Цитата дня

АРТЕМ МИЛЕВСКИЙ

В мое время, мы "Шахтер" в Киеве всегда обыгрывали

Главная / Интервью / Сергей Скаченко: "Дыминский думал, что я сразу начну приносить очки "Карпатам"
06.09.2013, 13:57

В составе киевского «Динамо» Сергей Скаченко поиграл в Лиге чемпионов и застал «историю с шубами». В бытность игроком московского «Торпедо» прошел «Манчестер Юнайтед» в Кубке УЕФА. Поиграл еще в первенстве СССР за харьковский «Металлист», а в независимом чемпионате Украины стал любимцем шепетовской публики. Вписал свое имя Скаченко и в историю украинской сборной. Его гол в ворота Харина стал украшением победы нашей сборной над Россией в отборочной игре ЧЕ-2000.

– Вы провели в профессиональном футболе 15 лет. Довольны тем, как сложилась карьера, или всё могло бы быть и поярче?

– Судьбу не изменить. Конечно, можно было ярче провести игровые годы. Особенно последние три– четыре сезона. У меня было полно желания играть, но здоровье подкосило. Я получил тяжелую травму – порвал ахилл. Выходя на поле, часто ощущал дискомфорт, что мешало играть в полную силу. Думаю, после «Метца» мог еще поиграть в сильных европейских командах. А ахилл порвал в международный женский день – 8 марта! Вдвойне обидно, что травмировался в последней игре за московское «Торпедо» в канун перехода в «Метц». Полное восстановление после такой травмы занимает больше года. Мне же доводилось играть через боль. Уверен, будь травма не столь серьезной, поиграл бы дольше на приличном уровне!

– На заре карьеры вы поиграли за «Металлист» в чемпионате СССР. Какими ветрами вас занесло из Павлодара в Харьков?

– Вариант с «Металлистом» мне посоветовал Станислав Берников. Был у нас такой игрок, в «Тракторе» заканчивал карьеру. До Павлодара он успел поиграть долгое время как раз в «Металлисте». Кстати, со мной в команде играл ныне покойный Константин Еременко. (Его имя ныне гордо носит традиционный ветеранский турнир в Москве Кубок Легенд. Днепропетровец, легендарный мини-футболист Еременко умер, играя в футбол, в неполные 40 лет. Иная судьба у легенды «Металлиста» Берникова. В 2006 году за избиение футболистов своей команды – липецкого «Металлурга» – он был пожизненно лишен права заниматься тренерской деятельностью, в марте 2012 года его апелляция была отклонена РФС. – Ред.).

Вот мы втроем очень хорошо дружили, вместе проводили время на сборах. Еременко вскоре начал футзальную карьеру, а меня Берников напутствовал: «Чего тебе здесь, в Павлодаре, делать? Давай я тебя трудоустрою в команде высшей лиги». Вот он меня и порекомендовал «Металлисту». По его протекции я поехал на просмотр в харьковскую команду, после чего стал полноправным игроком «Металлиста».

– За «Металлист» в чемпионате СССР вы сыграли девять матчей, один из которых стал для вас знаменательным. В Донецке, появившись во втором тайме, вы стали героем встречи – оформили дубль (2:3). Интересно, что в паре вы играли с Александром Призетко, а в «Шахтере» впереди бегал Сергей Ребров. Воистину пути Господни неисповедимы – совсем скоро все трое окажутся в киевском «Динамо»! Признайтесь, вы Реброва по той встрече запомнили?

– Вскользь. Тогда Ребров, как и я, еще совсем юным был. Игра та и вправду стала для меня бенефисом. Бывают такие дни, когда у тебя всё получается! Касательно «Металлиста», то первые полгода я провел в дубле, а к основе стали подпускать во втором круге. В принципе играл неплохо, иногда выходил в числе первых одиннадцати. В общей сложности за «Металлист» забил три гола. Два «Шахтеру» и еще один провел в игре на Кубок СССР.

– В последнем в истории чемпионате СССР «Металлист» финишировал в зоне вылета, а вот московское «Торпедо» – третьим. Стать автозаводцем решили по этой причине?

– В «Металлисте» играл Гурам Аджоев. Я с ним хорошо сдружился. У меня было много вариантов продолжения карьеры. «Ротор» настойчиво звал к себе, но среди московских команд интересовался только один клуб. Все игроки «Металлиста» жили в гостинице вблизи стадиона. И вот однажды вечером я, сидя вместе с Аджоевым в гостинице, рассказал об интересе со стороны «Торпедо». Гурам ответил – дескать, даже не раздумывай, в Москву могут дважды не позвать! После его слов все остальные варианты для меня отпали. Я уехал в «Торпедо», несмотря на то, что другие команды предлагали лучшие финансовые условия.

– Попав в «Торпедо», вы получили возможность сыграть с самим «Манчестер Юнайтед» в Кубке УЕФА-1992/93.

– И не только сыграть, но и пройти манкунианский клуб! Это было из области фантастики. У меня даже сохранилась запись поединка на «Олд Траффорд». Я появился на поле на последние двадцать минут. В Манчестере сумели выстоять – 0:0. В Москве игра завершилась с тем же счетом, а в серии пенальти «Торпедо» было точнее.

– В следующем раунде автозаводцев поджидал мадридский «Реал». На «Сантьяго Бернабеу» довелось сыграть?

– Увы. Я получил небольшую травму, из-за чего даже не попал в заявку на игры, которые получились весьма драматичными. В Мадриде «Реал» победил 5:2, хет-трик оформил Йерро, а в Москве взяло верх «Торпедо» 3:2.

– После «Торпедо» вы неожиданно всплыли в «Темпе» (Шепетовка). Чем руководствовались, соглашаясь на предложение провинциальной команды?

– Интересно, что я вот-вот должен был уехать в Бангладеш. Но звонок Леонида Ткаченко отменил экзотический тур. Именно при Ткаченко я заиграл в «Металлисте», а теперь он собирал ребят в «Темп». В Шепетовке появились неплохие спонсоры, которые создавали футбольный проект. Ткаченко переманил нескольких ребят из «Металлиста», приехали в Шепетовку и другие хорошие исполнители – Арсен Аваков, братья Капанадзе. И хочу сказать, «Темп» выступил успешно в премьерном сезоне в высшей лиге – занял девятое место.

– В Шепетовке вы стремительно прогрессировали – забив 13 мячей в чемпионате, получили предложение от «Динамо». Расскажите историю перехода в киевский клуб.

– А я ведь должен был оказаться не в «Динамо», а в «Днепре»! Николай Павлов звал в Днепропетровск. Вопрос был почти решен, но внезапно Павлов возглавил киевское «Динамо». Я переговорил с Павловым и решил пойти за ним в «Динамо». Все-таки он меня звал в «Днепр», а неизвестно, в чьи руки я попал бы в Днепропетровске в свете перемен.

– Звездная болезнь была у всех. Разница – в какой форме...

– А я положа руку на сердце скажу, что меня она обошла стороной!

– Поверил в «Динамо» в вас Йожеф Сабо, верно?

– Да!

– В чем было главное достоинство тренера Сабо?

– Наверное, справедливость! Он ставил тех игроков, которые были сильнее на конкретный момент. Это его выделяет среди многих. Знаете, я немало повидал наставников, которые определяют футболистов в состав по блату.

– Леоненко однажды поведал, что накануне матча Лиги чемпионов тренеры «Динамо» нашли пьяного Скаченко на лестничной клетке. Это перед какой игрой было?

– Перед домашним поединком с «Пари Сен-Жермен».

– Что на вас нашло?

– У всех бывает. Ошибки в жизни все допускают. По молодости и я мог сотворить глупость. Каюсь, виноват.

– Вас «подшивали»?

– Нет. Это единичный случай был.

– Сколько раз в «Динамо» штрафовали?

– Ни разу! Леоненко штрафовали, а меня нет.

– Леоненко назвал вас посредственным футболистом. Вы его тоже «неособенным» считаете?

– А его мнение мне не интересно. Он чего-то лепит, сам не зная что. В общем, у него своя голова на плечах. Пускай говорит что хочет. Он всех футболистов чмырит, обсерает! Великая звезда нашлась. Извините, но ему никто в душу никогда не гадил. А он начинает рассказывать, что тот да этот, да такой сякой. За собой посмотри! Его зависть гложет.

– Леоненко в ту пору зарабатывал больше всех – пять тысяч долларов. Сколько у вас было?

– Тогда у всех игроков было в районе тысячи долларов.

– В Лиге чемпионов вы забивали только «Силькеборгу». А кого огорчить могли да реализация подвела?

– Ой, это надо покопаться в памяти. Навскидку так и не припомнишь!

– В знаменитом выигранном матче против московского «Спартака» вы вышли в старте, а Реброва Сабо оставил на скамейке. Вот только вы не забили свой мяч, а Ребров принес победу «Динамо». Из-за этого вы и потеряли место в основе?

– Верно. Сережа молодец, использовал свой шанс. Это из той серии, что я говорил о Сабо. Он ставил ребят по-честному. Ребров справедливо отвоевал место в составе. Делом!

– Позже вы, правда, сыграли еще с ПСЖ на выезде и с «Баварией» дома. Есть о чем вспомнить?

– Естественно! В Париже матч катился к нулевой ничьей, но ближе к концовке Джорджу Веа удалось головой засунуть мяч туда куда надо. Потрясающий футболист, что он вытворял! Пожалуй, лучший игрок мира на тот момент. С «Баварией» мы хороший матч провели.

– Ну да, нуда! 1:4 попали.

– Так не по игре же! Если помните, Шевченко открыл счет. Бывает, что хорошо играешь, а соперник использует свои моменты. В тот вечер на «Республиканском» «Бавария» забивала всё, а мы свои моменты транжирили.

– В 24 года вы отправились в южнокорейскую командировку. В чем подвох?

– Тогда небывалый резонанс вызвала история с шубами, в результате чего «Динамо» получило «бан» на еврокубки. Естественно, многие футболисты захотели уйти из «Динамо» – те же Шевченко с Ребровым! Зимой мы поехали на Кубок Содружества, где в финале обыграли московский «Спартак». На том Кубке присутствовал известный агент Владимир Абрамов. Он и предложил мне вариант с Южной Кореей. Я слетал туда, присмотрелся и подписал двухгодичный контракт. (На условиях аренды. По рассказам Абрамова, в 1995 году у Суркиса возникла безрадостная ситуация с клубными финансами. Григорий Михайлович-де обратился к Абрамову с просьбой продать нескольких футболистов, чтобы выручить миллион долларов. За Скаченко заплатили 500 тысяч долларов, а за Коновалова – 600. Зарплата у футболистов в Корее была около 6-7 тысяч долларов плюс премиальные. – В.П. Впрочем, смачные, читающиеся как детектив воспоминания Абрамова, который долгое время работал в приснопамятном «Совинтерспорте» и в той или иной степени пересекался чуть ли не со всеми нашими звездами, требуют достаточно критического к себе отношения. В частности, финансовые проблемы Суркиса в 95-м вызывают большие сомнения, тем более работа по снятию дисквалификации с клуба была в разгаре и свет в конце туннеля уже. – Ред.).

– Как повлияли на вас два года жизни в Восточной Азии?

– Это была первая заграница. Несложно догадаться, какой она мне показалась после СССР. И как бы ни были хороши Франция, Швейцария и Япония, Корея у меня останется в жизни самым красочным воспоминанием. После суровых 90-х я испытал культурный шок, оказавшись в цивилизованной стране! Вот после этого мне и стали интересны другие зарубежные чемпионаты. Это и есть главная причина, почему я колесил по миру. Мне хотелось взглянуть, как устроен футбол и быт в разных странах. И везде было по-разному, всюду были свои нюансы, особенности и прелести. Я рад, что выбрал себе дорогу пилигрима. Я увидел мир!

– После Кореи вы должны были оказаться в «Витессе», а вместо этого вернулись в «Торпедо». Что за крюк?

– А вариант с «Витессом» был еще до Кореи. Но голландцы не могли определиться, и я махнул в Азию. А из Кореи вернулся в «Торпедо», чтобы получить плацдарм для дальнейшего прыжка в достойный европейский клуб. У меня были хорошие менеджеры, которые давали дельные советы. Вот я и поиграл годик в «Торпедо», после чего оказался во французском чемпионате.

– Как вас отыскали скауты «Метца»?

– Это связи моих менеджеров. Кстати, вместо «Торпедо» я мог оказаться в бельгийском «Андерлехте». Но по совету менеджеров я отправился в «Торпедо», хотя бельгийцы настойчиво звали. Я хотел попробовать свои силы в топ-чемпионате большой пятерки!

– Писали, что «Метц» заплатил за вас московскому «Торпедо» 3,5 млн. долларов. Цифра соответствует действительности?

– А я не знаю, правда. Я тоже читал об этом. Футболисты редко вмешиваются в эти вопросы, их особо не посвящают в переговоры между клубами. Дело футболистов – принять соглашение или отказаться.

– Полагаете, вы стоили этих денег?

– Если клуб заплатил такую сумму, наверное, стоил. Тем более «Метц» не с бухты-барахты купил меня. Я ездил к ним на просмотр. Они сразу не брали меня, видимо, держали паузу, присматривались. Приезжали меня смотреть в игре за сборную. И лишь когда на сцене появился «Сент-Этьен», «Метц» резко зашевелился и предложил контракт. В принципе, я мог остановить выбор на «Сент-Этьене», но предпочел «Метц» по той причине, что уже там побывал и видел, как всё устроено. К тому же мне очень понравился сам город.

– Начали в «Метце» вы за здравие. В первом же матче забили Бартезу, принеся своей команде ничью, потом отметились голами в ворота «Марселя» и «Лиона». Но продолжения не последовало. Почему?

– Началась катавасия с тренерами. Пришел один тренер, потом его сменил другой, третий...

– И «Метц» отправил вас в аренду в «Ксамакс». Вместе с вами в «Ксамаксе» играли Атуба, Папа Малик Диоп, Анри Камара, Папа БубаДиоп. Как с такой лихой бандой клуб из Невшателя боролся за выживание в швейцарском чемпионате, объясните?!

– Кто его знает. Меня брали в «Ксамакс» в момент переходного турнира за выживание. Я сыграл восемь матчей, забил восемь мячей и спас команду от понижения в классе.

– Президент ФИФА Зепп Блаттер – ярый болельщик «Цюриха». Думается, этому клубу судьи симпатизировали?

– Не замечал. На виду был «Базель», а не «Цюрих».

– Швейцария – удивительная страна. Почему же ее футбольный уровень не соответствует всему остальному?

– Тяжелый вопрос вы задали. Страна на самом деле шикарная, а добротных футболистов единицы. Вроде бы и Германия с Италией рядом. Наверное, плохо работают с молодежью.

– А как вас «Метц» определил в японский «Санфречче Хиросима»? Связи между клубами?

– Когда вернулся из Швейцарии, мне дали понять, что в лучшем случае я буду выходить на поле со скамейки. Сидеть на банке я не хотел. «Метц» подыскал вариант в Японии. Мне предложили неплохие условия. Я уже был в Корее и примерно представлял ситуацию в Японии – сумасшедшие болельщики, футбольная страна. Приятно было поиграть!

– Тренировал «Санфречче» наш человек Валерий Непомнящий. Он рассказывал: «Брал Скаченко без просмотра, помнил по Корее, по «Торпедо». Приехал. На первых же тренировках до крови стер ноги. Он сильно потеет – через пятнадцать минут мокрый, как мышь. На тренировках – «мертвый». Никак на свой же уровень выйти не мог, поэтому и выпускал его на 15 минут. В стартовом составе не выпустишь, через 20 минут придется менять». Так и было?

– Да. Вы знаете, там была невероятная влажность. Через 15-20 минут меня можно было выжимать как тряпку. Тренировались мы в горах, на солидной высоте, испарение было сумасшедшее. С меня текло так, что через двадцать минут происходило полное обезвоживание организма. Первый месяц я страшно мучился.

– В чем отличие японского футбола от корейского?

– А они очень схожи. Разве что в Японии футбол более организованный, как и сами болельщики. И бразильцев больше работает в Стране Восходящего солнца.

– В Японии вы выступали накануне ЧМ-2002. Страна подхватила футбольную лихорадку?

– Это да! Все пребывали в ожидании предстоящего события. Самое главное, что это дало толчок развитию японского футбола. После ЧМ интерес к футболу абсолютно не уменьшился.

– Удивились выступлению корейцев на ЧМ-2002?

– Конечно! У меня сын родился во время ЧМ. Сидя на руках, он вместе со мной следил за перипетиями мирового первенства.

– После «Санфречче» вы вернулись в «Метц», но вновь поиграли мало. Кто был главной звездой «Метца»?

– Стоило мне вернуться в «Метц», как обязательно менялся тренер! Только вроде появлялась стабильность, как нате – получите нового наставника. А в «Метце» тогда играли приличные ребята в атаке Падовано, Саа, Йестрович, уже вовсю заиграл Эммануэль Адебайор. На секундочку задумайтесь – с кем мне приходилось вести конкуренцию.

– С Максимом Левицким общались во Франции?

– Мы созванивались. Один раз даже сыграли друг против друга. Мы попали «Сент-Этьену» на их поле.

– Во Франции медики рекомендуют как ежедневную и полезную для здоровья мужскую дозу три стакана красного вина. На футболистов это распространялось?

– Нет. Но я знаю, что все они пьют. Французы – народ удивительный. Они с утра пьют вино и шагают на работу, возвращаются домой вечером и снова потягивают. Насчет футболистов вспоминаю, что лишь старички могли позволить выпить бокал вина. Даже в день матча. Тренер легко мог налить футболисту сто грамм вина, выпить с ним и обсудить предстоящую игру!

– Лягушек полюбили?

– Нет. Едва приехав во Францию, я заказал в ресторане предположительно курицу, но мне принесли фаршированное блюдо из лягушки. Когда узнал, что внутри гарнира, сразу потерял малейший аппетит! Но лягушку всё же попробовал. Правда, уже в Корее. И воробья пробовал. Тоже перепутал. Принесли какие-то ножки крохотные, оказалось – жареные воробьиные.

– На вкус лучше собачатины?

– Собачатину не пробовал. Когда играл в Корее, случалось, всей командой выбирались в ресторан. Полсостава корейцев шло направо, где предлагали собачатину, а остальная масса сворачивала в противоположную часть заведения, где подавали более приемлемую пищу. Играли у нас два иранца, так те, узнав, что им сейчас принесут собачатину, едва в обморок не упали!

– Что во Франции поразило больше всего – Эйфелева башня, собор Нотр-Дам-де-Пари или монастырь Мон-Сен-Мишель?

– Эйфелева башня! А без нее никак. Это визитная карточка Франции. Хотя в стране высокой моды много шедевров с мировой известностью. В Метце, который находится на границе с Германией, тоже немало прекрасных мест. Чего только стоят термальные парки, где можешь купаться круглый год! Ну а в Париже шикарный Диснейленд.

– Заграница людей меняет. Вас изменила?

– Да. В лучшую сторону, по-другому стал смотреть на вещи. Стал ценить природу, окружающий мир, жить по правилам.

– После европейского вояжа вы объявились в «Карпатах». Правда, что во Львове вас банально кинули?

– Да. После этой неприятной истории не хотелось даже играть. Не по-человечески поступили. Ни разу не заплатили зарплату. Выдернули меня из США, куда я поехал на просмотр. Оттуда я буквально примчался во Львов, потому что закрывалось трансферное окно. Мне сказали, что выполнят все мои пожелания по контракту, только бы я прилетел. Кто знает, как сложилась бы моя судьба, останься я в Америке. Взяли и поломали мою судьбу. Представляете, после аэропорта я поехал не в отель, а прямиком на игру чемпионата! Я лечу на стадион. «Карпаты» проигрывают. Второй матч – «Карпаты» вновь проигрывают. Трах-бах, я еще не понял, что к чему, а мне сообщают, что я не нужен команде. Играл без контракта.

– Это Мирон Маркевич вас так?

– Нет, президент Дыминский. Не по-людски он поступил. Он думал, что я приеду и сразу стану приносить очки «Карпатам». Но так ведь не бывает!

– Ваша история в сборной неминуемо ведет к отборочному матчу Украина – Россия (3:2). Слышали, что вы не должны были играть в том поединке?

– Это я только потом узнал из прессы. Лобановский твердил Сабо, чтобы он выпускал Коновалова, но Йожефович настоял на своем. (И сыграли с тремя форвардами, где Скаченко исполнял роль центрального, а Ребров и Шевченко – инсайдов. Для России это оказалось большой неожиданностью, и к середине первого тайма наши уже вели 2:0. – Ред.)

– Кроме гола в ворота Харина, вы получили немалую сумму премиальных. Не вспомните точную цифру?

– Не помню!

– Матч плей-офф со Словенией сложился бы иначе, если бы не снегопад?

– Все было против нас. Тот злосчастный штрафной на последних минутах, рикошет. Вроде и соперник легкий, на 95 % все были уверены, что Украина пройдет на Евро. А что случилось в первой игре в Словении? Уму непостижимо! Два невероятных гола словенцев, один вообще с центра поля. Будто бы Бог махнул рукой против нас. Жаль, сборная-то была хорошая, а сыграть на Евро или ЧМ не удалось!

– Ушли из сборной в 2002 году вы красиво! В игре с Югославией сцепились со знаменитым Синишей Михайловичем, из-за чего оба получили красные карточки. Кто первым начал?

– Михайлович хотел мне спину на две части разломать. А Буряк обвинил меня в том, что я первым полез в драку. Интересно, как бы он поступил, если б ему исподтишка со всего разбега засадили кулаками в спину? Я думал, он мне позвоночник сломает. Человек намеренно хотел сломать меня! Конечно, я возмутился и полез в драку! Как бы то ни было, после того инцидента я больше в сборной не появлялся.

– С кем еще на вашей памяти приходилось вести схватки на поле?

– В том-то и дело, что это было в первый и последний раз! Я впервые получил красную карточку. Понять не могу, что нашло на Михайловича и почему он умышленно попытался нанести серьезнейшую травму игроку! Поступил как последняя крыса, прыгнул сзади. Да ты прыгни, как у нас принято, стык в стык. Я думаю, таким свиньям надо и отвечать по-свински. А Буряк еще и встал на сторону Михайловича!

– Виктор Скрипник рассказывал, что когда он ехал в сборную, немцы просили его «горилку» привезти. Французы вам ничего не заказывали?

– Абсолютно!

– В свое время вы пытались попробовать себя в футзале. С чего вдруг возникла идея?

– Это было не по-серьезному. Я приезжал в Киев к знакомым, которые меня приглашали в зал. Было интересно, но не более того.

– Вы дружите с Димой Коваленко, известным по выступлениям в американской МЛС. Откуда берет начало дружба?

– Вот к нему я и летал в США. У нас были общие знакомые, которые свели нас. Я ехал на просмотр в «Ди-Си Юнайтед», но вместе этого оказался у разбитого корыта из-за «Карпат»!

– Сейчас общаетесь с Демой?

– К сожалению – нет. Я так быстро прилетел и улетел, что даже телефонами не обменялись.

– А с Луисом Саа как подружились?

– В «Метце» играли вместе. Приятный и доброжелательный парень. Я к нему в гости на Гваделупу летал. Он оттуда родом.

– За что его прозвали «Лейтенантом», не в курсе?

– Это позже его так прозвали. И кличка «Пантера» у него тоже появилась после «Метца». В нашей команде его всё по имени кликали.

– Внимательно следите за его выступлениями?

– Когда он играл исправно в «Манчестер Юнайтед», то следил за ним. Где он сейчас, в «Тоттенхэме»?

– Нет, в «Лацио»! С кем из футболистов поддерживаете дружеские отношения?

– С Андреем Сапугой и Арсеном Аваковым.

– С кем из тренеров было интереснее всего работать?

– В Швейцарии хороший тренер был, правда, забыл его фамилию. В «Метце» работал неплохой специалист Жоэль Мюллер. С Леонидом Ткаченко я легко находил взаимопонимание.

– Самый нелепый тренер на вашей памяти?

– Вы знаете, их было немало. Но не хочу никого поливать грязью.

– Вы объездили весь мир! Вспомните самый мрачный город, в котором побывали?

– Даже не знаю, какой мрачнее остальных. Вот не могу сказать наверняка. Давайте лучше не делать антирекламу. Лучше говорить о приятном. В принципе, в тех странах, где я играл, мне везде нравилось.

– Швейцария – самая спокойная страна в мире?

– Да! Красивая страна, но жизнь там скучная, размеренная. Русскому человеку сложно в Швейцарии.

– Почему выбрали Москву местом для жизни?

– У меня осталась квартира в Москве еще со времен «Торпедо». Плюс семье нравится, ребенок здесь ходит в школу!

– Сережка полностью пришел в себя после страшной аварии? (В 2008 году на пешеходном переходе автомобиль, за рулем которого находилась женщина, сбил шестилетнего сына Скаченко и двоюродную сестру Машу. Сергей-младший провел почти месяц в реанимации, находился в коме, но к счастью, оклемался. – В.П.)

– Тьфу-тьфу, уже получше. В школу ходит!

– Виновницу ДТП покарали?

– Дали условный срок. Как всегда, всё замяли.

– Как часто в Украину наведываетесь?

– Раз-два в год.

– На Евро приезжали?

– А я как раз гостил у родственников в Германии. Хотел сходить на какой-то польский матч, но возможности не представилось.

– В ноябре прошлого года вам исполнилось 40. Как отпраздновали юбилей?

– А говорят, мужчинам 40 лет отмечать нельзя! Дабы не сглазить удачу!

– Чем вы сейчас занимаетесь?

– Кое-какими делами в недвижимости.

– Не планируете вернуться в футбол в качестве тренера?

– Планирую. Собираюсь вот пойти на тренерские курсы!

footboom.com

Добавить комментарий
от имени