Цитата дня

МИРЧА ЛУЧЕСКУ

Я согласен с Куманом, что "Барселоне" будет сложно рассчитывать на что-то в этом сезоне Лиги чемпионов. Команды в этом турнире очень мощные и сильные

Главная / Интервью / Евгений Красников: "Звонить мне можно в любое время"
28.05.2013, 13:38

Спортивный директор «Металлиста» Евгений Красников в своем интервью поведал о секретах селекционной работы в клубе и о возможных приобретениях команды в летнее межсезонье.

– Евгений Алексеевич, на компьютере играете в футбольный менеджер?

– У меня столько футбола, что мне не до футбольного менеджера. У меня нет времени на это. Могу выйти и сам поиграть в футбол. Постоянно играю на полях академии: по вечерам с тренерами и работниками клуба играем по полтора – два часа.

– Говорят, что Вам лучше не звонить раньше двух часов дня, так как вы поздно просыпаетесь...

– Звонить мне можно в любое время. Я гораздо раньше встаю, но мы поздно ложимся. Это связано с чемпионатами Латинской Америки, у нас ведь разные часовые пояса. Когда у них вечер , у нас – поздняя ночь. А это как раз время начала матчей, а также для переговоров. Бывает, сил нет, устаешь. Вот сейчас, например концовка чемпионата на таком мегаэмоциональном накале была… Все-таки впервые в истории харьковского футбола была надежда выйти в Лигу чемпионов. Последний шаг, который удалось сделать – обыграть дома «Днепр», а это очень приличная, серьезная команда. Тогда не спал никто за неделю до и после матча. То напряжение, которое испытывают люди, работающие в футбольных клубах, ни с чем не сравнимо. Я не знаю, где такое еще может быть. Ну, а владельцы клубов – это отдельная история. Вижу как они сильно переживают.

– Сколько было поздравлений после игры с «Днепром»?

– За неделю на телефоне было около 2 тысяч сообщений.

– Соперники поздравляли?

– Из «Динамо» звонили. Звонил мой друг Сергей Мохник.

– Насколько сложно было вам перейти на ночной график?

– Сумасшедшие желание и идея, которые есть в коллективе, очень помогли. Конечно, это непросто, ведь как лунатик ходишь: все люди спят, а ты не спишь. Потом, когда все встали – ты ложишься. Признаюсь, график сложный. Но если это дает результат, я готов вообще не спать, пока здоровье будет позволять. Да и не один я так работаю. Со мной целый штаб: Вадим Комардин – начальник селекционной службы, Валерий Грига. Робота кипит.

– Недавно читал интервью Милана Обрадовича, в котором он рассказывал, что не хотел переходить в «Металлист». Приехал в Харьков, посмотрел и собрался на родину, а работники аэропорта уговаривали его еще раз поговорить с вами…

– Реальная история. Мы тогда отпустили в «Шахтер» Сашу Кучера, его я как сына люблю – считаю, «Металлист» не имел права не отпустить его. Мы тогда даже в Лиге Европы не играли, а «Шахтер» это Лига чемпионов.

Нам нужен был центральный защитник, а тут свободный агент. Оговорюсь, мы не имели таких финансовых возможностей, как сейчас. Обрадовича привез на базу (до реконструкции– прим. Автора), и он после условий «Локомотива» увиденным остался не очень доволен. С ним были два сербских агента, которые рассказывали, что найдут ему команду. Тогда я не выдержал и «погонял» этих ребят по аэропорту, вернул Милана и убедил, что тут он обретет счастье.

– Такие истории часто случаются?

– С Александром Рыкуном тоже было непросто. Его отвозили, привозили. Тут уже вопрос не в нем был, ведь он хотел у нас играть, а в его клубе. Все решалось на уровне президентов. У Рыкуна было недопонимание с Протасовым. Я ему позвонил, а «Металлист» тогда не был такой сильный, как сейчас. Мы взяли его на полгода в аренду, после чего он сказал: «Я вернусь к вам». Но на сборах он прекрасно выглядел, и Протасов решил его оставить. Долгие были переговоры. Для нас Рыкун – самый талантливый украинский футболист за всю историю «Металлиста».

– Многие считают, что он не полностью реализовал свой потенциал. Согласны?

– Все знают его гений, все знают его качества. Может он не полностью себя реализовал, может – полностью, это уже история. Но то, что он гениальный парень и гениальный футболист, с этим согласятся все.

– Клуб ему многое прощал?

– Все истории с Рыкуном в прессе немного раздуты. Все ищут жареное, а, на самом деле, всякое в жизни бывает. То, что он сделал для клуба и философии развития харьковского футбола, думаю, навсегда оставит его в истории «Металлиста». И тот почерк игровой, тот стиль, незабываемые его передачи и сам коллектив, где он был лидером. Саша сейчас работает в клубе, в селекционном отделе. Я всегда прислушиваюсь к его советам.

– Он часто бывает в Харькове?

– Он живет в Днепропетровске, иногда бывает и здесь. Работаем в телефонном режиме, с ним на связи постоянно.

– Вам часто звонят люди, не профессиональные футболисты, которые готовы заменить того же Рыкуна?

– Бывает. Помню, работал в «Арсенале», приехал парень с женой на БМВ. И говорит: «Я хорошо играю в футбол, возьмите меня». Мы ему шанс предоставили. Тренером тогда был Игорь Рахаев. Тренировка на выносливость: прессинг, держание мяча на пол поля 4 на 4. Этот парень выдержал полчаса и поблагодарил нас за шанс. Уехал. В «Металлисте» таких экспериментов не было.

– С кого брали пример, когда строили селекционную работу в харьковском клубе?

– Ни с кого. Какой-то опыт был у меня, ведь работал во второй и первой лигах. Потихоньку шли к поставленным целям, знали, какого уровня футболисты нам нужны. В свое время, когда Мирон Богданович пришел, у нас была задача попасть в шестерку, затем мы смогли впервые занять третье место. Потом начали формировать команду под Лигу Европы. А сейчас у нас новое испытание: сделать команду под Лигу чемпионов.

– Футболисты, которые сейчас есть в команде, соответствуют уровню Лиги чемпионов?

– Когда они обыграли «Днепр», то для меня лучших игроков было не найти. Мы их очень любим, уважаем, но футбол – это штука жестокая, и, может, придется с кем-то расстаться. Как бы это обидно и больно не было. А на их место искать более сильных, более квалифицированных футболистов.

– Насколько активным на трансферном рынке будет «Металлист» этим летом?

– Самое главное – сохранить ту команду, которая есть, потому что на наших ребят есть серьезный спрос. В каждую линию взять по одному, а то может и два футболиста. Наметки у нас есть, но торопиться не будем. Разговоры, о том, что «Металлист» побьет рекорды трансферов, верными я не считаю. От намеченного курса, который мы взяли 8 лет назад, отходить не будем. Если будет игрок, который будет соответствовать уровню нашей команды, и мы будем уверены, что он поможет в квалификации Лиги чемпионов, тогда будем рассматривать. Но сказать, что вот сейчас мы бросимся, и будем покупать всех подряд – неправильно.

– Конкретная сумма, выделенная на трансферы, у вас есть?

– Ничего такого нет. Перед нами руководство поставило задачу занять второе место и попасть в квалификацию, мы задачу выполнили. И все, что мы просили у руководства, тоже перед нами выполнили. Поэтому, я думаю, сейчас, когда будет квалификация, все пожелания главного тренера, селекционного отдела, руководство воспримет нормально. И те деньги, которые нам понадобиться, выделят. Но конкретную сумму мы не обговаривали.

– Как осуществляется ваша работа в плоскости селекционер-тренер? Маркевич говорит о позициях, вы предлагаете кандидатов?

– 8 лет мы работаем с Мироном Богдановичем, и все у нас подстроено под главного тренера. Все пожелания, все предложения, которые он делает, мы рассматриваем – он утверждает. Все согласовывается с главным тренером и подходит под его рисунок игры. Философию определяет Мирон Богданович. Мы можем с ним обсуждать, он очень демократичный человек, всегда идет на встречу – но решение принимает он. Тут все приоритеты четко расставлены и каждый занимается своим делом. Маркевич нас собирает: селекционный отдел, тренерский штаб. Обсуждаем, говорим , какие позиции требуют усиления, кого бы хотели видеть. Потом мы предлагаем несколько кандидатур. У нас целый консилиум перед тем, как взять того или иного футболиста.

– Сколько людей входит в консилиум?

– У нас большой селекционный отдел, плюс ветераны харьковского футбола: Линке, Крамаренко. Они в футболе многое понимают, это люди с большим жизненным опытом. Советуюсь с ребятами, которые работают в селекционном отделе. Это и Вадим Комардин, и Валерий Грига, и Жадер, и Рикардо Гиакконе, советуемся и с тренерским штабом.

– Сколько следите за игроком до того, как его подписать?

– Мы долго ведем футболистов. Тайсона мы вели меньше всего – чуть больше года. А так в среднем полтора-два года футболиста ведем. Есть форс-мажоры, как, например, Марсио Азеведо, его мы взяли гораздо быстрее, потому что Фининьо получил травму. За Азеведо мы смотрели всего несколько месяцев. Огромную роль в переходе Марсио в «Металлист» сыграл Эдмар. Он меня убедил, что это футболист, который нам очень сильно поможет . И за это Эдику очень большое спасибо.

– Откуда он знал?

– Он следит за бразильским футболом, следит за всем. Я его называю играющий тренер. Он и на поле помогает и вне него. В «Металлисте» футболист думает только о футболе. Его быт, его билеты на самолет, встречи и проводы семьи , питание – все это на себя берет клуб. Игроки себе могут позволить пойти в ресторан и погулять, это уже их дело. А все остальным занимается клуб.

– А если жена игрока попросит помочь выбрать ему подарок?

– Подарок не просили покупать, была другая история. Жена Клейтона Шавьера попросила повесить перед въездом на базу, большой плакат с признанием в любви в день его рождения. Клейтон ехал с базы, и на португальском языке было написано красивое поздравление.

– Правда ли, что в свое время вы делали предложение Фалькао?

– С ним мы общались, когда он был еще совсем юным и играл в «Ривер Плейт». Кстати, из той команды мы перевезли к нам Вильягру.

Из мировых звезд могу рассказать о Пасторе, с которым также общались. Команда «Уракан» была открытием аргентинского чемпионат. Все думали, что они вылетят, а в результате коллективу не хватило одного очка для того, чтобы стать чемпионами. Тогда мы звали к нам Пасторе и Фалькао, но ребята дали понять, что собираются ехать в более сильные чемпионаты. Они наотрез отказались ехать в Украину. Был эпизод, когда мы общались через агента с Робертом Левандовски. Он тогда стал лучшим бомбардиром первой польской лиги, после чего стал лучшим и в высшей лиге. Но ехать к нам он также отказался.

– Как же вам удалось убедить приехать Хосе Сосу, человека игравшего в одной команде с Месси?

– За ним мы следили около трех лет, когда он еще играл в «Эстудиантосе». И понятно, что наше первое предложение он отклонил. У него на горизонте был более серьезный проект – это мюнхенская «Бавария», куда он и перешел. За него заплатили серьезные деньги, тренером тогда был Юрген Клинсман. Когда он перестал попадать в состав «Баварии», мы опять вступили в переговоры.

Но Соса опять наотрез отказался – перешел в «Наполи». Там он считался легионером, поскольку не имел паспорта гражданина ЕС, и мы дождались момента, когда итальянский клуб был готов отпустить его. Наше желание видеть этого игрока у себя сыграло решающую роль. Плюс долгий переговорный процесс с агентами, которые убедили Хосе и его агентов переехать в наш клуб. Думаю ни мы, ни Хосе об этом не пожалели. Ведь из «Металлиста» он вернулся в сборную.

– Кто для «Металлиста» является таким же значимым, как Фернандо Кавенаги для «Спартака»?

– Стоп-стоп. За Кавенаги, по-моему, 9 миллионов заплатили. По тем временам это вообще был мегатрансфер. У нас своего такого Кавенаги нет. Но могу сказать, что очень серьезную травму получил Себастьян Бланко. После нее он не раскрыл свой потенциал. Когда мы его покупали, это был один из самых ярких плеймейкеров аргентинского чемпионата. Молодой, чемпион Аргентины, в 20 лет уже капитан «Лануса».

И тут первый сбор – и он получает такую травму: крестообразные… Выпадает из футбола на год. После таких травм многие с футболом заканчивают. Это было самое большое разочарование. Я думаю, что Себа еще полностью не раскрылся. Мы видим его на тренировках – он на них творит чудеса. В играх же у него это не все получается. Но, думаю, все еще впереди. Сказать, что это неудачный трансфер я не могу.

– Почему Вам легче найти футболиста в Латинской Америке чем в Украине?

– У нас большой пробел после развала Советского Союза. Мне кажется, развитие детского футбола на время остановилось. Это сейчас серьезно работают детски школы в «Шахтере», «Днепре», «Динамо», «Металлисте». Детский футбол начинает развиваться, хотя массовости у нас нет. Когда был Советский Союз, у нас не было искусственных полей, не было таких условий, но у нас были свои обладатели Золотого мяча, «Динамо» и сборная приучили к победам. Откуда-то же эти футболисты брались…

А в Латинской Америке есть массовость, плюс, конечно, у них другая пластика, другая гибкость, физиологически они по-другому устроены. Хотя уверен, если так, как сейчас, у нас будет развиваться футбол, то появятся новые Ракицкий, Коноплянка, Ярмоленко.

– Когда у «Металлиста» появиться свой Коноплянка?

– В ближайшем будущем, наши Коноплянки на подходе. Извините, но без имен и авансов, ну лучше так, чтобы никто не останавливался в развитии. Академия работает, и я надеюсь, что она даст свои плоды. Немного, конечно, но если академия будет давать одного воспитанника в год, то это уже будет успех.

Добавить комментарий
от имени