Цитата дня

ЕВГЕНИЙ КОНОПЛЯНКА

Сюрприз Цыганкова на день рождения ожидает на футбольном поле. Мы его подготовили

Главная / Интервью / Роман Пец: "Пока в "Металлист" не зовут"
13.12.2010, 12:35

Родился 21 июня 1969 года в Харькове.
Футболом начал заниматься в 1977 году в школе «Алмаз».
Первый тренер – Владимир Виноградов.
Закончил ХОВУФК (тренер – Николай Кольцов).

Карьера игрока: «Маяк» Харьков (1986, 1989 гг.); 1987-1988 гг. – служба в Вооруженных силах СССР; «Металлист» Харьков (1989-1993, 1998-2003 гг.); «Маккаби» Хайфа, Израиль (1993-1995 гг.); «Цафририм» Холон, Израиль (1996-1997 гг.); «Черноморец» Одесса (1997-1998 гг.)
2004 г. – спортивный директор СДЮШОР «Металлист» Харьков.
2004-2008 гг. – тренер дублирующего (молодежного) состава ФК «Харьков».
С 2008 г. – спортивный директор ДЮФК «Арсенал» Харьков.

– Роман Васильевич, как вам нынешний «Металлист»? Следите за ним? Ведь команда не чужая…
– Начну с предыстории. Она была связана с «Металлистом». Но еще до него я закончил Харьковское училище физкультуры. Затем два года подряд ездил на сборы с «Металлистом» в Сочи, но не смог там закрепиться. По окончании 10-го класса попал в «Маяк» – вторая лига чемпионата СССР. Отыграл один год и ушел служить в армию. Раньше все было немножко по-другому, поэтому пришлось отслужить в Забайкальском военном округе. Восстановился в Харьковский институт физкультуры и вернулся в «Маяк». Буквально месяца через три мне вместе с Валерой Дудкой (ныне покойным голкипером – Царство ему небесное), поступило предложение перейти в «Металлист». Естественно, от такого не отказываются. С 1989 года и началась моя карьера в этой команде, правда, с некоторыми перерывами.

Конечно же, это родной для меня клуб, и все мы, харьковчане, следим за командой своего города. Радуюсь ее успехам, особенно в еврокубках. Прежде всего, это заслуга тренерского состава, а также коллектив обладает хорошим подбором игроков. В этом году команда провела ряд успешных игр – с нетерпением будем ждать результатов «плей-офф», которые начнутся в середине февраля. А в чемпионате Украины все привыкли к бронзовым медалям, и сейчас третье место – это уже задача-минимум. При стечении хороших обстоятельств можно побороться за второе место, тем более, что оно дает право дебютировать в Лиге чемпионов. Один только минус – в харьковской команде почти нет местных воспитанников. Сразу же возникает вопрос: где они?

– Действительно, где? Воспитанников «Шахтера», «Динамо», «Днепра», «Карпат», того же запорожского «Металлурга» можно увидеть в различных командах, чего не скажешь о харьковской школе…
– Сейчас в Харькове приличное количество школ, где трудятся серьезные специалисты, и они работают в хороших условиях для проведения тренировочного процесса. Об условиях в «Металлисте» много сказано. Есть также хорошие искусственные поля на «Арсенале», «Востоке». Плюс хорошие школы в нашем училище физкультуры, в «Гелиосе», на ХТЗ. Есть тенденция к росту детского футбола. Есть ажиотаж в футболе, интерес со стороны детей и их родителей. Проблема в другом – сложно найти здоровых для занятия спортом детей. Есть и другой аспект – ребята по окончании школы должны продолжать играть, а идти им некуда. Для «Металлиста», ведущего борьбу на самом высоком уровне, 17-летние ребята не помощники. Такой вундеркинд может вырасти раз в сто лет. Остается молодежный состав клуба и «Гелиос», но для такого количества школ это очень мало.

– За короткое время вы сумели стать основным игроком, но после второго чемпионата Украины, в 1993 году, покинули ряды «Металлиста»…
– Команда по подбору футболистов у нас была довольно таки неплохая, но так случилось – всякое в жизни бывает – кто-то сам принял решение уйти, где-то руководство захотело обновить состав. Нельзя сказать омолодить, потому что мне было 24 года, Призетко – 22, Кандаурову – 21. То есть команду можно было строить дальше. Но весь основной состав разъехался, а «Металлист» потом первый раз «вылетел» из высшей лиги.

– Как вы очутились в Израиле?
– Самому хотелось попробовать сыграть на другом уровне, поступило хорошее предложение. В то время иностранцы были приглашены из стран бывшего СССР. Сейчас уже подобного наплыва из наших стран нет – те же африканцы, латиноамериканцы, азиаты. Могу сказать, что деньги, зарабатываемые тогда футболистами в Украине и Израиле – это были две большие разницы. На данный момент Украина, как минимум, догнала Израиль, а в большинстве своем и превзошла. Два с половиной года я отыграл в «Маккаби» из Хайфы. Правда, там я полгода пропустил из-за перелома ноги. Потом еще полтора года провел в «Цафририме» из Холона.

– Расскажите об израильском быте, ведь отличия от нашей действительности, наверное, были немаленькие…
– Попали в очень хорошую команду с амбициями и финансами. Тебя с аэропорта встречают, селят в хорошую квартиру, холодильник сверху донизу забит продуктами. Клуб предоставляет тебе также служебный автомобиль. Созданы все условия для жизни. Тогда первый раз понял, что такое профессионал. Кроме тренировок, ты полностью предоставлен себе, семье. Что хочешь – то и делай. Хочешь дорабатывай, хочешь гуляй, но все это скажется на субботних играх. Мы собирались перед игрой, без двухдневных заездов на базу, без поездок в другой город за три дня до очередной встречи.

По быту не возникало никаких вопросов, мелкие теракты нас никак не коснулись. Прекрасная страна. Если есть возможность, убедитесь сами. Я ее объездил с севера на юг, с запада на восток полностью. Видел все, что советовали посмотреть. Сейчас рассматриваю возможность съездить туда с семьей; побывать, скажем так, на местах боевой славы.

– Как насчет общения, языка?
– В одной команде играл с Ваней Гецко и Сережей Кандауровым. Страна не очень большая, поэтому общались все – имею в виду футболистов-выходцев из Украины и других стран СНГ. Встречались, совместно семьями отмечали все праздники. Язык я выучил. Не могу сказать, что на «отлично», но вполне достаточно для общения. С болельщиками разговаривал. Как там болеют, не видел нигде до сегодняшнего отношения к «Металлисту». Поклонники команд там просто отчаянные и своих любимцев носят на руках.

– После четырех лет вне Украины какие изменения вы заметили в своей стране и в украинском футболе, в частности? Там были забитые холодильники, а здесь до отъезда – пустые прилавки даже с наличием денег…
– Ну, сразу скажу, что футболисты «Металлиста» никогда обиженными не были. Они имели возможность скупиться в специальных магазинах. Жаловаться было грех! В то время в футбол было интереснее играть в Израиле. А по уровню жизни… Мы даже сейчас не достигли того (1995 года) уровня жизни, что был там. У нас все стало намного лучше – и у спортсменов, и в плане продуктов. Но с питанием там можно не переживать за качество, а вот у нас…

– Вернувшись в Украину, вы неожиданно для многих очутились в Одессе…
– Моему агенту поступило приглашение от «Черноморца», который тогда возглавлял Леонид Буряк. Возможно, была заинтересованность и со стороны «Металлиста», но лично мне об этом никто не сказал. Посоветовавшись с семьей, с родителями, я решил переехать в Одессу. Неплохо провели первый круг, но зима внесла коррективы – начались невыплаты, передряги, остались без главного тренера. Это отразилось на отношении футболистов к своим работодателям. Как следствие, «Черноморец» покинул высшую лигу. Хотели, чтобы я там остался помогать решать задачу возвращения.

– Возвращаясь к первому периоду вашей карьеры, ощущали ли вы себя профессионалами, ведь играли тогда еще без контрактов? Что изменилось после подписания первого настоящего трудового соглашения с футбольным клубом?
– Контракт – это, прежде всего, документ. До Израиля были разве что какие-то соглашения. Команда тогда принадлежала заводу, а не частному лицу. Мы же числись спортивными инструкторами на заводе имени Малышева. Но занимались всем как профессионалы – на заводе никто из нас не работал. Контракт – конечно, шаг вперед. Это своеобразная страховка. Там есть параграфы, выполняя которые, ты зарабатываешь деньги. В 1993 году подписал первый контракт в Израиле, где все было расписано до мелочей. Отыграл 80% матчей – зарплата максимальная, только половину матчей – оклад снижается. Если «просидел на лавке», то получишь минимум. Кроме того, если ты работаешь на совесть, руководство само тебя вызывает, предлагает улучшения условий и новый контракт. Дурака проваляешь – через год будешь искать новое место работы.

– Если сравнивать зарплату при вашем дебюте в высшей лиге СССР и нынешнюю зарплату молодых людей, пробивающихся в команды Премьер-лиги, во сколько раз больше получают сейчас с учетом «индексации»?
– В начале 90-х мы получали в несколько раз больше, чем среднестатистический гражданин. Не было сверхъестественных привилегий. Сейчас точно сказать не могу – все индивидуально – но получают в десятки раз, а то и больше, чем рядовой украинец. Портит ли это? Если молодой человек готов к подобным испытаниям и дружит с головой, он будет футболистом. А на кого-то, естественно, это повлияет негативным образом.

– Как же все-таки вернулись в родную команду?
– Так получилось, что «Черноморец» и «Металлист» совершили рокировку. Харьковчане, наоборот, сумели вернуться после перерыва в высший дивизион. Я переговорил с руководством. В то время президентом «Металлиста» был Валерий Бугай, главным тренером Михаил Фоменко. После пяти лет разъездов вернулся в Харьков. Именно тогда здесь зарождался большой футбол.

– За счет чего произошел рост футбола? Можно ли сравнивать игру конца 80-х – начала 90-х с нынешней?
– Игра становится более динамичной, а сравнивать два поколения не хотелось бы – хорошие футболисты были всегда. Футбол изменился по характеристикам, требованиям. Тот же арбитраж и правила за эти годы существенно поменялись. Считаю, что это к лучшему. Раньше я как защитник мог вернуть мяч вратарю и «отдыхать». Сейчас футболист должен больше думать и уметь. И это только один пример, а их существует множество. Как по мне, то интереснее современный футбол. Хотя неизвестно, что произойдет еще лет через 10.

– Роман Васильевич, а когда состоялся ваш спортивный расцвет по собственным ощущениям?
– Очень неплохо себя чувствовал как раз в Израиле – в период, когда играл в Хайфе. В этом не только моя заслуга, сказался подбор исполнителей. Вместе с партнерами по коллективу я имел возможность расти. Единственное, что омрачило воспоминания, это травма, о которой уже вспоминал… Ведь мои партнеры – и Кандауров, и израильские ребята – оттуда стартовали в признанные европейские державы. Мне помешал перелом. Но возвращение в Украину тоже было приятным. Второй неплохой период был в «Металлисте» после возвращения из Одессы.

– Еврокубки запомнились?
– Когда выходишь на поле на таком уровне в первый раз, то испытываешь волнение. Позже анализируешь, что все люди одинаковы (то ли это англичане, то ли итальянцы, то ли россияне), и выходишь на следующий матч с совершенно иным настроением. Не с осторожностью и боязнью, а с мыслью: «А почему бы и нет?»

– Окончание карьеры. Как оно далось?
– «Металлист» второй раз пережил неудачную полосу и второй раз играл в Первой лиге. В команду пришли новые руководители. После первого круга от руководства поступило предложение завершить карьеру и занять должность спортивного директора ДЮСШ «Металлист». Возраст подходил к 35-ти годам. Уезжать не хотелось, семью за собой тоже уже не потащишь. Полгода так поработал. Переход был тяжеловат, но этот период продлился недолго. Ветеранский футбол продлевает жизнь футболиста… Вскоре создавался молодежный состав ФК «Харьков». Туда в качестве тренера меня позвал Геннадий Литовченко. Хотелось поработать не функционером, а непосредственно в футбольном процессе, с молодежью. И четыре года был связан с ФК «Харьков».

– Как оцениваете проведенный отрезок на посту тренера, каковы творческие планы?
– Старался работать по тем программам, которые применяли в подготовке главные тренеры первой команды. Смотрел, учился – это достаточно небольшой опыт в тренерской профессии. Хотелось бы развиваться. Есть желание, знания. Творческие планы всегда наполеоновские. Готов войти в тренерский штаб хорошего специалиста и (не буду кривить душой) со временем возглавить команду – постараться опыт игрока и тренера передать другим футболистам.

– Не обидно, что не зовут в «Металлист»?
– На обиженных воду возят. В данный момент не зовут... Я никогда не отказывался работать в родной команде. Позовут – соглашусь. В данный момент работаю спортивным директором футбольной школы «Арсенал». В нашей школе есть воспитанники всех возрастов. Не отказываемся ни от одного ребенка, желающего заниматься футболом. Параллельно являюсь тренером регионального харьковского центра, работником ФФУ. Это уже на протяжении пяти лет после завершения карьеры футболиста.

– Что входит в ваши функции и обязанности?
– В Украине пять региональных тренеров. К Харьковскому региону относятся также Полтавская, Сумская, Черкасская и Днепропетровская области. Здесь мы работаем, ведем тренировочный процесс, идет отбор молодых талантов с тем, чтобы помочь тренерам юношеских сборных Украины просмотреть кандидатов в сборные. Просто один иди два тренера не в состоянии охватить всю Украину, просмотреть все команды. Держим постоянную непосредственную связь с наставниками каждого возраста. В уходящем году был сделан акцент на формирование сборной из ребят 1995 г.р. (тренер – Александр Петраков). Проводили семинар в УФК №1, где наставник по этому возрасту общался с тренерами различных команд; рассказывал о требованиях, новшествах тренировочного процесса. Считаю подобные мероприятия очень важным шагом в развитии юношеского футбола в стране. Проводятся также сборы, выезды на стажировку по обмену опытом.

– Возвращаясь к основному месту вашей нынешнему работы… Известно, что школа харьковского «Арсенала» находится не в самом лучшем финансовом состоянии …
– Я по жизни всегда оптимист. Может, это и держит. Держат дети, которые у нас занимаются; держат родители, которые хотят, чтобы их дети продолжали у нас постигать азы футбола. Летом была такая ситуация, когда я созвал весь тренерский состав и вместе мы принимали решение. Вариантов было немного: либо остаемся, либо закрываемся. По сегодняшнему дню: все 4 команды играют в ДЮФЛУ, насколько успешно – это второй вопрос. В некоторых старших возрастах есть проблемы. Много от нас людей ушло в связи разными передрягами. По малышам намного проще. Если переживем сложный период, то через пару-тройку лет забудем слово «выживание». Все сохранили, потому что разрушать всегда проще. Будем работать, пока это в наших силах.


  goal.net.ua

Добавить комментарий
от имени