Цитата дня

ВЛАДИСЛАВ ВАЩУК

В матче с Хорватией мне не понравилась игра Хачериди. Я тогда сказал, что его уже на пенсию нужно отправлять

Главная / Интервью / Анатолий Демьяненко: "Я слежу за киевским "Динамо" и, конечно, очень переживаю за них"
12.07.2013, 16:00

Ныне Анатолий Демьяненко без работы. Но, думается, это ненадолго. Васильич пребывает в возрасте тренерской зрелости, когда уже никому ничего не нужно доказывать, за спиной – неслабый шлейф достижений и огромный опыт. Как игроцкий, так уже и тренерский. А самое важное – эти победы ни в коем случае не испортили. Демьяненко все та кой же добрый, открытый, искренний и никогда не отказывает в интервью. Народный любимец, не иначе!

– Анатолий Васильевич, как часто возвращаетесь памятью к игровым годам? Нет ощущения, что все это было не с вами, далекая-далекая жизнь...?

– Нет. Все при мне. Часто вспоминаю приятные минуты, и, знаете, становится тепло на душе. Конечно, в памяти всплывают в первую очередь три чемпионата мира и ЧЕ-1988, игры с московским «Спартаком», победа в Кубке Кубков.

– Были ситуации, когда вам казалось, что классного футболиста из вас не выйдет?

– Вы знаете, я не из той породы людей, кто сомневается. Как пошло с самого начала, так и продолжается по сегодня. Я и футбол – понятия неразделимые! По молодости я не заморачивался вопросами, стану я футболистом или нет, просто играл в футбол от души. Я жил футболом и ничем больше.

– Есть матч, который хотелось бы переиграть?

– Безусловно. В первую очередь переиграл бы матч чемпионата мира с бельгийцами, когда у нас украли победу из-за судейского произвола (3:4). Хотелось бы переиграть и финал Евро-88 с голландцами. Мы могли выступить лучше, но помешали некоторые обстоятельства, вы сами знаете, какие. Но надо отдать должное и голландцам, хорошая команда у них в 88-м была.

– Есть в вашей карьере такой поединок, за который откровенно стыдно?

– Стыдно не стыдно, но я всегда отдавался игре сполна. Конечно, побеждать всегда невозможно, и слабые игры это неотъемлемая часть футбола. У каждой команды случаются спады, игровые ямы. Бывали и у меня плохие дни, но в старании мне нельзя было отказать. Наверное, самую громкую оплеуху мы получили от «Спартака» в Киеве. Это когда на «Республиканском» 1:4 проиграли (в 1989-м. Демьяненко не принимал участие в избиении. – В. П.).

– Перед каким матчем нервничали больше всего в жизни?

– Плох тот футболист, который перед матчем не волнуется! Я всегда переживал. Но по ходу игры волнения быстро отходили на второй план.

– Что вы считаете основным своим игровым достоинством?

– Хорошо заправлял флангом, умело подключался в атаку, отдавал хорошие пасы. И это все было не в ущерб обороне. Наверное, подключениями хорошими я и славился прежде всего.

– А в чем, напротив, вы не дотягивали?

– Изъяны у каждого человека есть. Я старался умело их прятать. Вот и все.

– Цифра на спине что-нибудь значила или вам все равно было, под каким номером играть?

– А я не забивал голову этими вопросами. Не было у меня постоянного номера, пока Валерий Васильевич не отдал мне пятерку со словами «Никому не отдавай»!

– Вашим оптимальным амплуа на поле считалась позиция левого защитника. На других позициях вы себя комфортно чувствовали?

– Весьма. Где я только ни поиграл. И справа в защите, и справа в полу-, и на месте опорного. Такой универсализм приветствовался у Лобановского. Не только я мог играть в разных зонах. Почти все игроки могли закрывать образовавшиеся проблемные позиции.

– Как вам после травмы Бессонова, полученной в первом тайме полуфинального поединка Евро-88 с итальянцами, было выходить на правый фланг?

– Это к вопросу об универсализме. Замечу, что Бессонов был страшный универсал. Он же и на позиции нападающего в свое время бегал! Я считаю, что хороший футболист должен быть универсалом. Чем больше универсалов в команде, тем больше для нее пользы. Мне было без разницы, на какой позиции выходить. Я себя комфортно чувствовал и на правом фланге.

– Последний матч в карьере игрока сборной СССР вы провели на ЧМ-1990 против Камеруна. Это из той серии, когда победе 4:0 никто не был рад?

– В точку! Это была утешительная победа. Команда не прошла дальше, бесславно заняв последнее место в группе.

– Считаете, Румыния и Аргентина в параллельном поединке раскатали устраивающий обоих результат?

– Конечно, мы надеялись на Аргентину. Она-то и повела по ходу встречи, но очень быстро получила гол в ответ (1:1). Но опять же где-то нас «сплавили» – например, в матче с Аргентиной. Шведский рефери то ли Эрикссон, то ли Фредрикссон (второе верно. – В. П.) не поставил в ворота Аргентины пенальти. Удаление Бессонова тоже незаслуженное. Каниджа красиво падал в том эпизоде. (Не согласны, чистая красная за фол последней надежды Васильич завалил уходящего один на один игрока. А вообще, нужно было свои моменты использовать – таких сумасшедших шансов, как у наших, Аргентина вовсе не имела! То же касается и аналогичного засуженного матча с румынами. – Ред.)

– Восемь лет назад, на ЧМ-1982, у СССР была сборная сильнее, чем в 90-м?

– Самая сильная сборная была в 1986 году. А если сравнивать конкретно эти две сборные, пожалуй, в 1982-м была команда посильнее. Но опять же это все относительно. В 82-м мы вышли из группы. А если бы в 90-м вышли, что тогда говорить? В Италии у нас получился невзрачный старт с румынами, мы проиграли 0:2. Это психологически негативно сказалось на ребятах, потому что дальше была игра с Аргентиной. А играть против чемпионов мира, сами понимаете, задача непростая.

– Когда выходишь играть против Бразилии (как на ЧМ-82), прежде всего думаешь, как бы меньше пропустить?

– Это все стереотипы! Вы знаете, мы с уважением отнеслись к Бразилии, но не робели перед ней. И сыграли на равных. В ворота бразильцев, кстати, пенальти не поставили (и предположительно чистый гол не засчитали. – Ред.). А победный мяч они провели лишь в концовке встречи (1:2).

– Вы провели 80 матчей в футболке сборной СССР, 43 игры в еврокубках. Есть такой стадион в мире (не в СССР, понятно), на котором довелось сыграть более двух раз?

– «Камп Ноу» и «Сантьяго Бернабеу». Если помните, в 1986 году мы взяли Кубок Сантьяго Бернабеу, обыграв в финале «Реал». Пожалуй, эти два стадиона меня впечатлили больше других.

– Последние ваши игры в еврокубках пришлись на поединки с «Андерлехтом» в Кубке УЕФА-1992/93. Нехорошие воспоминания, однако (2:4, 0:3)!

– Это было уже не то «Динамо», понимаете. Произошла смена поколений. У «Динамо» была молодая команда, неподготовленная к поединкам такой важности. Это естественный процесс, когда молодые игроки только начинают вставать на ноги. В то же время надо отметить, что накануне мы венский «Рапид» прошли. Но из-за отсутствия стабильности и произошел сбой в играх с «Андерлехтом».

– Вам довелось поиграть в независимом чемпионате Украины. Это была пародия на футбол?

– А что вы хотите!? Это же новое государство! Все было в новинку. Поиграл я совсем чуть-чуть один круг в чемпионате-1992/93. Конечно, уровень был смешным в сравнении с союзным первенством, которое входило в четверку лучших в Европе. По большему счету, таких конкурентов, как в Союзе в независимом чемпионате, у «Динамо» не было. Что дома, что на выезде «Динамо» в первых чемпионатах Украины побеждало на одной ноге. В Союзе же даже если мы отправлялись в гости к «Жальгирису» или «Нефтчи», не были уверены, что увезем очки оттуда, не говоря уже об играх с московскими «Динамо» или «Спартаком».

– Почему у киевлян самые теплые отношения были с динамовцами из Тбилиси? Что вас так объединяло?

– Люди хорошие (смеется)! Принимали хорошо. А может, потому что со многими в сборной играли. Я вам скажу, что мы и со спартаковцами прекрасно дружили – с Хидиятуллиным, Дасаевым, Родионовым. Это на поле мы не щадили друг друга, а после игры всегда встречались, проводили время.

– Почему у вас не заладилась карьера в «Магдебурге» и «Видзеве»?

– Ну-у. Бывает. Не пошло. Мы боролись за выход в Бундеслигу, но одного или двух очков нам не хватило для достижения поставленной цели. У меня был краткосрочный контракт, и по его истечении я принял предложение «Видзева» из Лодзи.

– Где больше получали?

– Почти одно и то же. В Польше ставка у меня была пять тысяч долларов, а в Германии получал восемь тысяч марок. В Польше тоже долго играть не получилось, потому что начались задержки с зарплатой.

– Какие-то плоды дала вам немецко-польская командировка?

– Особо никаких. В игровом плане это был не лучший опыт.

– Анатолий Васильевич, скажите, в вашей жизни был момент, когда в мозгу впервые мелькнуло: «Вот она, слава»?

– Я был нормальным человеком, без звездных замашек, это обошло меня стороной.

– Самый неудачный день вашей карьеры?

– Когда получил серьезную травму в 1989-м. Выбила она меня из колеи на целый год (в матче против «Памира» сломал голеностоп. – В. П.).

– Можете сказать, что не запачканы ни в одном договорном матче?

– Могу. Вас это удивляет?

– А такое в принципе возможно?

– Конечно, возможно!

– В какой команде проще добиться успехов – той, где все друзья, или той, где все профессионалы, но не всегда с симпатией относящиеся друг к другу?

– Я думаю там, где профессионалы. Можно не дружить, но профессионально подходить к делу и добиваться результата. А если друзья – вы же отдаете отчет, что это дружба. Профессионал есть профессионал. В любой профессии. Вопрос мастерства на первом месте, конечно же.

– Из тех, кого встречали на футбольном поле, кто выглядел сильнее всех?

– Так это можно долго перечислять! В Советском Союзе мне сложно было противостоять тбилиссцу Владимиру Гуцаеву и Валерию Газзаеву, который защищал цвета московского «Динамо». По миру, конечно, сразу же на ум приходит Марадона. Против Марадоны интересно было играть. Он был больше атакующим полузащитником, чем нападающим. Отобрать мяч у него было невозможно, как приклеенный был. Высший пилотаж!

– Что вам тренеры прощали?

– Не знаю.

– Как вы относились к методам воспитания Лобановского?

– С послушанием (смеется)!

– Это же вам он произнес после одного из загулов ставшее нарицательным поучение: «Толик, я закрою глаза на это, если ты завтра сыграешь отменно».– Нет вопросов, как обычно слева в защите? – «Нет, слева в защите, полузащите и нападении!» – заключил Лобановский.

– Это было, кажется, перед игрой со Швейцарией. Вызывает он меня на ковер. Говорит: «Толик, как думаешь, где ты будешь сегодня играть»? Ну, я ему и ответил, мол, как обычно. На что слышу: «Нееет. Ты сегодня будешь играть левого защитника, левого полузащитника и левого нападающего. Понял»?

– Чем все закончилось?

– Вышел и сыграл (смеется). Вся бровка была за мной.

– Подобные методы в своей тренерской практике применяете?

– Разговоры один на один? Конечно, вызываю. Общаемся обо всем, вплоть до того, как чувствует себя футболист. Это нормальный процесс.

– Удовлетворит ли вас победа при ужасном качестве игры?

– Главное, чтобы это не вошло в систему! И когда я играл в «Динамо», случалось – на жилах вырывали победы. От игры, конечно, остается осадок, но итоговый результат сглаживает впечатления.

– Как вы относитесь к ТТД? Заостряете внимание на цифрах или вам важнее человеческий фактор?

– Для тренера это полезная информация. За всеми сразу на поле не уследишь, а показатель ТТД наглядно демонстрирует, кто и чем занимался, сколько выиграл борьбы, сделал обостряющих передач, ударов и так далее.

– Но это же скользкий критерий? Стоячий футболист может курить на поле, но раз в игру включиться и вот тебе результат...

– Я понимаю. Если это не разовая акция, то я продолжу его задействовать. Главное, чтобы это было эффективно. Пускай даже раз за игру. Но если он будет выстреливать раз в пять игр, то – извольте. Согласны?

– Ну это да! По тому, как проходят сборы, можно сделать прогноз на чемпионат?

– Да! Хорошая подготовка не проходит даром, уж поверьте. Вот сейчас Объединенный турнир – прекрасный подготовительный период для команд-участниц. Это сильные спарринги. И дополнительная возможность для молодежи. Сколько молодежи-то задействуют, а? Это же здорово! Они крепчают в таких играх. Здесь ответственности на них меньше ложится. Они могут чувствовать себя раскрепощенно, могут себя проявить.

– А какова ваша позиция по созданию Объединенного чемпионата?

– Это интересно, но будет тяжело воплотить в жизнь. Болельщики от этого, бесспорно, только выиграли бы. Вы представьте только афиши «Динамо» – «Спартак», «Металлист» – «Зенит», ЦСКА – «Шахтер»! Но здесь большая политика включается. Я не знаю, как можно всем угодить и всех удовлетворить.

– Считаете ли вы себя тем человеком, который дал путь в большой футбол Шовковскому, Ващуку и Федорову (работая в ЦСК ВСУ)?

– Не только мне эта заслуга принадлежит. Всему тренерскому штабу армейской команды.

– Помощником ассистента главного тренера «Динамо» вы проработали 13 лет – за это время сменилось шесть главных тренеров, клуб прошел путь от почти банкротства до полуфиналиста Лиги чемпионов. Скажите, пожалуйста, чем обладал Лобановский, чего не было у остальных?

– Лобановский – яркая и сильная личность! У него была просто сумасшедшая харизма. Все мы помним то «Динамо», которое играло в полуфинале Лиги чемпионов с «Баварией». Без Лобановского это не было бы возможным. Он был отличным тактиком, и его команда всегда обладала хорошей физической подготовкой. Для него была важна сплоченность коллектива. Эта была его психология.

– Самое стыдное поражение «Динамо» потерпело от швейцарского «Туна», не так ли?

– Считаю, да. Это было унизительно.

– Это фиаско стало роковым для Леонида Буряка, но позволило вам сесть в тренерское кресло. Признайтесь, страшновато было ступать на пост главного коуча «Динамо»?

– Конечно, я побаивался. Это был вызов, потому что степень ответственности, сами понимаете, какая. Но в то же время я знал всю динамовскую кухню от «а» до «я». Я был знаком с ребятами, они прекрасно меня знали. Наверное, по этой причине не слишком страшно было возглавлять «Динамо».

– Как бы вы охарактеризовали команду, которая вам досталась?

– Как вполне нормальную.

– Первый чемпионат с «Динамо» вы проиграли «Шахтеру», второй – уверенно выиграли (11 очков преимущества над горняками), не потерпев ни одного поражения в чемпионате. Только вот на международной арене произошел казус. Чем были обусловлены фиаско от «Стяуа», «Лиона» и «Реала»?

– Команды-то неплохие! Та же «Стяуа» подошла Лиге Чемпионов в недурной форме. Я не говорю уж о «Лионе». Там играла половина основы сборной Франции, разбавленная бразильцами Жуниньо и Фредом. Причина неудачного выступления, мне кажется, лежит в области психологии. Это моя недоработка.

– Знаете, одно дело попасть «Лиону» или «Реалу», но уступать «Стяуа» на «Республиканском» 1:4– непозволительно!

– Согласен. Но в футболе и не такое случается. «Стяуа» забила быстрый гол. После того как Ребров сравнял, румыны снова забили. Это надломило нас. В той встрече «Стяуа» качественно использовала свои моменты. Психологически было тяжело переломить ход поединка, когда соперник реализовывает все что может. Да и еще благодаря нашим грубейшим ошибкам.

– Интересно, по вашей инициативе в команде появились колумбийцы Отальваро и Морено? 

– Нет.

– А по чьей?

– Селекционной службы.

– Она же подвластна вам, по идее! Любопытно, кто из пришедших легионеров – сугубо «ваш»?

– Я давал указание селекционной службе по конкретным позициям. Они привозили игроков, мы их просматривали, после чего приходили к общему знаменателю.

– В отставку вы подали после стартового поражения группового этапа ЛЧ-2007/08 от «Ромы». Учитывая дальнейшее падение в бездну, можно сказать, вы отделались легким испугом и не стали главным виновником антирекорда «Динамо» за все времена?

– Я осознал, что нужно уходить. «Динамо» это бренд, это традиции, дух киевский. Его нужно было сохранить.

– Горан Гавранчич главной причиной низких результатов назвал отсутствие командного духа. Действительно ли настолько неважнецким был микроклимат в коллективе?

– Немножко было. Воду мутить начали легионеры, ставшие халатно относиться к делу. Тот же Ринкон мог приехать с десятидневным опозданием. Штрафы на него не действовали (а штрафы солидные! За тот прогул Диого впаяли сотку тысяч зеленых штрафа. – В. П.). Вы сами меня спрашивали о влиянии дружбы и профессионализма в футболе. Так вот это из той же области. Можно не дружить в команде, но выходить на поле и делать результат. Это и есть профессионализм. Понимаете, в чем дело? Мы потеряли контроль над легионерами. Их надо было ставить в состав, потому что другие были слабее. Но как было до Ринкона, что впереди квалификация Лиги чемпионов, а он приезжает на десять дней позже в расположение команды? Что это за профессионал?! Они громогласно провозглашали, что они профессионалы, но на деле не всегда придерживались этого.

– Давайте начистоту: кто по игровым критериям не соответствовал уровню «Динамо»? Я начну, а вы продолжите. Марьян Маркович, Майкл.

– Маркович – футболист неплохой. Где-то даже помогал. Его позиция в команде была плавающая в команде. Где-то он играл, где-то – нет. Я не хочу обижать его, говоря, что он, скажем, футболист не уровня «Динамо». По поводу Майкла. Он фрагментарный игрок. Вы вспомните, как он начал. Дубль сразу же положил («Арсеналу» в загадочном матче 2:2 – Селя на последней минуте сравнял счет ударом через себя.– Ред.). Смотрелся прекрасно. А потом... Не знаю, как будто подменили! Наверное, его как-то надо было раскрутить. Опять же, наверное, он психологически неустойчивым был. Думал, что у него пойдет так и дальше, а оказалось надо вкалывать прилично.

– Чуть раньше был схожий игрок в «Динамо» – Алессандро Мори. В Киеве почему-то он оказался ненужным, после чего в Бразилии выиграл все что мог, включая Копа Либертадорес, будучи при этом капитаном «Коринтианса».

– У него не пошло в «Динамо». Не его это команда была, понимаете. Есть такое понятие в футболе...

– А почему не тянул уровень «Динамо» Руслан Ротань, который сегодня является лидером «Днепра»?

– Ротань – хороший игрок. Я его уважаю как футболиста и как человека. Мне сложно сказать, в чем заключалась его проблема. Это его психология. Я рад, что он сумел заиграть в «Днепре»!

– А был безоговорочный лидер вашей команды? Кто-то пользовался беспрекословным авторитетом?

– А я знаю?! Много лидеров было (смеется)!

– Родольфо поведал, что у него не заладились отношения с вами. Что за проблемы?

– Во-первых, парень стабильно возвращался из отпуска с лишним весом. Приходилось часто его менять. Футболист-то он хороший. Но я не приемлю такого, чтобы футболист непрофессионально относился к делу. Футболист должен отрабатывать свой контракт, отдаваясь игре положенные 90 минут. Родольфо – не мог.

– Работа в киевском «Динамо» это большой стресс?

– Нелегко, скажу я вам! Задачи стоят перед командой самые что ни есть максимальные. Поблажек тебе никто не даст.

– После «Динамо» вы поработали в «Нефтчи» и «Насафе». Условия работы в Азербайджане и Узбекистане сопоставимы?

– Нет. В Узбекистане отличные были условия, а вот в Азербайджане сложилось впечатление, что я попал в прошлое. База убитая, поля для подготовки не очень и так далее.

– «Насаф» вы подняли до небывалого для клуба уровня, апофеозом чего стал триумф в Кубке АФК (аналог азиатской Лиги Европы). Было сложно поднять клуб к таким вершинам?

– Знаете, когда я пришел, футболисты в «Насафе» были какие-то зажатые. Где-то они не верили в свои силы. Я раскрепостил их. Я поверил в них, а они в свою очередь в меня. Эта была отдача с обеих сторон. Технически они были неплохо подкованы. Мне пришлось только организовать процесс и немного подтянуть физические кондиции.

– В «Насафе» блистал уроженец Харькова и воспитанник «Саутгемптона» латыш Андрей Переплеткин. В свое время ему пророчили большое будущее, но он не перерос уровень даже «Сконто». Интересно, Переплеткин соответствует уровню украинской Премьер-лиги?

– Конечно!

– Почему тогда вы его в «Волынь» не пригласили?

– Он был на хорошем контракте в «Насафе».

– Почему после успешной работы в «Насафе» вы приняли предложение «Волыни»? Вы говорили, что в Украину возвращаетесь по семейным причинам. Можно поподробнее?

– Я соскучился за Украиной. Мне поступило хорошее предложение. Ко всему сказали, что задачи «Волыни» уже не ограничиваются простым участием. Цель – попадание в Лигу Европы! Конечно, это меня подкупило. Мы неплохо шли в прошлом чемпионате, находились вблизи зоны ЛЕ, но потом начались финансовые проблемы. Зимой задачи эти были сняты. Я просил купить точечно двух-трех футболистов, но мне сообщили, что на новые приобретения денег нет. Дальше уже пошли невыплаты зарплат и так далее.

– В финансовом плане условия «Насафа» были лучше контракта «Волыни»?

– Сопоставимы.

– Летне-осеннюю часть прошедшего сезона «Волынь» завершила на седьмом месте. Вы говорили, что основная заслуга принадлежит легионерам – Биквалфи, Суботичу, Заневу. Правильно ли утверждать, что украинский футбол находится как бы в наркотической зависимости от легионеров?

– В корне неверно так утверждать. В Украине немало хороших футболистов! Считаю, должно быть оптимальное соотношение иностранцев и украинцев. Не должно быть перевеса в одну либо другую сторону. А по поводу Бикфалви скажу, что это футболист очень высокого уровня. Он может играть в ведущих командах.

– Как-то вы сказали, что Симинин тянет на уровень сборной Украины. Не погорячились?

– Я сказал, что он кандидат. Я хотел, чтобы его проверили в сборной. Он боец до мозга костей. Хороший правый защитник!

– Не назовете причину того, почему при вас резко прекратилось финансирование «Волыни», а после вашего ухода – возобновилось?

– Этого я не знаю.

– Может, какие-то претензии вам выставляло руководство «Волыни»?

– Нет.

– С Кварцяным вас что-то связывает или вы не знакомы?

 Мы тренерские курсы вместе заканчивали. Никаких трений. Напротив, мы в нормальных отношениях.

– В Украине сложно работать тренером? Много советчиков извне?

– Как сказать. В «Волыни» в мою работу никто не вмешивался. Просто в один день прекратилось финансирование. Вот вам и все проблемы!

– Как вам кажется, в киевское «Динамо» вы еще вернетесь?

– Это жизнь. Я не знаю. Я слежу за киевским «Динамо» и, конечно, очень переживаю за них. Понятно, что эта команда для меня не чужая.

– Каким был самый безрассудный поступок в вашей жизни?

– Я не был бесшабашным. Ничего неземного не чудил.

– Что способно вас расположить к человеку, а что, наоборот, раз и навсегда закроет для кого-то вашу дверь?

– В первую очередь, человек должен быть порядочным. Чего я не приемлю, так это обмана. Иногда в жизни сталкиваться доводилось с таким. После этого человек переставал для меня существовать.

– Вы богаты на друзей?

– Да. У меня много друзей. Не только в футбольном окружении. Среди политиков таких немало.

– Фамилии назовете?

– Нет, пускай они останутся инкогнито.

– Взаймы часто давали?

– Да. Вот только возвращали не всегда.

– Назовите известного человека, с которым хотели бы познакомиться?

– С Капелло. Да много с кем. С Моуриньо тем же или Гвардьолой.

– Кто-то коллекционирует футболки, кто-то – девушек, кто-то – журналы «Футбол». Что вы?

– А я – тарелки. Это память о тех городах и странах, где я побывал. Я вообще любитель всяких путешествий.

– Есть любимое место на Земле?

– Да, Эмираты!

– Как-то вы сказали, что ваш любимый фильм «Однажды в Америке». Интересно, а вы-то сами бывали в США?

– Да. Раза три-четыре.

– Второй вашей страстью являются горы. Вы как заболели горными лыжами в Андорре, так и по сей день катаетесь. Какие горы облюбовали в последнее время?

– Карпаты. Я люблю кататься в Буковеле. Этой зимой был на Новый Год. Но если честно, я только в Андорре и Украине катался. Нет времени. Надо же и на море ездить с семьей.

– Сноуборд приручили?

– Нет. Боюсь!

– На хоккей выбираетесь?

– Нечасто. Последний раз давно был. В Луцке ходил на местную команду.

– Грустно смотреть, во что превратился «Сокол»?

– Очень. У меня же была масса друзей среди хоккеистов «Сокола». Юрий Шундров, Николай Ладыгин. Была одна-единственная команда в Украине – и так ее загубить. 

– Успехам «Донбасса» радуетесь?

– Да, конечно. Смотрю по ТВ их матчи. Неплохо они выступили в этом сезоне. Нескольких очков не хватило, чтоб выйти в плей-офф. Ничего, они на большее за-махнулись. Вон Федотенко пригласили.

– Самая крупная сумма, проигранная в пари?

– Я не азартен. 

– Вы трепетно относитесь к чтению. Была книга, всерьез изменившая ваше мировоззрение?

– Нет.

– Вы выжили бы на необитаемом острове?

– Интересный вопрос. Может, и выжил бы.

– Какие три вещи взяли бы с собой?

– А мне бы одного топора хватило (смеется)!

– Что будет с футболом лет эдак через двадцать?

– Футбол, как и жизнь, летит вперед. Думаю, футбол станет еще жестче и быстрее. Но уже и так скорости практически максимальные!

Журнал «Футбол», текстовое оформление  "Прессинг"

Добавить комментарий
от имени