приняли. Сходил. Выпили пива, пообщались. Окончательно убедился, что они и вправду из числа самых яростных болельщиков в мире.

— Когда Бэтти с Ле Со подрались во время игры «Спартак» — «Блэкберн», о чем вы подумали?

— Что такого не может быть! Мне было непонятно, как на поле в матче Лиги чемпионов могут подраться два игрока одной команды. По правилам, арбитр обязан был удалить обоих за неспортивное поведение, но обошелся желтыми карточками. Наверное, сам удивился сложившейся ситуации и где-то растерялся... Такого ведь никогда прежде не случалось. Это было перед самим перерывом. На второй тайм один из игроков вышел с перемотанной рукой. Я бы еще понял, если б они устроили разборки после игры, такое случается, но, видимо, решили московскую публику порадовать. Лично я был шокирован.

— На Туманный Альбион вы могли перебраться раньше. Почему сорвался трансфер из «Бенфики» в «Ньюкасл»? Англичане ссылались на загадочные «проблемы личного характера»...

— Все было намного проще. В «Ньюкасл» меня пригласил Кевин Киган. Я прилетел в Лондон на переговоры. Мне предложили ту же зарплату, что я получал в «Бенфике». Меня это не устроило. И я решил не менять «Бенфику» на «Ньюкасл». Понимаю, что «Бенфика» хотела на мне что-нибудь заработать, поскольку через год истекал мой контракт с лиссабонцами.

— Сергей, где вам жилось лучше — в спокойных странах а-ля Португалия и Австрия или в «пивных» вроде Германии и Англии?

— В Португалии я чувствовал себя в своей тарелке. По той простой причине, что страна на берегу океана. Практически круглый год солнечные дни, климат теплый, а ментальность людей приближена к нашей. Прекрасная страна! В выходные дни ты можешь спокойно поплавать в океане. Кухня португальская сказочно вкусная — рыба, мясо, креветки.

— Сергей, рост у вас 184 см, оптимальный вес был около 83 кг. Сколько максимум набирали в игровые годы?

— Борьба с весом была, была... Таково сложение моего тела, что я предрасположен к полноте. И часто после отпуска, который проводил у родителей в Луганске, я набирал лишние четыре-пять кило. Не мог устоять перед домашней колбасой, борщом, пирожками. Впрочем, я очень быстро сгонял килограммы.

— Богатырский вес помогал или мешал?

— В холодную погоду, поздней осенью или ранней весной — помогал. Летом, когда жарко, естественно, с лишним весом играть было тяжело. Но это не значит, что если я набирал пару лишних кило, то автоматически играл хуже. Такой закономерности не наблюдалось.

— Последний взлет у вас приключился в «Штурме». Три мяча в Лиге чемпионов — гроссмейстерский показатель. Но расскажите лучше, как «Штурм» мог занять первое место в группе с «Галатасараем», «Рейнджерсом» и «Монако» и разницей мячей 9-12?

— Мы были домашней командой. На своем поле всех обыгрывали, а на выезде — летели! «Рейнджерсу» и «Монако» скрутились по 0:5. Но в тоже время довольно уверенно обыгрывали всех дома. «Галатасараю» забили три сухих мяча, «Рейнджерсу» и «Монако» — по два. В заключительном туре в Стамбуле мы сумели отобрать очки у «Галатасарая», сыграв 2:2, и с первого места вышли во второй групповой раунд. Видите, как бывает. Можно много пропустить, но стать первыми. Никто не верил, что «Штурм» вообще выйдет из группы, не говоря уже о том, что с первого места. После жеребьевки нас записали в заведомые аутсайдеры.

— Три поражения по 0:5 за лигочемпионский сезон, еще и от «Валенсии» — не перебор?

— С «Валенсией» я уже не играл, поскольку получил тяжелую травму, которая предопределила окончание моей карьеры. А поражения от «Рейнджерс» и «Монако», конечно, воспринял болезненно. Когда тебе забивают пять мячей, знаете, не до веселья. Очень больно! Одно дело проиграть 0:2, совсем другое — 0:5.

— Как раз десять лет прошло с тех пор, как вы издевались над «Динамо» (5:0) в составе «Бенфики»... Но вопрос иного характера. Ваша зарплата спустя десять лет в «Штурме» была выше той, что вы получали в «Бенфике»?

— Разные были зарплаты. Где-то больше, где-то — меньше... Если говорить о «Штурме», то это был топ-клуб Австрии, но по европейским меркам зарплаты там невысокие, даже меньше, чем в первом английском дивизионе. Многое еще зависело от налогов. Чистыми на руки можно было получить совершенно иную сумму, как вы понимаете.

— Знаю, что в «Бенфике» за открытую критику тренера хорвата Ивича вас, Кулькова и Мостового оштрафовали на 25 тысяч долларов каждого. Это был самый крупный штраф в карьере?

— Да!

— Какое прозвище вам больше по душе — «Барсик», которое прилепили в «Динамо», или «Русский танк», как прозвали в Португалии?

— И то, и другое мне нравилось.

— Кого бы вы назвали лучшим партнером по атаке?

— Пауло Футре в «Бенфике». Великий нападающий! Поиграть с таким футболистом считаю честью. Он тогда вернулся из мадридского «Атлетико». Вот с кем было легко в паре. Он играл на партнера, не был эгоистом. Когда пришел в «Бенфику», мне так и сказал: «Я тебе буду отдавать. Я уже доигрываю. Ты, главное, открывайся». Для нападающего важно, чтоб его снабжали мячом. Вот Футре прекрасно исполнял роль подносчика снарядов для меня.

— Давайте составим идеальную Dream Team Сергея Юрана!

— Нужно всех вспоминать, а клубов было немало... Вспоминать долго.

— Через какие искушения в футболе вам пришлось пройти?

— Я не брал взяток, матчи не сдавал. Я резко отрицательно отношусь к таким моментам. Искушения возникали только в спортивном плане. Обыграть ту же «Барселону», к примеру. А все закулисные моменты отрезал на корню. Если ты любишь футбол, то не должен его предавать. И продавать.

— О чем жалеете — из несбывшегося футбольного?

— В Европе процентов на 25 я недораскрыл себя! Мог бы играть лучше и мог оказаться в более сильных клубах, в частности, в Италии. Разные обстоятельства мешали. Молодость та же... Травмы, конечно, тоже повлияли.

— Не будь вы нападающим, на какой позиции могли бы себя проявить?

— Мне нравилось в воротах стоять. Когда я начинал играть в футбол, у меня хорошо получалось ловить мячи. Одно время даже целенаправленно тренировался вратарем. Это было в третьем-четвертом классе. Думаю, из меня мог бы получиться довольно неплохой голкипер!

— С чем связываете неудачи сборной России на Евро-2012 и ЧМ-2014?

— Я считаю, сборной должен руководить свой тренер, который знает менталитет страны и умеет психологически готовить ребят. Иностранец пытается подстроить игру сборной под свой менталитет. Сборную России должен возглавлять российский специалист! Да, было исключение в виде Хиддинка, когда Россия играла в полуфинале Евро-2008, но мнится мне, что это скорее стечение обстоятельств, нежели заслуга главного тренера. Как раз к пику карьеры подошли Аршавин и К°, они-то и выиграли для сборной третье-четвертое место. Последние же провалы, полагаю, связаны именно с тем, что сборную возглавляли иностранцы (Дик Адвокаат и Фабио Капелло. — авт.).

— Во время чемпионата Европы-2012 приезжали в Украину?

— К сожалению, не получилось. Я планировал наведаться в родной Луганск, а заодно посмотреть донецкие матчи. Но на тот момент я возглавлял «Сибирь» и был занят работой.

— Что думаете о сегодняшней украинской сборной, о «Динамо»?

— Прежде всего, надо отдать должное сборной! В столь сложное экономически и политически время, со всеми вытекающими военными событиями, сборная продолжает играть и побеждать. Дай Бог, чтоб Украине удалось пробиться в финальную часть Евро-2016. Киевское «Динамо» тоже заслуживает только лестных отзывов. Киевляне здорово играют в Европе, лидируют в чемпионате. За это я очень уважаю тренеров и игроков киевского клуба. Надо отдать должное и руководителям футбола, которые в столь тяжелое время нашли силы проводить чемпионат.

— На ваш взгляд, сегодня в России есть звезды уровня Ярмоленко и Коноплянки?

— И Ярмоленко, и Коноплянка — великолепные футболисты. Думаю, эти ребята не затеряются в Европе. В России тоже появляются перспективные молодые игроки.

— Кто?

— Глушаков, Кокорин. Денисов — очень хороший футболист. Самедова можно вспомнить. Есть футболисты, есть! В Украине, может, они более яркие и лучше выделяются на общем фоне.

— Почему российские клубы, имея такой финансовый размах, в еврокубках до решающих стадий не доходят?

— Сложно сказать. Может быть, чемпионат России стал менее конкурентным. Чем больше команд ведут борьбу за золото, тем выше уровень самих команд. Сегодня мы имеем только три команды, которые по-настоящему сражаются за чемпионство. Это «Зенит», ЦСКА и «Динамо» (Москва). А раньше конкурировали семь-восемь команд! На данном этапе позиции в российском футболе утратили «Рубин», московский «Спартак», «Локомотив». Я думаю, в этом причина. Чем больше серьезных матчей играешь в чемпионате, тем закаленнее клубы. Все ведь переходит в еврокубки. Когда попадаешь на более серьезного соперника, нужно иметь стойкость. А получается, что наши клубы проводят мало матчей на пределе возможностей.

— Согласитесь, что «Шахтер» — команда номер один на постсоветском пространстве в последние годы?

— Я бы не сказал. В Украине — может быть, «Шахтер» и доминирует, но если брать СНГ, то «Зенит» и ЦСКА не слабее. Даже московское «Динамо» сегодня может спокойно конкурировать с «Шахтером». Несомненно, «Шахтер» клуб европейского уровня, но твердо сказать, что дончане сильнее всех на просторах СНГ, я не берус

— Сергей, чем вы сейчас занимаетесь?

— В данный момент за рулем, стою в пробке.

— А если глобально?

— Возвращаюсь с переговоров. Должен вернуться к работе тренера. (Юран может возглавить калининградскую «Балтику». — авт.)

— Каким-нибудь бизнесом занимаетесь?

— Нет. Я не поклонник бизнеса. Нужно заниматься либо футбольной деятельностью, либо бизнесом. Совмещение, считаю, чревато потерей всего, что нажил футболом.

— Ваши сыновья Артем и Роман занимались футболом. Они продолжают это дело?

— Да. Старший сын, 17-летний Артем, окончил школу ЦСКА. Был в Германии на просмотре, в «Ливерпуле» только что побывал. Вскоре должен прийти ответ. Может быть, он туда переедет. Младший, Рома, ему семь лет, занимается в школе ЦСКА.

— Как-то вы сказали, что если бы не футбол, то стали бы таксистом в Луганске... Я вот не представляю, что Юран мог бы взять в руки в автомат и воевать на Донбассе. Вы себе это можете представить?

— Мне вообще сложно представить, что творится в Украине. Ситуация крайне непонятная. Конечно, если бы ко мне пришли в дом, как любой нормальный мужчина я защищал бы свою семью. Поэтому такого поворота событий, как вы сказали, я не исключаю. Мог бы взять автомат. А мог бы и не взять...

— Сергей, вас считают одной из самых колоритных фигур в постсоветском футболе. Во время игровой карьеры вы не сходили с первых страниц многих газет — скандалы, споры с судьями, партнерами, приходы в «Спартак» и уходы. Вы себя бунтарем не считаете?

— Скандалы по большей части раздуты журналистами. Конечно, какие-то моменты происходили, но журналисты любят все расписать и приукрасить. Я люблю правду. Меня так родители воспитали. Всегда отстаиваю правду! Так что если наступят на мозоль, естественно, я буду отвечать. Всегда говорю правду в глаза. Кому-то это нравится, кому-то — не нравится. Это личное право каждого. Я считаю, человек должен быть честным. Например, я открытый человек, легко иду на контакт. Если я вижу несправедливость, молчать не стану. По характеру я такой человек, что не прогибаюсь ни перед кем. Никогда не высказываю мнение по той теме, в которой незнаком. Не могу спорить, скажем, о нефтяном бизнесе, потому что в этих вопросах дилетант. А в тех вещах, в которых разбираюсь, естественно, буду отстаивать свою точку зрения. Таким образом и детей воспитываю. На белое нельзя говорить, что оно черное.

Добавить комментарий
от имени