Цитата дня

ИГОРЬ СУРКИС

Коломойский вернулся на трибуны и я считаю, что это первый шаг к тому, что он уже заинтересовался футболом

Главная / Интервью / Сергей Серебренников: "Я не был готов влезть в динамовскую основу"
23.02.2015, 15:10

В общей сложности Сергей Серебренников отыграл в Бельгии 12 сезонов, девять из которых в высшем дивизионе. Еще 3,5 года Сергей отдал киевскому «Динамо», куда перешел в 1999 году из перволигового российского «Шинника». Заиграть в команде Лобановского Серебренникову по-настоящему не удалось. Однако удалось, несмотря на статус не основного иг-рока, заявить о себе, и его забрали в «Брюгге», для которого Лига чемпионов, как и для «Динамо», была делом обыденным.

– Сергей, последние вести о вас – работа главным тренером «Руселаре». Что изменилось?

– Уже с лета не работаю в «Руселаре». Трехгодичный контракт истек. О продолжении сотрудничества мы не стали разговаривать. Сейчас нахожусь в поисках клуба.

– Как складывается обычный день Сергея Серебренникова?

– Утром отвожу младшую дочь в школу. Затем иду на курсы нидерландского языка. Пока появилось свободное время, решил подтянуть один из трех официальных языков Бельгии (другие два – французский и немецкий. – В. П.). Хочется владеть языком в совершенстве, а не на уровне простого разговорного. В остальное время занимаюсь домашними делами.

– Еще не так давно вы были играющим тренером «Руселаре». Обратно на поле не тянет?

– Вы знаете, нет! Последний год я вообще не играл. А в предыдущем я плавно готовил себя к окончательному переходу на тренерское ремесло, лишь изредка балуясь выходами в официальных играх. Поэтому процесс ухода из футбола не стал болезненным.

– На сколько процентов вы раскрылись как футболист?

– Трудно измерить карьеру в процентах. К тому же объективно оценивать себя непросто. Я склоняюсь к мнению: чего человек достигает – это и есть его предел! Если начинают философствовать, мол, того не добился по причине своей дурости, а этого из-за непростого характера – отмазки! Надо принимать реальность. Я ведь тоже могу сказать, что мог бы куда-то повыше забраться, чем уровень чемпионата Бельгии, верно? Но смысл? Я доволен своей карьерой, доволен тем, как она сложилась.

– Ящук говорил, что половину потенциала у него украли травмы. У вас сколько?

– Травмы, конечно, такой фактор, который нельзя исключать, когда анализируешь игровые годы. Когда я только пришел в «Брюгге», у меня все получалось. Я буквально летал по полю. Мечтами уже, наверное, представлял себя выше, в более сильной команде, чем «Брюгге». Но некстати травмировался в игре за сборную, против греков. И все покатилось по наклонной. Но это часть нашей профессии, никто не застрахован от травм. Мало кому удается пройти футбольную карьеру без какого-нибудь хирургического вмешательства. Мне еще грех жаловаться. Олега Ящука травмы мучили куда больше, его доставали хронические проблемы с паховыми кольцами. У меня – все время разное.

– Ящук перенес семь операций. Сколько вы?

– Сейчас посчитаем. Четыре раза оперировал колено. Один раз – паховые кольца. На спине вырезали грыжу. Это шесть. Плюс был перелом ноги, но обошлось без операции.
Я не готов был влезть в динамовскую основу

– Киевскому «Динамо» вы отдали три с половиной года. Самые памятные моменты?

– Выделить один ярчайший эпизод не смогу. Может, это покажется странным, но мне больше запомнились не отдельные игры, а сборы в Ялте с семьями. С одной стороны, огромные нагрузки, но с другой – семья. Море. Коллектив замечательный, дружный. Интересно было не только играть, но и проводить время вместе. Командный динамовский дух или дух победителей – он действительно присутствовал. Динамовский менталитет, если хотите. Ничего кроме победы никто и представить не мог! В чемпионате Украины, конечно. В Лиге чемпионов бывало по-разному. Но не было страха, не было такого, что мы выходим, скажем, против дортмундской «Боруссии» или «Ливерпуля» и думаем, только как бы унести ноги или не попасть крупно.

– К «Динамо» вы присоединились накануне игр с «Реалом» в 99-м. Понятно, что в сыгранную команду попасть было архи сложно. Тем не менее, в концовке того же сезона, всего через месяц, вы выдали шикарную серию из четырех игр, в которых забили пять мячей. Предполагалось, что после ухода Шевченко в «Милан» перед вами открываются хорошие перспективы. Что пошло не так?

– Если быть предельно честным, я не был готов влезть прямо туда, в динамовскую основу. Заменить Шевченко? Это нереально, давайте говорить как есть. Разные полюса! В последующие годы никто так и не смог заменить Андрея. Почему не сумел просто закрепиться в основе, без претензий на уровень Шевченко? Наверное, не обладал таким высоким уровнем, чтобы быть незаменимым игроком.

Я очень быстро поднялся футбольным лифтом. Путь от третьей лиги до киевского «Динамо» у меня занял три года. Я не был готов ни физически, ни психологически. У некоторых футболистов перепрыгнуть через себя получается, но исключительно благодаря сумасшедшему таланту. У каждого футболиста есть свой потолок. У меня он немного ниже, чем игрок основы киевского «Динамо»... Хотя перед самим уходом из «Динамо» я неплохо себя чувствовал, тренеры были очень довольны. Но сложилось так, что я покинул «Динамо». Переходил в «Брюгге», пожалуй, на пике формы.

– Правильно ли утверждать, что вы проиграли конкуренцию Максиму Шацких, а затем и Георгию Деметрадзе?

– Я никогда не чувствовал себя чистым нападающим. В дальнейшем окончательно устаканилось, что я игрок середины поля. Изначально я не обладал выраженными характеристиками форварда: сумасшедшей стартовой скоростью и голевым чутьем. В нападении я поиграл не так уж и много. В Киев меня брали как нападающего, но Валерий Васильевич сделал из меня игрока бокс-ту-бокс, выражаясь современным языком. Связующий диспетчер. Меня больше ценили за объем работы – за борьбу, отборы, подыгрыши.

– С киевским клубом в Лиге чемпионов вы дебютировали в 2000 году против ПСВ на «Филипсе». И дальше вы появлялись на поле преимущественно во вторых таймах. Какие указания обычно давал Лобановский?

– Как правило, несколько действий: замена подуставшего игрока либо коррективы тактического плана, в зависимости от результата. Стандартной установки и одинаковых функций точно не было. От игры к игре указания менялись. Лобановский задействовал меня на нескольких позициях: опорным и атакующим полузащитником.

– Самый яркий матч с «Динамо» в Европе?

– Со «Стяуа» в Бухаресте. Это поединок квалификации ЛЧ, когда мы одержали яркую победу 4:2. В этом матче я лучше всего себя проявил.

– 9/11 – что значит этот день в вашей памяти?

– Это день матча с дортмундской «Боруссией». Кстати, очень хороший матч для «Динамо». Но я не так ярко проявил себя, как со «Стяуа», и отыграл лишьпервые 45 минут. «Динамо» вело в счете 2:0. Теракт случился в первой половине дня, но речи о том, что матч может не состояться, не шло. Был вторник. Это уже поединки среды перенесли... Я помню, как мы всей командой сидели на базе и смотрели новости по телевизору. Шок был у всех, но на предстоящей игре это никак не отразилось. Теракт терактом, а наше дело – выходить и играть.

– Итоговые 2:2 чем обусловлены?

– Во-первых, мы играли против «Боруссии», которая была очень приличной командой. Во второй половине соперник прибавил, мы же в свою очередь где-то уверовали в победу и, наверное, немного расслабились. В футболе такие явления нередки. Ничего сверхъестественного.

– Еще при Лобановском «Динамо» стало терять позиции, дважды заняв последние места в лигочемпионской группе. Можно ли списать это на то, что здоровье не позволяло Лобановскому сполна отдаваться футболу?

– Нельзя. Может быть, Валерий Васильевич уже не был столь активен и за тренировками наблюдал со стороны, не участвуя активно в процессе, тем не менее, его харизма чувствовалась. Ребят не надо было заставлять тренироваться. Кстати, это первым делом бросилось мне в глаза при переходе в «Динамо». В коллективе все отрабатывали сполна, никто не отлынивал от черновой работы. Конкуренция громадная.

– Хорошо, почему же результат так резко пропал?

– Одной причины нет. Совокупность факторов. Это уход ведущих футболистов, вливание новых ребят в коллектив. Может быть, кто-то из лидеров мысленно представлял себя в зарубежной команде, думал о будущем трансфере. Предложения-то у многих на руках были. Я ни в коем случае никого не упрекаю. Это нормально, когда футболист думает о росте. Конечно, ребята хотели последовать примеру Шевченко, Реброва, Лужного, Каладзе... У каждой команды есть свой пик. «Динамо» вышло на него в 98-99 году. Команда не может, грубо говоря, пять или десять лет находиться на одном уровне. Это волнообразный процесс.

– Из той славной киевской команды двоих уже нет в живых. На похороны Белькевича или Гусина прилетали?

– К сожалению, не смог. Это большой шок, огромная потеря. Жаль ребят. До слез грустно, когда из жизни так рано уходят замечательные люди...

– Кормильцев рассказывал: «Серебренников однажды разбил мне машину, в зад въехал, не сумев вовремя затормозить. Вышли мы из наших новеньких машин, пожали друг другу руки и вдвоем покатили в автосервис. Поразило, что всем футболистам „Динамо“ выдавали специальные карточки. Показываешь ее гаишнику, и он обязан отпустить. Лихачи Гусин и Каладзе этим пользовались. Такие гонки устраивали по пути в Конча-Заспу – Шумахеру не снилось! Однажды Лобановского со свистом обогнали, так он собрание устроил. Ругался страшно». Любовь к адреналину погубила Гусина. Каким в вашей памяти остался Андрей?

– Семьянин. Он без ума был от жены, детей. Всегда! Бесспорно, это Личность с большой буквы. Гусин никогда не шел на поводу ни у кого. У него были свои принципы, свое видение мира, которые он отстаивал. Интересный человек...

– Долго вызревало желание покинуть «Динамо»?

– Как и у каждого футболиста, в течение одного месяца в голове могут крутиться диаметрально противоположные мысли. Когда не получаешь удовлетворяющего количества игрового времени, возникает желание что-то изменить. И первое, что приходит на ум – сменить команду. Я отдал «Динамо» 3,5 года. И меня радует, что я расстался с командой полюбовно, пожав руки Игорю и Григорию Суркисам, а также всем ребятам.

– Об интересе со стороны «Брюгге» вы узнали до или после смерти Лобановского?

– Это случилось сразу после злосчастной игры с Запорожьем, когда Валерию Васильевичу стало плохо. Команда улетела в Киев, а Лобановский остался в больнице в Запорожье. На факс «Динамо» запрос о моем трансфере пришел сразу после смерти Лобановского.

– Почему «Брюгге» захотело купить именно вас, а не, скажем, кого-то из основных игроков?

– Честно говоря, я уже и не вспомню, как все происходило. Они искали атакующего полузащитника с оборонительными функциями и, видимо, рассмотрели во мне желанную кандидатуру.

– Вашим трансфером из «Динамо» в «Брюгге», насколько мне известно, занимался Дмитрий Селюк. Профессионал своего дела?

– Да. Если он до сих пор востребован на этом рынке, значит свое дело знает. В моей ситуации все было корректно, честно и открыто. Селюк сделал свою работу. Очень долго общались мы и после трансфера.

– Часть вашей зарплаты наверняка принадлежала Селюку, не так ли?

– Нет. Как правило, агент не претендует на зарплату футболиста. Конечно, если это порядочный агент. Свою долю агент получает от клуба, который покупает игрока. По договоренности, естественно.

– Вскоре в Лиге чемпионов вы уже играли с «Брюгге». Когда тут же жребий определил в соперники «Шахтер», о чем подумали?

– Был эмоциональный подъем. Играть за «Брюгге» против украинской команды... хм, выглядело аппетитно! Расклады перед дуэлью – равные. «Шахтер» тогда еще не был тем, кем является сейчас, но считался весьма крепкой командой.

– Играть с «Динамо» против «Шахтера» и играть с «Брюгге» – две большие разницы?

– Конечно. «Динамо» – «Шахтер» это громкое противостояние. Не «Эль Класико», но все же. Такие игры более принципиальны, они имеют историю, настоящее и будущее. А с «Брюгге» какая предыстория? Разовая схватка за выход в групповой раунд ЛЧ, и только. Правда, выдалась она боевая. Одолели «Шахтер» лишь в серии пенальти.

Попали в тяжелую группу к «Барселоне», «Галатасараю» и «Локомотиву». Пожалуй, для «Брюгге» это была группа смерти. Но впечатления – на всю жизнь! Первый матч на «Камп Ноу». Бились, но уступили 2:3. «Барселона» легко выиграла группу, а «Брюгге» с «Локомотивом» вели борьбу за второе место. Нас устраивала ничья в последнем туре, но проиграли «Локомотиву» в Москве (0:2).

– Ящук играл в «Андерлехте», вы – в «Брюгге». Антагонизм между клубами существует?

– Не такой, как, к примеру, между «Селтиком» и «Рейнджерс» в Шотландии. Соперничество есть, но без извержения вулкана. Для «Брюгге» принципиальны поединки также со «Стандардом». В Льеже всегда очень непросто играть.

– Воссоединение в «Серкль Брюгге» с Ящуком это случайность или желание поиграть вместе?

– Не скажу, что мы стремились во что бы то ни стало поиграть вместе. Так легла карта... Одно время Ящук был без клуба. У него сложились хорошие отношения с партнером по «Андерлехту» – центральным защитником Гленом де Буком. Де Бук как раз принял «Серкль» и захотел видеть Ящука в команде. Вот и вся предыстория воссоединения Олега со мной. Мы провели неплохое время в этой команде. Однажды даже вышли в финал Кубка Бельгии, в 2010 году, но уступили «Генту». Не были готовы... Годом ранее у нас была команда посильнее, номы вылетели в полуфинале от «Мехелена», а в национальном чемпионате заняли четвертое место.

– Чемпионат Бельгии интересен тем, что в нем нет лимита на легионеров. Чем бельгийцы это объясняют?

– Объяснений я не слышал, но могу сделать предположение. Смысл в том, что отовсюду в Бельгию едут молодые футболисты, которым под силу играть в первом дивизионе. Обременять первенство лимитом бессмысленно, потому что идет большой поток футболистов на выход. Бельгия находится как бы в середине Европы, на виду. Стоит футболисту заявить о себе, как его тут же забирают в Голландию, Францию, Англию или Германию. Бельгия это фабрика талантов. В свою очередь, способная молодежь со всего мира приезжает за шансом именно в Бельгию.

– В то же время присутствует обязательное условие – в заявке на матч не менее шести воспитанников бельгийского футбола.

– Если я не ошибаюсь, то это правило уменьшили до трех футболистов. Либо шестеро в общей заявке на чемпионат.

– Есть ли прибыльные клубы в Бельгии?

– Сложный вопрос. С финансами не сталкивался, могу лишь строить догадки. Зарабатывают, наверное, немногие. Если не единицы. Скажем, «Андерлехт» вышел в групповую стадию, от УЕФА он получил бонус плюс раскрутка игроков... «Стандард» за год продал Витселя, Феллаини, Дефура, де Камарго и Данте. Фигурировали сумасшедшие цифры трансферов. Только от продажи Феллаини в «Эвертон» «Стандард» выручил 20 миллионов евро! Если же говорить об обычных клубах, середняках, – вряд ли кто-нибудь зарабатывает.

– Самый дорогой трансфер на вход на вашей памяти?

– «Андерлехт» приобрел сербского нападающего Митровича за пять миллионов евро. Этот трансфер стал самой дорогой покупкой за всю историю бельгийского футбола.

– Какое место отведете чемпионату Бельгии в европейском рейтинге?

– Не сильнее большой пятерки – факт. Наверное, немного послабее голландского, но в десятке точно присутствует.

– Зато сборная Бельгии едва ли не одна из самых сильных в Европе. Как расценили выступление на ЧМ-2014?

– Ожидали ли от «красных дьяволов» большего? Сами бельгийцы остались довольны. Встречали команду с почестями. Лично я считал, что бельгийцы выстрелят. Ехали они в Бразилию темной лошадкой, но по именам команда фантастическая. Думал, они выйдут в полуфинал. Они проиграли в четвертьфинале Аргентине, которая не была сильнее... В общем, недосказанность от выступления на ЧМ осталась.

– На ЧМ-2014 выстрелил Дивок Ориги (его в Бельгии назвали самым многообещающим спортсменом года), хотя многие ставили на Янузая. У кого, на ваш взгляд, карьера сложится лучше?

– Поставлю на Янузая.

– Кстати, Ориги или Ориджи – как правильно?

– Бельгийцы произносят Ориги.

– Любопытно, что ни тот, ни другой в чемпионате Бельгии вообще не играли. Как бы вы это описали? Лучших ребят забирают сразу из академий?

– Да. Отсюда уезжают и в 14 лет, а бывали случаи – и в 12. Невероятное количество скаутов приезжает в Бельгию! Вообще, замечу, что по всей Европе вырисовывается такая тенденция, что самых талантливых скоро будут забирать прямиком из детсада (смеется). Но интересно вот что. Многие не покидают Бельгию. Родители не отпускают!

– У какого клуба лучшая молодежная школа?

– Хорошие академии в «Брюгге», «Андерлехте», «Стандарде» и «Генте».

– Лучшим игроком 2014 года в чемпионате Бельгии назван полузащитник «Андерлехта» Денис Прат. Парню только 20 лет. Большой талант?

– Да. Но, на мой взгляд, лучшего игрока ему дали авансом. Главный его конкурент – полузащитник «Брюгге» Виктор Васкес – все же посильнее вы-глядел. Но Прат – игрок вправду видный и уже имеет ряд хороших предложений. В конце сезона вполне может уехать в более сильный чемпионат.

– В феврале 2006 года Блохин вызывал вас на игру с Азербайджаном. Была надежда сыграть на ЧМ-2006?

– Раз вызывали, то где-то надеялся. Понятно, на роль ведущего игрока я не претендовал. Находился в расширенном списке, но в число 23-х футболистов не попал. По большему счету, я и не заслуживал, потому что должны играть ребята, которые прошли отборочный цикл. На выбор тренера мне нечего жаловаться.

– Как бы вы описали свои выступления в сборной? Есть что вспомнить?

– Двенадцать матчей сыграл. Среди них были увлекательные встречи с Испанией при Буряке в отборе к Евро-2004. Был памятный матч против армян, когда мы упустили победу и в котором я забил свой единственный гол за сборную (вели в Ереване 2:0 и.. – Ред.). Как не вспомнить и травму с греками! Немало воспоминаний набирается.

– Какая сборная сильнее: та, которую вы застали и которая играла на ЧМ-2006, или сегодняшняя?

– Та. У нынешней сборной есть потенциал, но команда себя не проявила. Были как хорошие игры, так и невыразительные. Нестабильная сборная сегодня. В прошлом отборочном цикле с боями прошли в плей-офф, выдали потрясающий первый матч с французами, а затем упустили путевку. В этом отборе я даже смотался на игру в Люксембург. Хотелось бы видеть игру поинтереснее в исполнении наших ребят. Но надо учитывать и то, что плеяда игроков ушла, произошла смена поколений. В сборную влилась молодежь. Необходимо время, чтобы образовался костяк.

– Где вы обитаете?

– На выезде из Брюгге. Недалеко от стадиона, кстати. Живу в частном доме.

– Что в Бельгии хорошо, а что плохо?

– Большой плюс – стабильность. Люди защищены от финансовых потрясений и пертурбаций. Здесь нет понятия кризиса. Из поколения в поколение живут, не зная бед. Плохо – это их замкнутость, закрытость. Не существует у них традиций ходить в гости друг к другу. Но я могу говорить только о нидерландско говорящей части Бельгии.

– Любимые места в Бельгии?

– Мы любим съездить к морю, оно недалеко от нас. Места некурортные, но все аккуратно, чисто. Конечно, выбираемся и в Брюгге. Любим прогуляться вдоль каналов, они сказочно красивы. Брюгге – самый лакомый кусочек для туристов. (Ох, как я это подтверждаю!!! – А. Ф.) Затем идет Гент. Нравится мне в Арденнах. Горами это трудно назвать, скорее это горная возвышенность, но там красивая природа, чистый воздух.

– Фильм «Залечь на дно в Брюгге» видели?

– Да.

– Эту картину можно назвать визитной карточкой города?

– Может быть, но как сами бельгийцы к фильму относятся, я не знаю.

– Бельгия производит 220 000 тонн шоколада в год. Бельгийцы съедают по 6 кг в год на человека. Вы – больше или меньше?

– Меньше, конечно же. Столько шоколада наша семья и близко не съедает, а я вообще к нему равнодушен. (Вот елки-палки, а что, 6 кг это много? 60 плиток, чуть ли не одна в неделю! По-моему, у меня дома куда больше трескают, особенно девочки – несмотря на запреты! – А. Ф.)

– Однако же наилучший шоколад порекомендуйте, пожалуйста!

– «Neuhaus». Но туристам советуют «Leonidas». Берите оба.

– Бельгия славится и своим пивом, в стране производят около 600 сортов. Ваш выбор?

– На вкус и цвет товарищей нет. Пьют разное. Вкусного много. Мне нравится крепкое, а его преимущественно варят монахи. «Westvleteren» советую. Правда, не ищите его в магазинах. Только непосредственно у монахов. Необходимо ехать в аббатство. И накупить много не получится. Шесть бутылок на руки продают. Из доступных больше всего по душе «Brugse Zot». Похоже на «Leffe», но менее раскрученное и, как по мне, вкуснее.

– В Голландии легализованы легкие наркотики. А в Бельгии?

– Запрещены. Молодежь мотается в Голландию, чтоб нанюхаться или накуриться, что они еще там делают, я не знаю.

– На чем вы чаще передвигаетесь по Бельгии – на машине или велосипеде?

– Все-таки на авто. Но если хорошая погода, часто и с большим удовольствием кручу педали.

– В Бельгии три официальных языка. Какой для вас проще?

– Фламандский. На французском я не говорю. В первые годы я исключительно на английском общался. Его тоже все хорошо понимают.

– Какое отношение у бельгийцев к Евросоюзу?

– Есть мнение, что когда была отдельная страна, то жили лучше. Но в целом на Евросоюз не жалуются.

– У Ящука супруга – бельгийка. У вас – русская?

– Да. С Ириной познакомились в Вологде, когда я играл во втором российском дивизионе.

– И у вас, и у Ящука по две дочери. Дружите семьями?

– Здесь хохма. Мы встречались семьями, но всего несколько раз. Загвоздка в том, что мы говорим по-нидерландски, а они – по-французски. Они не знают голландского, а мы – французского! Как Олег приезжает к нам отдельно погостить, так и я чаще выбираюсь к нему один.

– Дочери Ящука (Аделин и Льорин) – больше бельгийки, чем украинки?

– Да, бельгийки. Они родились здесь, ходят в школу. Украинское у них присутствует, но заметно преобладает бельгийское.

– Ваши дочурки Мария и Анна с дочками Ящука контактируют?

– Нет, они не общаются. Когда встречались, то пытались разговаривать. Понимали друг друга. Детям легче.

– Ваша семья счастлива в Бельгии?

– Мы уже адаптировались, ни у кого не путаемся под ногами (смеется). Первые пять лет были очень трудными, постоянно на чемоданах сидели. В целом, считаю, если и уезжать за границу, то как можно раньше.

– Вы бы смогли вернуться в Украину или уже прикипели к европейской жизни?

– Я не исключаю возможности возвращения в Украину. Но пока младшая дочь учится в школе, семья никуда не будет переезжать точно. А дальше – посмотрим.

Журнал «Футбол»

Добавить комментарий
от имени