Цитата дня

ВЛАДИСЛАВ ВАЩУК

В матче с Хорватией мне не понравилась игра Хачериди. Я тогда сказал, что его уже на пенсию нужно отправлять

Главная / Интервью / Олег Герасимюк: "В больницу Кварцяный принес мне книгу "Как закалялась сталь"
02.09.2013, 15:23
Украинский полузащитник Олег Герасимюк рассказал sport.ua о главных поворотах собственной футбольной карьеры
 
- Читал книгу Кварцяного ?
 
- Да, там вся правда написана о его жизни. Даже обо мне, о переходе в «Динамо» .
 
- Он уникальный тренер?
 
- Мне очень нравится его честность. Кварцяный всегда говорит то, о чем думает. А о его минус и так все знают. Это слишком эмоциональный характер . Не каждый игрок может выдержать оскорбления, крик и постоянную критику .
 
- А тренировочный процесс?
 
- У него есть своя программа которой он придерживается уже много лет. У него разнообразные тренировки и Кварцяный требует от футболистов быть универсальными во всем. На тренировках мы и в бронежилетах бегали, и наматывали круги по полю для мотокросса, часто занимались плаванием, аэробикой, акробатикой. Но в жизни он хороший человек . Может много посоветовать полезного . Он очень много говорит с футболистами, начитанный, знает много информации .
 
Однажды , когда у нас была серия из поражений, Виталий Владимирович организовал для нас пикник. Позволил выпить спиртного, пожарить мяса, отдохнуть коллективом. И эта ситуация помогла сбросить психологическое напряжение, расслабиться. В результате мы не проигрывали 5 или 6 матчей. Он чувствует команду. Еще один показательный момент - в раздевалке Кварцяный в классическом костюме показывал как правильно делать подкат . Разве с таким тренером может быть грустно ?
 
- Бутсы или бутылками бросал в игроков?
 
- В меня нет. Но я хитро подходил к этому моменту. У каждого стула в раздевалке ставили бутылку с водой. Я всегда прятал ее за стул чтобы тренеру нечего было взять в руки, когда он проходил мимо. Кварцяный очень эмоциональный, но он так же быстро отходит. Был случай , когда я лежал в Луцке в больнице после операции, Кварцяный принес мне книгу «Как закалялась сталь». Правда прочитал я только 74 страницы.
 
- Но сейчас вас трудно назвать друзьями?
 
- Наши отношения все время менялись. Перед увольнением из «Волыни» Виталий Владимирович обвинял меня в нарушении дисциплины в коллективе. Затем отстранил меня от первой команды и запретил тренироваться даже с дублем. Говорил, что я не отрабатываю в защите. Когда «Арсенал» играл в Луцке, мы поздоровались, пожали друг другу руки, но таких отношений, как в начале моей карьеры в Луцке, конечно, уже быть не может.
 
- Но ты обязан именно Кварцяному, что стал профессиональным футболистом?
 
- В основном, конечно, это его заслуга. Но до Кварцяного у меня было много тренеров, каждый из которых дал мне что-то новое. Начал я заниматься в Владимир -Волынском у тренера Руслана Аня, потом уехал в львовский спортивный интернат. Все классно получалось, но мой рост на тот момент был 148 сантиметров. Это в 14 лет. Тренер сказал, что такие низкие футболисты ему не нужны.
 
- Напоминает историю Лионеля Месси.
 
- Я реально был очень маленький. Тренер тогда откровенно сказал: «Вырастешь за лето на три сантиметра, возьмем в команду без просмотра. Если нет, то прости». Я жил все лето мечтой подрасти. Папа много со мной работал, даже повесил в квартире перекладину. Когда на медосмотре меня измеряли я немножко привстал на носочки, и в карточку записали 151 сантиметр. Меня взяли в школу, но через год все равно отчислили за маленький рост. Кстати, там я познакомился с Димой Чигринским. Он уже тогда очень выделялся. И только потом я попал в юниорскую команду «Волыни». В этом мне очень помог тренер Альберт Микоян. В одиннадцатом классе меня начали вызывать в юниорскую сборную Украины, которую тренировал Юрий Калитвинцев. На это обратил внимание Виталий Кварцяный и начал подпускать к тренировкам с первой командой. Мне было 16 лет.
 
- Проблема с ростом исчезла ?
 
- Не сразу. Я максимально вырастал на пять сантиметров в год, но в одиннадцатом классе вырос аж на шестнадцать сантиметров. Если бы не этот скачек, возможно и не остался бы в первой команде. Виталий Владимирович говорил , что ему импонирует мое футбольное мышление, что я могу отдать острую передачу, но в основном в его команде играли высокие футболисты.
 
- Чтобы вырасти на 16 сантиметров ты пил гормоны ?
 
- Ничего серьезного не принимал. На турнике висел и пил дрожжи.
 
- Когда ты впервые сыграл за основу ?
 
- Я неплохо играл за дубль, стал капитаном в 17 лет. Первый раз за основу сыграл против «Таврии». Игра была без моментов, в перерыве тренер сказал чтобы я выходил на замену. Я заработал штрафной, с которого мы забили победный мяч. А потом был переломный для меня поединок против «Ильичевца». Тогда в Мариуполе была очень сильная команда. Тренер - Павлов. В составе Цихмейструк, Закарлюка, Гай. Сижу на скамейке, и неожиданно, уже на восемнадцатой минуте, Кварцяный приказывает переодеться. Сказал чтобы не волновался и закрыл в центре Гая. Мы выиграли 3:2, я забил два мяча. Один с левой ноги, второй с правой, метров с 25 -ти. Сразу в прессе начали писать о молодом и перспективном Олеге Герасимюке. Затем Виталий Владимирович сказал, что мной интересуются «Шахтер» и «Динамо».
 
- Почему после матча с «Ильичевцем» у тебя была пауза ?
 
- В той же игре против «Ильичевца» я травмировал мениск и пришлось делать операцию. А в сентябре, когда мне исполнилось 18 лет, звонит Виталий Кварцяный и говорит, что мы вдвоем и президент «Волыни», Василий Столяр, едем в Киев. О причине путешествия должен был сказать в пути .
 
Уже в машине я узнал , что меня хочет приобрести «Динамо». Я даже не мог понять, как так может быстро обернуться. У меня сразу загорелись глаза, голова закружилась. Такой возраст, я сыграл лишь два матча, и меня приглашает «Динамо» Киев! В «Волыни» тогда были финансовые проблемы, и мой трансфер позволил команде нормально существовать определенное время. Слышал, что «Динамо» заплатило за меня полмиллиона долларов . Но это на уровне слухов. Поэтому в трансфере были заинтересованы все .
 
- Когда ты подписал контракт с «Динамо » ?
 
- Сразу на стадионе «Динамо» мы подписали предварительный контракт с условием, что в «Динамо» я перехожу зимой, через полгода. Я спокойно вылечился, сыграл несколько матчей за «Волынь» и, получив советы от Кварцяного, поехал в Киев.
 
- Сейчас не жалеешь что выбрал тогда «Динамо» , а не «Шахтер» ?
 
- В то время я не осознавал всех деталей . Возможно, если бы перешел в «Шахтер» , то карьера сложилась по -другому. В Донецке была не такая высокая конкуренция .
 
- Кто стал инициатором твоего перехода в «Динамо»? Тренер, президент или кто-то другой?
 
- Думаю, что Йожеф Сабо. Тогда он возглавил команду, прошел в квалификации Лиги чемпионов «Трабзонспор» и заметил меня.
 
- В твоем контракте с «Динамо» были специальные пункты для молодого футболиста, которые больше контролировали дисциплину?
 
- Ничего особенного не было. Меня даже не интересовали финансовые условия. В «Динамо» моя зарплата была только вдвое больше чем в «Волыни». На тот момент моим агентом был Шандор Варга. Перед тем как подписывали контракт единственное, что я у него попросил, это поговорить с Игорем Суркисом о подъемных . Хотел купить себе автомобиль. Но в кабинете президента, когда разговор подошел к концу, Варга ничего так и не сказал. Пришлось самому, в 18 лет,  спросить президента о подъемных. Мы договорились устно о сумме, но тех денег по сегодняшний день я так и не получил.
 
- Кто тогда выделялся в « Динамо » ?
 
- Белькевич, Ринкон, Шацких. Я тогда на них смотрел и даже не знал, как себя вести. Всего месяц назад за них болел, смотрел по телевизору матчи, а здесь вместе с ними тренируюсь. На первой тренировке боялся кого-то ударить по ногам. Как подумаешь сколько те ноги стоили ...
 
- Тогда ходило и много разговоров о плохом поведении легионеров. Кто в «Динамо» портил атмосферу?
 
- В этом плане мне запомнился Гавранчич. После мяча в ворота «Ромы» ему стали поступать предложения из разных клубов, он очень хотел уйти, но Гавранчича не отпустили. Он начал психовать. На одной из тренировок ему не понравилось, что Сабо что-то сказал, и Горан ударил мяч в сторону тренера. Сабо выгнал его с тренировки и не хотел видеть в команде. Но Гавранчича после разговора с президентом вернули в основной состав . Для меня это было дико. Я не представлял, что в такой команде могут возникать такие вещи .
 
- О тебе впервые серьезно заговорили в Киеве после матча с «Крыльями Советов», когда ты забил очень красивый мяч. Ты помнишь тот момент ?
 
- Конечно. Это было на сборах в Арабских Эмиратах. Я второй раз в жизни попал за границу. Я тогда забил с острого угла, с лету. Попал в дальнюю «девятку». Что-то подобное голу Тайсона, но расстояние и угол были меньше . Я слышал что после игры представители российского клуба были заинтересованы выкупить мой контракт. Но «Динамо» отказалось.
 
- После того матча тебя начали называть «Луцкий Недвед» ?
 
- Кажется так. У нас в то время были похожи прическа и манера игры .
 
- В 30 лет Недвед получил « Золотой мяч». У тебя осталось еще четыре года чтобы повторить его достижение.
 
- Сейчас я могу только об этом мечтать, но нужно реально смотреть на вещи. Получить «Золотой мяч» мне уже невозможно, хотя и нужно ставить перед собой высокие цели. А «Луцким Недведом» меня сейчас называют очень редко.
 
- После сбора ты понял, что можешь стать игроком основы?
 
- Я почувствовал уверенность в себе, плюс Йожеф Сабо верил в меня. Когда мы бегали тест Купера, он говорил, чтобы я бежал не на время, а как смогу. Объяснил, что мне все физические тесты не обязательны. Йожеф Йожефович старался меньше меня нагружать на тренировках, чтобы больше сил оставалось на игру. Он меня часто освобождал от некоторых занятий, я даже иногда думал, что не тяну . Но потом понял, что это был индивидуальный подход ко мне .
 
- Как ты узнал что попал в заявку на матч Кубка УЕФА против «Вильярреала»?
 
- После первого сбора мне сказали готовить документы для поездки в Испанию. Подходит администратор команды, Виктор Кашпур, и спрашивает, под каким номером я хочу играть в еврокубках. Выбрал на счастье 31, под которым играл в «Волыни». Я тогда долго не мог поверить, что меня заявят на еврокубки. Это была сказка.
 
Перед игрой еще одна интересная история приключилась. К игре готовился 21 футболист. Трех должны были отцепить из заявки на стадионе. Я был уверен, что попаду в число этих трех. Но все должны были приехать со спортивной сумкой и обувью. Поскольку в день игры ко мне приехали друзья, и мы хотели после матча где-то поужинать, я долго думал, брать сумку с собой на стадион или нет. С ней было просто неудобно ездить. В последний момент все же взял вещи и когда я зашел в раздевалку стадиона «Динамо» и увидел свою футболку на кресле, то едва не потерял сознание . Я тогда еще подумал: «Вот я был бы клоуном, если бы не взял с собой спортивную сумку». Еще несколько месяцев назад я даже боялся о таком мечтать .
 
- На ответный матч против «Вильярреала» ты полетел?
 
- Я поехал в Испанию , но в заявку не попал. Мы тогда проиграли 2-0. Возили нас прилично, без шансов. Мы с Милевским и Чеснаускисом смотрели матч из VIP ложи. Захожу, а там телевизор, холодильник, куча еды, пепси, фанта. Для меня это был шок. Видимо, килограмма два за тот матч набрал.
 
- Почему ты потом пропал из первой команды?
 
- Сабо уволили, пришел Буряк. Он также рассчитывал на меня. Но после поражения от «Туна» назначают Демьяненко. Анатолий Васильевич сразу встретился со мной и откровенно сказал, что будет рассчитывать на опытных игроков, потому что сейчас нужен результат. Сказал, что лучший вариант для меня - аренда. Вот так я оказался снова в «Волыни» Виталия Кварцяного.
 
Играю в основе, мы идем по результатам первого круга на третьем месте. Аренда заканчивается, в «Динамо» на сборы меня не берут, и я еду на просмотр в «Таврию». Команда борется за выживание, тренером становится Михаил Фоменко. Таких тяжелых сборов как у Фоменко у меня никогда не было! Играю все товарищеские матчи, но потом отношение ко мне меняется. Я был заигран за две команды в одном чемпионате, и играть за «Таврию» не имел права. Хотя в Симферополе мне очень нравилось и я хотел там остаться .
 
- Тебя удивило, что Фоменко после «Таврии» так долго нигде не работал главным тренером ?
 
- Он очень сильный тренер. Хоть и грузит серьезно футболистов физически, но даже такая работа мне нравилась. Было все что угодно во время сбора: много прыжков, тренировки на песке, утром бег, потом игра на асфальте,  после ужина на паркете. Каждое занятие снималось на камеру и утром тренер показывал кто, как и где «схалявил» и недоработал. Ты знаешь, что нигде не просачкуешь. Фоменко очень сильных игроков в физическом плане подбирал. Как следствие, тогда «Таврия» показала хорошие результаты.
 
- Потом у тебя был период в Азербайджане, аренды и окончание контракта с «Динамо». Тебе не предлагали его продлить?
 
- Я понимал, что на меня уже не рассчитывают, тогда подтянули в основной состав игроков 1989: Ярмоленко, Зозулю, Гармаша. За полгода до конца моего контракта с «Динамо» меня приглашал в «Карпаты» Кононов. «Динамо» хотело за трансфер 500 тысяч долларов и Дыминский с Суркисом так и не договорились. Я доиграл полгода за «Динамо - 2» и имел два варианта: в «Таврии» и «Волыни». Кварцяный убедил выбрать Луцк . Сначала все было нормально, но со временем наши отношения с тренером испортились. Раньше я всегда играл в «Волыни» за копейки, а тут поставил четкие условия. Виталий Владимирович считал, что я не отрабатываю свою зарплату и я перестал стабильно играть в основном составе.
 
- Тебе сейчас 26, ты так и не сыграл в Лиге чемпионов, не вызывался в национальную сборную. «Луцкий Недвед» так и не реализовал свой ??потенциал?
 
- Наверное, это правда. Я выделю две причины. Первая - я очень скучал в Киеве. Для меня существовал только один маршрут: Конча - Заспа - Крещатик. Приезжал на такси, гулял несколько часов и возвращался. Я все время хотел вернуться в Луцк. Там жили любимая, друзья, родители. После одного из матчей у меня разболелось колено, врачи сказали чтобы сделал паузу в две недели и проходил процедуры. Но я решил сесть на поезд и поехать в Луцк. У моей девушки был день рождения, это первые серьезные отношения, поэтому сорвался и не подумал о последствиях.
 
- Был скандал?
 
- Когда вернулся, то сложилось впечатление, что никто и не заметил, что меня не было несколько дней. Затем история повторилась, но уже с молодежной сборной. Алексей Михайличенко собрал команду в Киеве, а я готовился в составе «Динамо» к финалу Кубка Украины против «Шахтера». Я знал, что меня ожидают в молодежке, хотя в «Динамо» никто мне об этом не сказал. После игры я вместе с девушкой еду на вокзал, с огромными трудностями нахожу один билет в Луцк, мы едем на одной полке. Просыпаюсь утром в поезде, а на телефоне 15 пропущенных звонков. Администратор, начальник «Динамо», Михайличенко. Набираю Михайличенко, он приказывает быстро возвращаться в Киев. Вот так я не доехав домой, пересел на следующий поезд и отправился обратно. Девушка плачет, я сам едва сдерживаюсь. Но она не зря тогда так долго терпела, теперь это моя жена.
 
- Конфликт с тренерами молодежной сборной помешал тебе добиться большего в футболе?
 
- Если проанализировать ситуацию сегодня, то я понимаю, что так и есть. Я вызывался в молодежную сборную и был в ней самым младшим. На три года меньше многих. Но потом был переломный матч «Волыни» против «Ворсклы». Мы выиграли, я получил небольшое повреждение. Хотя я и мог ехать в молодежку, но мне хотелось остаться в Луцке. Я так и не приехал в сборную, врачи меня не обследовали, и тогда Алексей Михайличенко и Александр Ищенко поставили на мне крест. После того момента я так и не сыграл ни одного матча за их команду. Сейчас я признаю, что ошибался. Мне нужно было поговорить с тренерами, но я так и не решился. А молодежная сборная тогда взяла серебро на чемпионате Европы, все получили звание мастера спорта, а я смотрел турнир по телевизору.
 
- Но потом ты стал мастером спорта в студенческой сборной.
 
- Меня пригласили поехать на чемпионат мира среди студентов в Бангкоке. Я снова не хотел ехать, думал отказаться и нормально подготовиться к чемпионату Украины . Но тогда пригласили и Артема Старгородского, с которым у меня хорошие отношения, и именно из-за него я поехал. В результате мы стали чемпионами мира, я получил незабываемые эмоции и звание мастера спорта. Представь себе мое состояние, если я отказался бы поехать на тот чемпионат и снова все прошло бы мимо!
 
- Какая вторая причина , что тебе так и не удалось оправдать авансы ?
 
- Очень большая конкуренция в «Динамо». Вместе со мной в дубле играли Дедечко, Морозюк, Допилка, Олейник, Лысенко. У нас была очень сильная команда, которая занимала высокие места. Тогда дубль «Динамо» был невероятно сильным. Три года, кажется, никому не проигрывал. Так что удивительно, почему никому так и не дали шанс заиграть в первой команде. В Киеве хотят чтобы молодой игрок сразу давал результат, но так не бывает. Нужно доверять футболисту, как Газзаев верил в Ярмоленко. А как часто бывает в реальной жизни? Сделал одну ошибку, обрезку, или неудачный дриблинг, и все! Списываются, сажают на скамейку, кричат??.
 
Вспомни матч за Суперкубок, когда мы обыграли «Шахтер». Тогда все молодые игроки вышли в основном составе «Динамо» и обыграли основу «Шахтера». Значит могли мы играть на таком уровне. Просто надо было дать нам шанс тогда, и сегодня, возможно, не нужно было тратить десятки миллионов долларов на легионеров, а были бы свои воспитанники, которые играли бы не хуже. Но «Динамо» постоянно выбирает путь закупки легионеров. Результат и так все видят.
 
- На сегодняшний день молодежь «Динамо» ведет себя по-пижонски. Такое впечатление, что смотришь на моделей, самовлюбленных людей, а не на футболистов. Откуда это пошло?
 
- Меня это тоже удивляет. Я не понимаю, почему все в академии «Динамо» хотят походить на одиозных игроков, а не на таких как Тарас Михалик. Много еще зависит от детского тренера. Когда нас тренировал Калитвинцев, все прогрессировали быстрыми темпами и был результат. А сегодня «Динамо-2» и дубль где-то на последних местах, или в середине таблицы. Раньше никто не мог такого себе и представить. Ничья для нас была трагедией, а сейчас никто не переживает. Что-то изменилось в психологии и подходе к молодежи в «Динамо».
 
Добавить комментарий
от имени